Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 65 (январь 2010)» Проза» Чёрный, чёрный альпинист (рассказ)

Чёрный, чёрный альпинист (рассказ)

Цуркан Валерий 

ЧЁРНЫЙ, ЧЁРНЫЙ АЛЬПИНИСТ

 

Костёр разгорался. Синеватые язычки пламени рассеивали вязкую тьму, освещая небольшой пятачок перед палаткой. Над огнём вился рой светлячков-искорок, стоило пошебуршить палкой в золе и они взметались и начинали плавно кружить в тёмном воздухе подобно ночным бабочкам. Воздух был сух и прохладен, как всегда бывает ночью в горах. Снизу по склону пел ручеёк, выводя мелодичные рулады, перекатывая волны с камня на камень.

Четверо сидели вокруг костра, в каждой руке по стакану с благородной жидкостью, согревающей сердца. Огонь отражался в их глазах, будто в темноте горели восемь фонариков. Лица их были красными, но не от водки, это отблески костра играли на них.

– Давно так не отдыхали! – сказал Вадим, чья крепкая фигура возвышалась над остальными.

Его широкие плечи и мощная грудь говорили о том, что он был профессиональным пловцом. Недавно Вадим вернулся с межзонального соревнования с бронзовым кубком и решил собрать вместе старых товарищей, с которыми когда-то частенько совершал недельные прогулки по горным склонам.

– Почаще бы! – ответил Веня с характерным акцентом, ему бы ещё пейсы, был бы вылитый равви. – Раньше-то каждое лето отрывались.

– Неплохо бы! – вздохнул Генка. – Я отпуск на две недели полмесяца клянчил!

Череп на его бандане ухмылялся, глядя на всех чёрными дырами пустых глазниц. На футболке под расстегнутой осенней курткой белела надпись – "Кобейну до моей депрессии – как до Берлина раком". Хотя откуда бы взяться Генкиной депрессии при его животном оптимизме? По нему было заметно, что весь этот курткобейновский депрессняк – не больше прикола, с которыми он и шагает по жизни, особо не задумываясь о том, что будет завтра и что было вчера. На самом деле у него никогда не бывало плохого настроения, но музыку он почему-то слушал именно такую – мрачную, убийственно мрачную музыку, создатели которой обычно либо вешаются, либо стреляются.

– Хорошо тебе! – отозвался Игорь. – Работа, отпуск. А меня сократили и пока никакой работы. Кризис, блин!

Внешне Игорь ничем не выделялся – стильно не одевался, размахом плеч похвастаться не мог, да и внутренне тоже – эрудицией особо не блистал. Единственным его хобби было коллекционирование старых монет. Правда, он не знал, что это называется нумизматикой, и не мог объяснить, для чего ему были нужны эти круглые и плоские бляшки. Это пристрастие ему привил дед, подаривший когда-то целый альбом монет, из которых его особо впечатлила одна медяшка с надписью "полкопейки".

– Учиться надо было! – заметил Генка. – И работал бы сейчас каким-нибудь менеджером, а не лопатой махал. Веник вона, уже почти прокурор, бери с него пример.

– Это мой папа должен был с его папы пример брать и воткнуть меня на престижный юрфак.

Веник пожал плечами и промолчал. Вдоль ущелья потянул свежий ветер, зашумела листва, едва не перекрыв журчание ручья.

– Давайте за встречу? – предложил Вадим.

Выпили за встречу, за дружбу, за старых друзей, за удачу и слегка захмелели. На чистом горном воздухе хмель приходит несколько позже, чем в прокуренных, закупоренных кухнях городских квартир. Надираться до чёртиков в горах им ещё не приходилось. Да и нельзя этого делать – горы такого не прощают.

Силуэт горной гряды темнел на фоне звёздного неба как аппликация, словно кто-то наклеил кусок чёрной бумаги с рваными краями на испещренную белыми, жёлтыми и голубыми точками подложку. Вадима потянуло на воспоминания. Вид звёздного неба всегда подталкивает к воспоминаниям или философским, а чаще псевдофилософским рассуждениям.

