Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 66 (февраль 2010)» Поэзия» Плацкартные сны (подборка стихов)

Плацкартные сны (подборка стихов)

Агафонова Надежда 

* * *

Поэзия –

Странная женщина

Из службы борьбы с амнезией…

Ведунья

Без рода и племени,

Дуновение

Ностальгии в попытке вспомнить

Первопричину –

Мужчину, весну, апельсиновый

Дух в Сочельник

И прошлое

До и после

Глины, Адама явившей…

Душу строфами вспарывая,

Разоришься

Штопать

Забытье по-живому…

Просочится генами,

Сердечного астронома

Озадачит

Рифмой-кометой…

В тетради в синюю клетку

Сорвёт чеку

Карандаша -

Исключительно хороша

Поэзия

В час погребенья поэта

Под завалами

Памяти…

В анналах запишут:

Во искупление…

И будет светлое воскресение…

Вылепишь из мгновения

Голубя,

Выкормишь строками,

Выпустишь к сроку.

И станет тебе прощением

Странная

Женщина

Ямбического

Происхождения…

 

 

 

МАРТОВСКОЕ

Весенняя озабоченность -

Скособоченность мыслей, желаний и дел…

Переплетение тел –

Случайное и не очень…

И вырвавшееся -

Между прочим –

«Люблю» -

Февралю

Обезснеживающая инъекция…

 

 

 

ЯЗЫКИ

Луна в пол-лица –

Аппликация

На пижаме у Бога…

Ты спишь, задевая улыбкой ночь –

Облакам-недотрогам

Наперекор…

 

Не гляди в упор

На меня в своём сне –

В монохромном пейзаже улиц

Я могу испугаться

И слиться с чёрным…

Не споткнулись

Только бы

Тени твои –

В театре двух рук

С небесной подсветкой.

(Если   луну

Считать лампочкой,

Одну из рук –

Моей,

И сон – экраном.

И бога –

Дремлющим зрителем…)

 

А вы когда-нибудь видели

Пальцы, сплетённые в слово «люблю»?..

Иллюстрированные

Тенью буквы…

 

Только, прошу, не надо кавычек…

А, впрочем, синтаксис Вам

Безразличен -

Стилистически

Выдержанному

Анархисту…

 

А я  - на “Вы”,

А я  -

Вся в брызгах

Восклицательных знаков!..

Но ты не слышишь:

Тене-грамматика -

Занимательная.

И только лишь…

 

Спешишь -

Просыпаться…

 

Постой –

ЗАЧИТАЙСЯ –

Хотя бы на миг,

На один лунный вскрик…

Ведь ты же знаешь –

К утру

Языки умирают,

 

Принося алфавит

В жертву свету…

 

 

 

МеККаполис

1

За две недели

Столица отравилась

Цветом твоих глаз:

Полярной ночи.

Незадача с северным сиянием 

Сплошное месиво из  туч…

 

И опять почтовые отделения

Не принимают мою посылку.

Говорят: «Солнце не упаковываем»…

 

2

Из неприятия чужих  городов

Рождается чувство собственности

К своей улице…

 

Они называют это патриотизмом…

 

3

Ладони поездов – «tabula rasa»...

Мистики убеждают

В отсутствии линий у мёртвых…

Не веря им,

На всякий случай

Старательно избегаю рукопожатия:

Вокзал – не лучший повод

Для реинкарнации.

 

4

Через сто миллионов лет

Земля  проснётся в мегаполисе…

Так начнётся конец света.

 

 

 

* * *

Проиграла тебя в Жизнь.

Проиграла тебя в Смерть.

Последний козырь

Прилип к душе.

Отдираю с мясом,

Складываю самолётик,

Запускаю в небо…

 

 

 

РУССКАЯ РУЛЕТКА

Клёны стреляют беззвучно.

Губы октября

Прильнули к виску.

И снова осечка…

 

Но сколько гильз на  проспекте!.. 

Не видать асфальта…

 

 

* * *

Рисую двор

На оконном стекле зрачка.

Трещины на асфальте –

Изломы ладонных линий -

Глотают ноябрьский ливень.

Сушу  загнали в гетто…

 

Город мой

Умывает руки.

Город мой – Понтий Пилат…

Кто распят?

 

Лето…

 

 

 

* * *

Зашёл вечером.

Представился Печкиным.

«Всё – в точности:

Имя-отчество,

Номер квартиры и дома…

Примите посылку

Для вашей девочки»…

Спрашиваю – для которой?

Здесь в каждом углу – по мне…

Здесь в каждом углу роет норы

Моё болящее Я

В попытке бегства…

 

А под штемпелем бьётся

Детство…

 

 

 

* * *

Твои глаза – две афишные тумбы.

Читаю в анонсе:

«Открытие

Сезона  моды

На блондинку…»

Так что же теперь –

Брать краски-кисточки

И править себя??..

