Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

For Siberia with love… (зарисовка)

Мингалёв Евгений 

FOR SIBERIA WITH LOVE

 

Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже…

                                                          И. Б.

«Шёл я как-то с Александром Романцовым по набережной Оби, и тогда же он прочитал своё новое стихотворение. Потом долго рассказывал о причинах, побудивших его, вдохновивших людях, ситуациях, помогших ему…»

Тупое начало для дурацкой книги, которая никогда не будет написана. И причин для этого предостаточно. Я про эти причины ниже попытаюсь рассказать, но сначала  приведу одну аналогию, которая совсем недавно мне привиделась, и от которой я никуда не могу деться теперь.

В конце декабря мне довелось или представилась возможность (ненужное зачеркнуть) побывать на околожурнальном литературном вечере в городе, который никак не дает мне прописку. Не суть важно, что это за журнал и что за город. Если считать, что любой опыт полезен – то это как раз про тот вечер. Опишу.

Проходило событие в одном из клубов. Имеется в виду не клуб по интересам (шахматы, вязание, плетение и пр.), а обычный сейчас клуб. Постепенно собирались разные люди, но вместе с ними  появлялось ощущение того, что они перешли из одного места в другое, просто некоторые задержались по дороге. Практически все были знакомы, и поэтому новые люди (в данном случае я со своей спутницей) привлекали внимание. Это я понял потом. Но, к счастью, мои борода и вязаный свитер стали своеобразной маскировкой. Мы прошли. Обычная для этих мест часовая задержка совсем не удивила, скорее наоборот – порадовала, так как дала возможность немного согреться. А потом всё как всегда. Читали стихи. Идея была интересная. Выбранные ранее известные в широких узких кругах поэты должны были читать стихи таких же известных в широких узких кругах собратьев. Вытягивали подборки случайным образом. Такое своеобразное остранение: чужой текст прочитать по-новому, по-другому, чтобы он «зазвучал». Так в идеале. На деле получилось обычное для литературных чтений бормотание.

Но я не буду много рассказывать про чтение. На это уйдет слишком много времени. Скажу только, что стихи интересные были, только не всеми они оказались услышаны. Мне важнее другое. Я смотрел на абсолютно чужих людей, видел которых впервые, но узнавал очень многих. Вот девочка в странном платье не слазит со сцены и стремится загородить читающих, она выступает в роли помощницы, но помощь её больше похожа на роль актера, которому слишком много заплатили, а он теперь стремится отработать. Вот бегает от сцены к зрителям юноша, который, видимо, один из организаторов, и, скорее всего, тоже пишет и очень хочет почитать своё. Где-то в уголке как бы спит юноша, который проснется, только когда его пригласят выступить. Недалеко от сцены сидит  компания, для которой удачность вечера прямо пропорциональна количеству выпитого за этот короткий промежуток времени. Вот сидит патриарх. Он никакого участия не принимает, но сразу понятно, кто за всем этим стоит и к кому нужно подходить знакомиться, если ты хочешь стать известным в широких узких литературных кругах.

Ощущение, что попал в параллельное измерение, – это очень странное ощущение. И поймет это только тот, кто испытывал что-то подобное. Опыт состоялся. С чем я себя и поздравляю. А вас поздравляю, если  что-то покажется щемяще знакомым. Значит недалеко от вас,  где-то на соседних рядах, сидел я. И, может быть, в тот же вечер  вслед за вами читал что-то своё. Только в другом измерении.

 Попадание в Зазеркалье дает право на разговор об обоих мирах, ведь увидел я их одновременно. Итак, Повествование с элементами Описания  закончилось, теперь следует часть Рассуждение.

 

Длинный постскриптум, или короткое рассуждение.

О современной поэзии и не менее современных поэтах сложно говорить. Сложно потому, что спорить не с кем. Нельзя сказать: «нет, вы неправильно поняли – они пишут хорошо» или наоборот. Приходится с чистого листа.

 А иногда ещё и появляется ощущение, что рассказывать некому. Человека постороннего, который не находясь в «тусовке», не пытаясь писать что-то сам, который интересуется  современной литературной жизнью по факту – его не видно. Значит писать сейчас буду с фамилиями и про тех (и для тех), кто может узнать и понять. Если кого-то не назову, это значит, что я этого товарища либо читал слишком мало, либо мне его творчество совсем не нравится. Мне вот, к слову сказать,  не нравится, что в магазине, который находится ближе всего к дому, неприятно пахнет, когда в него только заходишь. Но ведь ближе этого магазина ничего нет, поэтому приходится покупать там. А тех, кого я знаю и про кого хочу сказать – их более чем достаточно, и есть из кого выбрать.

Всех, кто пишет, кому от 18 до 26-28 лет, кто живет (или находится в данный момент) в Барнауле, сложно собрать в какую-то одну группу и назвать направлением. Одно время это можно было сделать механически – по принадлежности к какому-либо  ЛИТО, но в последнее время попытка собрать людей по такому принципу обречена на провал. Скорее непринадлежность ни к никакой литстудии становится интегральным признаком. Интегрирую: А.Романцов, Д.Мухачёв, Т.Журавлева, В.Сыроежкин, А.Малыгина, А.Вайс, Е.Гешелина, иногда приписывают ещё некоего Юрия Мингалёва (мистификация В.Н.Т.), но я его «не читал-не знаю». Как вы уже заметили (если заметили), все эти авторы в большей или меньшей степени связаны с «Ликбезом», в котором заметка про В.Сыроежкина станет первой в попытке описать современный литературный процесс, иначе – широкий узкий поэтический круг Барнаула. Прочитанная вами сейчас (надеюсь, вы читаете эти слова) станет второй и выступит своеобразным обоснованием для развития этой темы в следующих номерах  Ликбеза. А где же ещё? Улыбаюсь.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.