– Я с детства в горах все летние каникулы проводил, – сказал он, закурив от уголька. – Почти во всех лагерях побывал. Вот так же перед костром усядемся, и давай страшилки травить! А сколько разных историй знали!

– Ага! – согласился Генка. – Мне эти вечера больше всего нравились. Запугаем друг дружку до полусмерти,  потом даже пописать страшно сходить! Парами ходили.

– Эх, а я только в пришкольном лагере был, – сказал Игорь. – Такая скукотища!

– Я по лагерям тоже не часто разъезжал, – сказал Генка. – Раза три был. Меня в основном к деду отправляли. Но в горах отдыхать было здорово!

Вадим допил остатки водки и когда Игорь взялся за бутылку, жестом остановил его.

– Самой популярной страшилкой у нас была про Чёрного Альпиниста. Никто не слышал? – спросил Вадим. – По чёрным-чёрным склонам бродит чёрный-чёрный Альпинист.

Веник кивнул и хлопнул свою порцию.

– Жуткая история. Не детская, – на выдохе сказал он.

– Но рассказывают её именно дети! – Вадим разворошил костёр и подкинул веток. Огонь принял жертву, запылав сильней. Сухие дрова затрещали, будто поддерживая разговор, ворох искр разлетелся красными бабочками.

– А я ничего подобного не слышал, – сказал Игорь.

–Потому что в пионерлагерях не бывал, – заметил Генка.

– Расскажешь? – Игорь повернулся к Вене.

– Вадя начал, пусть и рассказывает. Мне эта история никогда не нравилась. Я её всегда побаивался.

Вадим уловил, как дрогнул голос Веника, но не придал этому особого значения. Он, оторвал от костра пристальный взгляд и поднял глаза. В них играли отблески огня, придавая им зловещее выражение. Обстановка была как раз для подобных рассказов. Мрак сгустился настолько, что отойди на десяток метров от костра, и потеряешься в ночи. Ветер, тянувший вниз с горной гряды, притих, и теперь слабо покачивал ветви молодых дубков, рождая чуть слышный шепот листвы. Внизу, в трёх минутах ходьбы журчал сай, быстрый горный ручеёк, который можно перейти вброд в любом месте. Он пел свою нескончаемую песню, жур-жур-жур. Где-то ухал филин, проснувшийся когда солнце, свалившись за хребет, уступило место ночи. Вдалеке плакали дети, это выли шакалы тонкими голосами.

– Я тогда в шестой класс перешёл, – начал Вадим, отсев чуть дальше от костра. – Меня на две смены отправили в лагерь, "Орлёнок". Кстати,  он рядом, километров двадцать отсюда, если по серпантину, за перевалом.

– Я в нём тоже однажды был, – сказал Генка.

– Не перебивай!  – Вадим махнул на товарища рукой. – Каждый вечер мы, несколько пацанов и одна девчонка, собирались в беседке в дальнем углу территории. Я рассказывал им всякие страшные истории, одной из них был рассказ о Чёрном Альпинисте. Пугать я умел,  делал это с удовольствием.

– Ты про Альпиниста давай, – перебил его Игорь. – Он в мемуары ударился!

– Будет тебе Альпинист! – Вадим взял пустой стакан и протянул его Генке. – Налей-ка мне ещё! А то, как вспомнил, аж самому страшно стало!

Он начал играть свою старую роль, которая ему всегда неплохо удавалась. Выпив, продолжил рассказывать.

– Однажды, когда я рассказал им эту жуткую историю, Альпинист вошёл на территорию лагеря и увёл с собой двух детей. Никто не видел, как это произошло, но я знал, что это мог быть только Альпинист. Тем вечером именно эти двое испугались моего рассказа особенно сильно. Один мальчик заплакал, а второй даже обмочился. Мы над ними смеялись, издевались, а после разошлись по коттеджам. Утром оказалось, что их нет в постелях. А нашли их только к обеду, в километре от лагеря. Они забрались на скалу и бросились вниз. Кто-то говорил, что они заблудились и просто сорвались, но я один знаю, что именно произошло и кто виновен в их смерти. Виновных двое – Альпинист и я, запугавший детей своим рассказом.

