Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 66 (февраль 2010)» Поэзия» Море волнуется раз (подборка стихов)

Море волнуется раз (подборка стихов)

Мингалёв Евгений 

                            ***

Гипертекст – это что-то большое и сложное.

Гипертекст – это что-то в доспехах и с ножнами?

Гипертекст – незнакомец в синем трамвае.

Где-то я тебя видел. Где точно – не знаю.

Гипертекст – заблудившийся в темноте.

Гипертекст – стершийся мел на доске.

 

 

 

                        ***

О, Боже, посмотри какая ночь,

Какие фонари!

Смотри, в округе окна 

Плачут желтым светом!

И  люди лбы прижали к стеклам окон –

Тоже плачут.

Сегодня ночь чудес.

Ты посмотри. А этот человек,

Поплакав, жить решил

И с острого карниза слез.

Сегодня ночь очистит нас.

Сегодня слезы – это чудо.

Сегодня ты поплачь,

А я мужчина.

Я – не буду.

 

 

 

                        ***

Когда сержанты по живым мишеням
Стреляли из стальных  винтовок,
Мы пили кофе с привкусом женьшеня,
И ждали на печи родительских обновок.

 

Мы били лампочки, и нас за это били.
Мы были наглы, пьяны и небриты.
Мы были. А потом нас на печи забыли.
Забытые  – остались живы. Не убиты.

 

 

 

                ***

Ты оглянись вокруг –

Начальник тишины

Здесь снова задремал,

Опершись о гранит.

И мир поплыл, поплыл,

Цепляясь за края.

И снег пошел стеной,

Ступая на себя.

 

Глаза открой-закрой –

Не изменился вид.

И только снег идет,

Динамику даря.

Ромул и Рем опять

Дерутся за сосок.

И повторится мир.

И повторит тебя.

 

 

 

                     ***

Это первая капля, упавшая с неба.

Это крики детей во дворе соседнем.

Расскажи мне о мире, в котором не был

Ни старик седой, ни разносчик сплетен.

 

Покажи  то небо, которое ближе,

Чем моя голова к потолку на кухне.

Расскажи словами, а я вижу…

Посмотри на луну, и она потухнет.

 

И потухнет луна. И пойдем по следу,

И дорога накормит крошками хлеба.

Это  гомон капель, упавших  последними.

Это шепот детей, попавших на небо.

 

 

 

                     ***

Как горек чай, и тёмен час

В пустой до ужаса квартире...

В окно вороны  постучат -

С  утра. Разбудят и помирят

Твой сон и явь. И прозвонит звонок.

И выйдешь ты в чужой подъезд с испугом,

Чтоб познакомиться с соседом,

(Чужое имя не втиснуть пока в размер),

Потом – назад в квартиру. Пообедав,

Ты выйдешь в город, попадешь под дождь...

Идёшь и мокнешь. И  тире живешь.

       

 

              

               Наблюдать

Пожилые учительницы - как дети.

Стесняются за одну парту с мужчиной

Садиться, и, быть может, поэтому

Так громко шумят на этом

Октябрьском педсовете.

 

Пожилые учительницы волокут

По окончании педсовета

В пакетах из супермаркетов

Непроверенные тетради  домой.

Будь они трижды прокляты,

Эти тридцать тетрадей.

«Не все ведь сегодня сдали… Дома пересчитаю», -

Устало думают мысли в своих пожилых головах,

 

Учительские спины сгорбив,

Плетутся к своим подъездам.

А дома она родитель, бабушка и жена.

И дома уже тридцать лет

не верят, и не понимают,

Что это такая работа –

Учить, по бумаге читая,

Не зная, как жить самой.

 

Я долго смотрю им вслед.

Смотрю, как снег засыпает

Уставшие эти плечи.

И думаю, что, быть может,

Когда-нибудь повторится

И снег на плечах учительниц,

И шумный тот педсовет.

И дети, которые, может быть,

Ещё надеются научиться,

Как жить,

       повзрослеть

                и любить.

 

 

                        ***

Я, кажется, болею джазовой болезнью…

Я верю - старый негр врать не может,

Как заголовки, заболевших гепатитом B,  газет,

И он не обижается совсем на «негр».

 

И он-то понимает,

Что понимать – одно,

А  жить – совсем другое.

 

Читай мне нараспев,

Кричи во всё своё,

Как саксофон,

Сверкающее потом, горло.

Я верю. Я уже болею.

 

И закрываю глаз. Потом другой.

И мир уходит.

Я слышу только барабан,

И барабанных перепонок перезвон.

 

Потом вступают клавиши.

И клавишник руками водит,

Гладит, и тут же бьёт, и, кажется,

Что скоро поцелует

Весь этот джаз.

 

И мир плывёт. И там за залом,

Где улицы, и где трамваи ходят,

Весь этот джаз пускает ток по проводам.

 

И старый негр тоже там.

А я нигде.

Я болен джазом.

 

 

 

             ***

Море волнуется раз…

Мама волнуется – два.

Снег за окном валит.

 

- Мама, всё хорошо.

Город совсем родной.

Да, я поел уже.

Деньги? Конечно, есть.

 

Помнишь, ты был другим? –

Это уже себе.

Помнишь:  трава, река,

Мячик, синяк, порез,

Два бубльгума, снег,

Варежки и весна,

Снова весна, ещё –

Вечная жизнь впереди…

 

 - Что?

Слушаю я.

Дадада.

Точно всё хорошо! –

Мама волнуется раз.

 

Море волнуется два.

Прошлое за тобой

Мчится на всех поездах.

Ты на вокзал в Москву,

Прошлое – через час.

 

Ночью приходит сон.

Снова весна, весна…

С  прошлым приходит звон,

Крики друзей, голоса –

Ты был всегда младше всех…

 

- Мама, ну всё. Пока.

Стой, подожди! А ты?

Как ты живешь сама?

Поздно. Уже гудки.

 

Море волнуется два.

Море волнуется три.

Жизнь, мгновение, сон,

Кукольник-кукловод,

Зрячий мой поводырь –

Стой! Остановись…
Или хотя бы замри.

Коментарии

Grekov | 15.02.10 08:19
Красиво.
asankova | 06.06.11 01:40
Как можно связаться с этим замечательным автором?? Помнится, в былые времена вместе стихи рисовали....Надежды почти нет...Нет.
asankova | 06.06.11 01:41
Но все же!!!
asankova | 06.06.11 01:41
Пожалуйста....КООРДИНАТЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ?!!!!!!!!!
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.