 

И после  - править! править, править –

Ещё одним летом твоей жизни…

 

 

 

* * *

Молчи. Просто молчи.

Лепи мою тишину,

Как Галатею.

Ключи

Отмечены кровью - 

Во лбу

Семью пядями можно не быть,

Чтоб опознать тебя:

Пигмалионовый взгляд и синяя борода

Убийцы.

(Минута молчания –

…надцатая жена).

Дрогнет в груди, закачается –

Взрывом поражена -

Рассыплется колокольня…

 

Малахольные взметнутся

Птицы -

 

Мама,

Я хочу к ним прибиться…

Мама, иначе –

Замочная скважина,

Ключ, напомаженный эритроцитами…

 

Чтобы не помнить,

Как пальцы слаженно

Играли сумерек

Антрацитовый

Вальс,

Отрубите мне

Руки.

Белые.

(Не отличить от гипса…)

Да не Милосская,

Не Венера я! -

Мне только бы раз

Причаститься

Музейной твоей тишины…

А в ней –

Хоть гетерой,

Хоть Саскией,

Хоть служанкой пера неизвестного -

Стыть…

Миг горчит,

Вопрошая о счастье.

Молчи…

 

Продолжай  - лепить…

 

 

 

* * *

В этом городе

С названием кодовым

У меня на тебя

Мода.

И дождливая плакса-погода - 

Лучшая из кутюрье…

Восемьдесят тысяч лье

Под водой

Мы плыли.

Играли – шутя -  в морской бой.

Оставь мне хотя бы один кораблик.

Я хочу вернуться на нём

Домой…

Комкаю веки. Шепчу: «Крибли…- крабле…

Бумс!..»

Где же… дом?

Нет ни кошки, ни ложки…

Лишь берег. Лишь ряскою

Лодка обросшая, где ты –

Мой… Харон.

Подайте монету!..

Карандашом по листу –

Как стилетом…

Я убью тебя,

Лодочник,

Завтра, к обеду -

Откровением рифмы

В графитовом карцере.

В реку забвения

Лью ламентации:

Ты –

Моя Родина, 

Ты –

Моя ФРАНЦИЯ…

Пой, если сможешь,

Дождю осанну…

Мне час до костра…

Мне имя –

 

Жанна…

 

 

 

ЧИСТОГО МАСЛА В ЛАМПАДКИ

Пока всё спокойно

В твоём Багдаде,

В моём  Гаммельне

Молятся  Крысолову…

Не желая быть съеденной

Заживо

Грызущим изнутри словом,

Выбрасываю белый стяг…

В биоритмы вживляю рифмы…

Твои взгляды –

Прививка от будничных передряг –

Скользят  по мне,  как

По арене…

Оставляют бороздки во льду…

В фигурном катании, как в бою, –

Удары,

Падения,

Пленные:

В списке последних

Значусь под номером первым…

И что с того,

Что это всего

Лишь книжка мобильного телефона,

Где клавиша «вызвать» - 

Твой вор

В моём законе…

Звонишь мне вслед…

Желаю бежать без оглядки…

Но не удерживаюсь, и в ответ

Зажигаю лампадки

В сосудах с ресницами…

Ломаю последнюю спицу

Чёртова колеса,

Чтобы испить небеса

До самого синего дна…

Синица в руке

Тянется

К хлебной крошке…

Ты  вливаешься  в осторожный

Клин журавлиный…

Синее небо…

Какое же оно синее!..

Точно вызревший холст у Ван Гога…

Смотрю на тебя, раздваиваюсь

В определении Бога…

Киты фыркают, бьют хвостами,

Раскачивают Землю шаткую…

Не отрывая глаз,

Подливаю

Чистого масла

 

В лампадки…

 

 

 

* * *

Я подслушала вчера твою боль –

Змейку, бьющуюся в мышеловке…

Острым жалом древней буквы «глаголь»

Алфавит вышивал мои неловкие

Строчки – вЫчитаешь ли нужный код?..

Чтобы совпасть с моим Завтра,

Где завтрак – табуированный терпкий мёд

Наших открытий друг друга, где астро-

Номический голод – не тётка: в охапке

Взглядов-туманностей, сорванных с лиц,

Ищу твои звёзды, чтобы на голое

Сердце повесить. Аустерлиц –

Это отсутствие твоего тела

Рядом, дышащая в затылок

Тишина в треуголке и тонны яда

Ожиданий немых в простывшем тыле…

Синусоида чувств ползёт вверх по графику –

(Эверест – демо-версия для энциклопедий).

В высшей точке губ забываю о трафике,

Скачивая твои поцелуи… В масс-медиа

Господа Бога  представят списки

Всех, нарушивших Змия пределы.