Вадим замолчал, и никто не стал нарушать этой тишины. Лишь продолжали где-то вдалеке смеяться шакалы как свихнувшиеся дети. Филин изредка ухал, будто пытался угомонить их, но они его не слушались. Тихо пел – жур-жур-жур – ручеёк, которому не было дела до этих страшилок. Выдержав паузу, за время которой, по идее, должна сгуститься тревога в душах слушателей, Вадим продолжил.

– А теперь я расскажу о самом Альпинисте. Это старая история. Как часто бывает, все эти истории, все эти страшные рассказы растут на почве реальных событий. Конечно, чаще всего их приукрашивают, добавляют фактов, мистифицируют, удобряют новыми ужасными сценами,  чтобы было интересней, и жути добавляют для полного драйва. Но случай с Альпинистом – особый. Здесь ничего не приукрашивали, рассказ поведан одним человеком, который был знаком с Альпинистом до того, как тот стал Чёрным. Говорят, что этот мужик до сих пор живёт в психушке, встреча с Чёрным Альпинистом повернула в его голове все шестерёнки. В этой истории всё, как говорится, на своём месте и сюжет, и завязка, вот только развязки не было, и с каждым новым появлением Альпиниста, к рассказу добавляется ещё одна глава.

Вадим перевёл дух и выпил ещё одну стопку, предусмотрительно налитую Игорем.

– Где-то в этих местах – продолжил он и обвёл рукой окрестности – совершала восхождение группа альпинистов. Что уж там произошло, я не знаю, один из них погиб. Говорят, что он сорвался со скалы, но, может быть, его кто-то столкнул. Всякое бывает. Я так же слышал, что двое из этой группы любили одну женщину, чем не причина? Его тела так и не нашли. А спустя год в том же ущелье разбился ещё один человек и это был участник той самой группы. Тогда же, месяцем позже, произошли ещё два случая. Жертвами оказались, угадайте кто? Правильно, остальные знакомцы погибшего. Один из них остался в живых, он-то и поведал людям эту историю. Он сказал, что Чёрный Альпинист приходит к тем, кто его боится. Это и есть тот самый псих, о котором я уже говорил. Он тронулся умом и никогда больше не ходил в горы.

– Это всё? –  с кислой усмешкой спросил Игорь.

– Далеко не всё. Дух Альпиниста продолжает бродить по горам, не в силах успокоиться и ищет новые жертвы. Обычно всё начинается с рассказа, примерно, как и сейчас. Когда кто-то из  слушателей испытывает страх, он встречается с Альпинистом. Если человек находится не один, Альпинист навряд ли  к нему подойдёт, но стоит отстать от группы, то он появится рядом. Страх растёт, призрак становится более реальным. Действует он по разному, чаще всего увлекает видениями, подводит к обрыву и сбрасывает вниз.  Хотя может и физически расправиться – он с альпенштоком бродит.

– Ладно, хватит об этом! – остановил его Веня. – Давай о чём-нибудь другом.

"Мой клиент!" – подумал Вадим, почувствовав в его голосе зарождающийся страх. Его это немало удивило, ведь не ребёнок, а – здрасьте! – испугался! Вадим решил бить до конца.

– Тихо! – шёпотом сказал он и прислушался к горам. – Вы слышали?

– Шорох какой-то, – так же тихо ответил Веня, в глазах его засела тревога.

Сработало! Вадим мысленно пожал свою руку. Веник попался на удочку, осталось ещё немного подыграть. Повертев головой, Вадим шикнул на Веника.

