Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 66 (февраль 2010)» Критика и рецензии» Призрак поэтики пробела (заметка)

Призрак поэтики пробела (заметка)

Мингалёв Евгений 

ПРИЗРАК ПОЭТИКИ ПРОБЕЛА

 

«Дао, которое может быть выражено словами, не есть постоянное дао».

«Дао де цзин»

 

Цель настоящей работы видится нами в обозначении границ исследования, очерчивании контуров, как попытка предложить прогноз, подобно прогнозу погоды, который обладает долей вероятности, но всё-таки не претендует на абсолютную достоверность.

В центре нашего внимания стоит знак пробела (далее – « »), в данном случае не как элемент текста, (например, пробел между словами во фразе и предложении, знак отступа, или нечто идущее после многоточия,) а как элемент языка, вечно присутствующий, но не всегда выраженный, и, как нам кажется, недостаточно изученный.

Невнимание к « » как элементу языка обусловлено, вероятнее всего, имманентной природой данного явления. То, что «остается за скобками», (или точнее, в пустых скобках), как правило, интересует исследователей в сфере языка в последнюю очередь. Это весьма оправдано и закономерно – до тех пор, пока не найдется окончательный, бесспорный ответ на главный вопрос природы и сущности языка, до внетекстовой реальности и « » дело не дойдет. А это (т.е. наличие бесспорного и непротиворечивого ответа) идет вразрез с природой самой науки. Поэтому мы лишь очертим границы и предложим наш несовершенный, не прошедший проверку временем и академизмом, прогноз.

Вопрос поэтики пробела в отечественной науке поднимался многократно. Самой известной, вероятно, будет работа М. Эпштейна, посвященная будущему гуманитарной науки, которая так и называется «Знак_пробела». Непосредственно цитат и ссылок на данную работу не будет, (как собственно и на другие исследования в сфере языка и литературы), но принцип подхода к языковым явлениям, попытка переноса проблем конкретно лингвистических в сферу философии, и философия языка, будут основаны на методе М. Эпштейна.

Знак пробела, «белое пятно», невыраженное, потенция к тексту – это необходимые атрибуты не только текста, но и языка. И разговор об этих понятиях заводился не единожды, но не всегда в связи с этим явлением, а скорее в процессах косвенно их сопровождающих. Моменты творчества, попадание в маргинальную зону нахождения между языком и речью: это и хлебниковское «и так далее…»в конце выступления, и рубинштейновские паузы в момент «тусования» поэтических карточек, и акцентный стих Маяковского, в котором каждое слово занимает положение, заполненное не только смыслом этого слова, но и пробелом, потенцией к тексту. Своеобразным примером бытования поэтики « » может служить факт биографии А. П. Цветкова, который в  конце 1980-х гг. прекратил писать стихи, обратившись к прозе, а в 2004 г. после 17-летнего перерыва  вернулся к поэтическому творчеству, менее чем за полтора года сочинив новую книгу стихов.

Как нам косвенно демонстрируют примеры, моменты обращения к « », языковым лакунам совпадает с наращиванием динамики в самом языке, в моменты его «очищения», в моменты поиска новых форм, в ситуациях лиминальности по Тульчинскому. Т.е. в момент перехода от старых форм к качественно новым, при одновременной вненаходимости объекта перехода.

Это и эксперименты ОПОЯЗовцев, и индивидуальные опыты Хлебникова, и авангардистские опыты метареалистов и концептуалистов. Когда возникала ситуация невозможности обращения к языку, его статического изучения, – в такие моменты « » наиболее явственно проступал на фоне языковой реальности. По большому счету, литературоведение, вышедшее из «шинели Белинского», нами видится как результат воплощения « » в бытии текста. Процесс этот шел последовательно от заполнения околотекстового пространства (критика, историография, текстология, источниковедение и проч.), до постепенного выкристаллизовывания литературоведения, которое попытавшись абстрагироваться от текста, от источника, причин, его порождающих, от «психологии» (формализм, структурализм, постструктурализм) лишь «слилось» с ним, лишившись универсальности, потеряв последнюю возможность создания универсального метода. Таким образом, при попытке заполнить пустоту (подобно пустоте вокруг ядра в грецком орехе), получилось лишь срастить «орех» с другим, родив гибрид недолговечный. Но вернемся к частным проявлением поэтики пробела.

Особенно ярко «мерцание» поэтики пробела проявилось в театральных формах. Это, вероятно, заложено в условной природе указанного рода литературы. Пространство потенциально пустое заполняется материально выраженным текстом, мимикой, пластикой, жестом и т.д. Чего только стоит финальная сцена в «Ревизоре».

С некоторой долей условности Гоголя даже можно отнести к апологетам метода пробелов и недосказанностей. Уничтоженный «Ганс Кухельгартен», как первое произведение, и ненаписанные второй и третий тома «Мертвых душ», как произведение последнее.

В западно-европейской традиции поэтика пробела наиболее ярко представлена опять же в театральном искусстве, на примере Беккета и Кокто.

Но вернемся к Н. В. Гоголю и его трем томам «Мертвых душ». Уже в настоящий момент на примере академической и школьной науки можно говорить о тенденции более пристального внимания к поэтике пробела. Каждый школьник знает о наличии как минимум второго тома: по факту –  ненаписанном произведении, о материально невыраженном факте языка, и уже невозможно постичь замысел всего произведения без упоминания оного. По сути, академическая наука говорит о фикции, о нуле, о пробеле в творчестве писателя, нереализованном. И эта тенденция наблюдается не только в связи с упомянутым выше автором. Достаточно только вспомнить разговоры о том, что бы могли написать Пушкин и Лермонтов, если жизнь их была продлена на несколько десятилетий. Достаточно легковесный пример, но он наиболее ярко демонстрирует предлагаемые нами тезисы.

 

Выводы и прогнозы.

Современное гуманитарное знание, постепенно поглощая в себя достижения кибернетики, синергетики и прочих естественно научных и принципиально негуманитарных дисциплин, становится наукой, своей онтологией позиционирующей поэтику пробела на глобальном уровне. Эпоха накопления эмпирического материала закончилась в первую секунду функционирования системы Internet, когда потенциальная пустота виртуального в доли секунды получила возможность быть заполнена гигабайтами информации. Таким образом, современное общество всё больше переходя в область виртуального, становится аборигеном пространства пустоты в широком смысле.

А текст… Текст «очищается» от оболочек, и стремится к новому витку, который даст ему новые.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.