– Ты слышал? – спросил он. – Если кто-то из вас почувствовал страх, то скоро Альпинист появится рядом. Ух, как мы боялись его в лагере!

Вадим соврал, он прекрасно знал, что Чёрный Альпинист – это всего лишь сказка. Все это знали, а всё равно боялись. Все, кроме Вадима.

– Говорю же – хватит! – сказал Веня. – Не люблю я этой истории!

– Я тоже не люблю, – ответил Вадим. – Но это не значит, что Альпинист не существует!

– В том-то и дело, что это не миф! – Веник посмотрел на Вадима сквозь языки пламени. – Я его однажды видел. Так же сидели у костра и травили байки. Один мальчик, он был на год младше меня, видимо, испугался. Ты ведь говоришь, что Альпинист приходит к тем, кто боится? Так вот, когда мы возвращались в коттедж, этот мальчик от нас отстал. Его так и не нашли.

– Альпинист увёл? – с издёвкой спросил Игорь.

Веня скривил лицо и ответил.

– Я видел, как между деревьев несколько раз мелькнуло что-то тёмное. А когда мы всем отрядом стали его искать, я уже и сам был порядком напуган. Это и стало причиной того, что Альпинист пришёл и ко мне тоже. Он был очень высоким, стоял, опершись  на огромный альпеншток, и держал за руку мальчика. Увидев их, я закричал, и в этот момент рядом со мной оказался вожатый. Альпинист посмотрел на меня и сказал: "Мы ещё увидимся!" Я хлопнулся в обморок а, придя в себя, узнал, что мальчишку так и не нашли. Более того, вожатый, что стоял рядом со мной, не видел ни ребёнка, ни Альпиниста, хотя они были близко от нас. Меня потом полгода к психиатру водили, но я и сейчас уверен, что это были не глюки. Боятся этих рассказов все, но только когда человек испугается по-настоящему, страх становится реальностью. Может быть, этого Альпиниста и нет на самом деле, но мы его материализуем своими страхами.

– А что же ты раньше не рассказывал? – спросил его Генка.

– Чтобы вы решили, что у меня с головой не в порядке?

– Тогда зачем сейчас рассказываешь?

– А потому что мне стало страшно! Он уже где-то рядом, я чувствую!

Вадим ничего не понимал. То ли Веник решил его поддержать и попугать ребят, то ли он и вправду рехнулся. Или… или он действительно видел Альпиниста! В груди родилось противное чувство. Тревога, которая в любой момент может обернуться животным страхом. Он поднял голову – низко над хребтом плавала полная луна. И вдруг увидел, что на её фоне появилась фигура, тёмный силуэт человека, который, спускаясь с вершины, остановился передохнуть. Он опёрся на длинную палку, которая вполне могла быть альпенштоком. Вадим вскочил и показав рукой на луну, воскликнул:

– Смотрите!

Но в этот момент Чёрный Альпинист, держа альпеншток как посох, шагнул в темноту.

– Что там? – спросил Генка.

– Ничего, наверно показалось.

Но Вадим был твёрдо уверен, что он не ошибся.

– Зря ты это затеял! – сказал Веник. – Не к добру это! Второй раз мне от него не уйти!

– Да ладно, давайте лучше водку допьём и баиньки! – Игорь звякнул стаканами.

– Теперь уже поздно, – отозвался Веня. – Мы призвали его своим страхом! Ведь ты сейчас Альпиниста видел? – спросил он Вадима.

Тот молча кивнул головой.

– Он чувствует страх, ты его испугался, потому и увидел. А когда твой страх станет паническим, он за тобой придёт.

– Мужики, ну что за чушь! – Игорь нервно рассмеялся. – Попугали друг друга и хватит! Что вы как малые дети?

– Мне что-то тоже не по душе стало, – признался Генка. – Ну вас к чёрту! Пойду, отолью!

Он поднялся и ушёл вниз, к ручью.

– В речку не писай! –  хохотнув, крикнул вдогонку Игорь. – Мы из неё пьём!

Генка не отозвался. Луна поднялась выше, рассеяв тьму. В её серебряном свете деревья казались сказочными воинами, одетыми в кольчугу листвы. Недалёкие скалы заблестели кварцем.

– Серьёзно,  хватит об этом! – Игорь открыл новую бутылку и разлил по стаканам.

– Он не вернётся, – тихим, осевшим голосом сказал Веня, взявшись за стакан обеими руками. – Стоит ему испугаться и ему конец.

– Да хватит! – выкрикнул Игорь. – Мне уже не интересно!

Вадим молчал, изредка поглядывая на луну, будто боясь снова увидеть там силуэт Альпиниста. Луна усмехалась кривой рожицей.

Прошло минут десять, а Генка не возвращался.

– Чёрт, я же говорил! – с отчаянием сказал Веник. –  Надо пойти, посмотреть. Вдвоём нужно, тогда он нас не тронет. Он только по одиночке убивает.

– Совсем у тебя башню снесло! – Игорь поднялся на ноги. – Пойдём!

– А мне одному оставаться что ли? – спросил Вадим, и взяв в руки топорик, которым они рубили дрова, добавил. – Я с вами.

Они спустились, но у ручья никого не было.

– Генка, – тихо позвал Игорь и, не услышав ответа, повторил громче. – Генка! Это не смешно! Выходи, не надо нас разыгрывать!

Полная луна серебрила качающиеся ветви деревьев и набегающие на пороги волны ручья. Генка не откликнулся.

– Блин, ну я же говорил! – со стоном сказал Веня. – Дурацкая затея, зачем нужно было рассказывать эту долбанную историю?

– Успокоишься ты или нет? – раздражённо спросил Игорь.

– Сейчас мы все успокоимся! – ответил Веня.

– Мне это определённо не нравится! – дрогнувшим голосом сказал Вадим, перехватив топорик поудобней.

Вдруг из кустов послышался протяжный вой. Ветки раздвинулись и все увидели высокую тёмную фигуру с ухмыляющимся черепом. Кто-то, покачиваясь, выставив перед собой длинные узловатые и худые руки, с подвыванием шагал в их сторону. Веник, дико заорав, ничком упал на камни и затих. Вадим, споткнувшись, повалился сверху, отполз и затаился в высокой траве под деревом. Ужас, какого он никогда в жизни не испытывал, сковал всё его тело, он даже закричать не смог, а просто засипел как закипающий чайник. Веник резко оборвал крик, перестал шипеть и Вадим, всех окутала жуткая тишина, которая не могла тянуться слишком долго.

– Ну ты и придурок! – услышал Вадим голос Игоря и, открыв глаза, приподнял голову.

В серебряном свете луны он увидел, что Игорь стоял рядом с Чёрным Альпинистом, который оказался никаким не монстром, а потерявшимся Генкой. То, что Вадим принял за костлявые руки призрака, было двумя корявыми ветками, которыми Генка и размахивал. А то, что показалось ему черепом, черепом и было, нарисованным на бандане.

– Ха! Испугались? – Генка рассмеялся, довольный удачным розыгрышем.

– Дебил! – воскликнул Вадим, поднимаясь на ноги. – За такие шутки я с удовольствием набью твою пролетарскую морду!

Он отряхнулся и собрался, было, исполнить своё обещание, но передумал, лишь слегка тыкнув Генку кулаком в плечо.

– Веня, вставай, этот урод нас разыграл! – сказал Игорь. – Эй, Вениамин, сын Моисея, поднимайся! Господин Почти Прокурор, хватит валяться, это был розыгрыш!

Обернувшись к Генке, он добавил.

– Да, напугал ты Веника. Он тебе точно дело пришьёт!

Веник продолжал лежать, в тени кустов его не было видно, только тёмное пятно. Вадим склонился над ним, потормошил раз, другой. Куртка была мокрая, Веня будто вспотел от страха. Вадим поднёс ладонь к лицу. Это был не пот, он не бывает таким липким и тёмным, и имеет совсем другой запах.

– Бля, кровь! – озадаченно сказал Вадим и вдруг увидел, что из Вениной спины торчит длинная палка. Это был альпеншток.

– Веник! – закричал Вадим, ухватившись за древко. – Его убили!

– Вы что, все тут свихнулись? – спросил Генка и подошёл к лежавшему на камнях телу. – Чёрт! Кто из вас это сделал?

– Тебе ещё раз объяснить, или сам поймёшь? – истерично крикнул Вадим. – Бегом назад! К костру! Он сейчас за нас возьмётся!

Оставив мёртвое тело товарища, покрепче сжав топор, он побежал наверх. От страха в голове его стоял тяжёлый туман, всё происходило как во сне. У костра, лихорадочно подбросив в него несколько веток, он обхватил топор обеими руками и стал озираться по сторонам, надеясь, что Альпинист не застанет его врасплох.

Игорь и Генка приволокли мёртвое тело, положили перед входом в палатку. Веник выглядел как живой, глаза его были открытыми, будто он просто прилёг отдохнуть. Но разлившаяся под ним тёмная лужа говорила о том, что ему уже не до отдыха.

– Эй, придурок, отдай топор! – сказал Игорь. – Одного трупа нам хватит!

Он подошёл, выхватил топор из рук Вадима, сел с той стороны костра и положил его на колени.

– Что ж ты наделал, дебил! – крикнул Генка. – Вязать его надо, пока и нас не порешил! Скажи, что это была случайность, что ты просто упал на него с топором в руках, и я поверю. Но если ты ещё раз скажешь про Альпиниста…

– Это не я, это Альпинист! Я видел альпеншток…

Генка, подбежав к Вадиму, наотмашь ударил его в лицо, а когда тот упал, несколько раз с силой пнул в бок. В глазах Вадима потемнело и он потерял ощущение реальности. Он провалился в беспамятство, и долго ли провалялся в небытие, сказать не мог. В том месте, где он оказался, никого не было, но откуда-то слышался голос Веника, рассказывающего жуткую историю. "По чёрным-чёрным склонам гор бродит чёрный-чёрный Альпинист с чёрной-чёрной душой".

Придя в себя, Вадим понял, что лежит у костра со связанными руками. Игорь сидел рядом с трупом, схватившись за голову, а Генка стоял у палатки и нервно курил.

– Вы с ума сошли? – простонал Вадим. – На фиг вы меня связали?

– Молчи, псих! – закричал Генка и, подбежав к нему, несколько раз ударил его носком ботинка по голове. – Ты убил его! Ты! Больше некому!

Кровь стекая с разбитого виска, капала на камни.

– Я? Я не убивал! Это Альпинист! Я видел альпеншток, он торчал из венькиной спины.

– Вот этот? – Игорь поднял топор с окровавленным лезвием. – Он и торчал из его спины. Ты ж сам его всадил, сам же и выдернул.

– Я? Игорь, я.. это… это не я сделал!

Внезапно стало тихо, очень тихо, в горах не бывает такой тишины. Замолчал филин, стихло журчание ручья, перестала шуметь листва. В этой тишине явственно послышались чьи-то тяжёлые шаги. В голове Вадима прозвучал голос Веника. "По чёрным-чёрным склонам гор бродит чёрный-чёрный Альпинист с чёрной-чёрной душой".

– Он идёт! – заорал Вадим, пытаясь освободить руки. – Развяжите меня!

– Ага, и топор тебе в руки дать! – со злостью сказал Генка.

– Вы не верите мне? Неужели вы не слышите его шагов?

– У тебя не все дома, – Генка выкинул недокуренную сигарету и тут же раскурил новую. – Ты раньше за собой ничего такого не замечал?

Его бандана съехала на бок, череп съёжился, перекосился. Сейчас Генка не был похож на того оптимиста, каким всегда выглядел.

Треск сухих веток под ногами Альпиниста слышался всё ближе и ближе. И вдруг Вадим его увидел. Высокий, метра два ростом, он вышел из-за деревьев и не спеша подходил к палатке. Альпеншток лежал на плече как копьё охотника.

– Игорь! Игорь! Обернись! – бесновался Вадим, но его не слушали.

– Хватит дурачить нас, маньяк-самоучка! – сказал Игорь. – Я уже сполна наслушался твоих сказок!

Альпинист снял альпеншток с плеча и, замедлив шаг, остановился за его спиной.

Вадим снова истошно заорал, но было поздно. Острый наконечник с хрустом вонзился в позвоночник. Игорь даже не вскрикнул, он широко распахнул глаза, упал лицом в огонь, и волосы его с тихим треском вспыхнули. Копьё, торчавшее из спины, как маятник покачивалось в разные стороны. Альпинист выдернул своё оружие и повернулся к Генке. Тот его фатально не замечал. Вадим орал, не переставая, но Генка его будто не слышал. Они словно находились в разных мирах. В том мире всё было по-другому, там не было Альпиниста с его альпенштоком, с металлического наконечника которого капала кровь, кровь Веника и Игоря. В том мире было место лишь маньяку, зарубившему топором своих товарищей.

Нужно было освободиться. Вадим повернулся спиной к костру и сунул в огонь связанные руки. Кожу сразу обожгло. Перетерпев дикую боль, Вадим дождался, пока верёвка разгорится и смог, наконец, перетереть её об острый край камня. Кожу покрывали волдыри, манжеты рукавов тлели и дымили. Вадим вскочил и подбежал к Игорю, отпихнул его от костра, машинально отметив, что волосы на его голове полностью сгорели. Схватив топор, он повернулся к Альпинисту.

– Не подходи! – закричал он.

Генка продолжал стоять на месте как замороженный. Вадиму даже показалось, что время остановилось. Но если оно и остановилось, то только для Генки. Альпинист, широко размахнулся и проколол его насквозь, как барана на вертел насадил. Постоял несколько секунд, затем отпустил древко, и Генка стал медленно оседать. Когда он упал рядом с убитым Веником, Альпинист улыбнулся.

– Все подумают, что это сделал ты, – сказал он и ткнул в Вадима пальцем. – Если учесть, что ты тоже умрёшь, то никто не узнает, что же здесь произошло на самом деле! А если и узнают – невелика беда!

Выдернув альпеншток из Генкиной спины, он накинул на голову капюшон, развернулся и медленно стал удаляться.

– Стой! Ты не уйдёшь!

Вадим метнулся за ним, взмахнул топором, бросил его, не попал.

 

…Споткнувшись, он упал, потом снова поднялся на ноги, и вдруг увидел, что топор вонзён в Генкину спину. Чёрт! Он ведь не в Генку кидал…

 

… Вадим выдернул топор и побежал. Широкая спина Альпиниста маячила впереди. Вроде бы недалеко, да и шёл он медленно, но Вадим никак не мог его догнать…

 

…Он вдруг осознал, что сидит верхом на Игоре и со всех сил бьёт его обухом по голове…

…Выронив топор, на мгновение потерял сознание и снова вернулся в реальность. А может быть, и наоборот, вывалился из неё. Он продолжал бежать за Альпинистом, топора в его руках не было. И когда вдруг оказался на краю пропасти, то понял, что произошло. "Он заманивает людей, и сбрасывает их со скал", вспомнил Вадим свой же рассказ. Не удержавшись, он полетел вниз.

 

Вырезка из газеты "Вечерние новости", рубрика «Криминальная хроника»:

"На прошлой неделе в горах произошла кровавая драма. Четверо отдыхающих, чьи личности ещё не установлены, по всей видимости, туристы из города, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, повздорили между собой. В результате ссоры трое зарублены топором, а четвёртый, видимо осознав серьёзность содеянного, бросился со скалы и разбился о камни."

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.