А я подслушала твои мысли -

Сорвала яблоко. Самое спелое…

 

 

 

* * *

Весна. Апрель. Мне снова …надцать.

Мне дышится тобою  -  дынным

Щемящим запахом. И пальцы

Гуляют по бульварам  нимба

Твоих волос. Остроконечны

Прохожих взгляды – ну и что же?..

Я с яснолунной твоей кожей

Сольюсь, разбрызгивая  Млечность

В зрачках у города. Так небо

Вдруг станет притчей во языцех

У фонарей… И бледнолицых

Проспектов бойкая беседа

Потонет в нашем интермеццо,

Где боязно тебя изранить

О свой минор… В журчащей пьесе

С названием «Весна»

Миг

Правит

Бал - ТЫ мне случился…

Перетекает ночь в пастель.

И бьётся жилка у ключицы,

КровоВпуская твой апрель…

 

 

 

* * *

Прилипший к небу лунный диск.

Прилипший к слуху нервный визг

Машинных шин. И ты один…

И хочется прозреть, проснуться.

Проткнуть, как шар воздушный, сплин

Вечерних улиц. Трутся, жмутся

Друг к другу будней шестерёнки.

Чем дышим мы – тепличной плёнкой

Бесцветных дней окружены?..

Обращены. В чужую веру

Жужжащих трасс и скороспелых

Многоэтажек. Мажет сажа

Ночная нас на царство сна

С заходом Солнца. Это - мзда

За выпитый до донца кубок

С прокисшим в суетности днём.

Кто складывает нами кубик –

Идею Рубика?.. И в чём

Завет добра, когда гора

Под Магометов скромный дворик

Распахана?.. Как бедный Йорик,

Луны глазницы до утра.

Сочатся бренностью. (Намедни

Они смотрели вслед Христу…)

Не помним. Спим. И на посту

Рассвету город выдаст кегли

 

Из наших душ…

 

 

 

* * *

Потеря девственности белым листом –

Буквенный дождь

В раскалённую почву

Пустыни…

Поэзия бьёт челом

Перед берущим без шума и пыли

В осаду - 

Без зонтика - 

Междустрочье,

Крепостной вал Междуречья речи,

Где буквы, сдаваясь словам,

С неба хлещут

Вопросом извечным:

Плыть иль не плыть?..    

Если НЕ БЫТЬ

Уже невозможно?

Если бушуют в тебе подкожные

Рифмы-дожди,

Как инъекция кофе - в сонной крови.

И классический профиль

Ямба –

Единственный вещий ЗНАК

В  будничной гуще…

Не хлебом насущным,

Но буквенной влагой

Живы поэты.

Стерпишь, бумага,

Яд спирохет белой засухи? Свыкнешься?!!

Слюбишься?!!

 

Скатишься…

В вытолкнувший воду ад...

И только рукописи

Не горят.

Рукописи  -

Словом - затапливаются

Для тех,

Кто под ливни - как под образа...

И тают глаза в том, чем грезил песок,

Когда видят:

 

 

На водной глади листа

Распускаются лотосы

 

Первых строк...

 

 

 

ПЛАЦКАРТНЫЕ СНЫ

Я вырастаю из осени,

Медленно сглатывая слюну

От  лимонной утренней сырости.

Многоугольные лица

Листьев

Вытягиваются на ветках,

Впитывая глубину

Моих зрачков,

Объявивших им

Раунд блица

Вопросом

О смысле снега…

Под стук колёс,

Сиречь копыт

Разорвавшего упряжь поезда -

Оживает ночь.

И сеет звёздный овёс,

Обнажается

До часового пояса,

В котором сплю Я.

В железнодорожном коне.

Мне снится Сочельник.

Рождественские лапы елей.

А за окном мечутся в Октябре,

Как в огне,

Города.

Кружатся карусели

Из листьев и ветра…

Мне снится, что я – самолёт.

(Значит, расту).

Вырастаю до неба овсяного.

Но по-детски жаль: не я -

Конёк-горбунок,

Не я – этот поезд,

Уткнувшийся мордой в протянутую

Ночью руку…

 

…Бубенчиком дребезжит

В стакане ложечка…

Цокают мерно копыта…

Я еду к ТЕБЕ. Сквозь туман,

Как сквозь едкий иприт.

Просеивать осень

Твоим новогодним ситом.

 

 

 

* * *

...а ты жила на энном этаже

на энной улице...и звали тебя N…

                                                               Алексей Торхов

 

Упрячь меня в себя,

В ковчег с твоей любовью

К уездным городам,

Хлебнувшим буквы N.

В небесных хлябях гром

Не заглушить ладонью,

Как сердце колокольное.

Мой хрупкий манекен

Пылится за столом

Казённых вязких будней.

Не старится почти.

Тайком идёт ко дну.

Упрячь меня в себя –

Когда залижет судно,

Как рану, глубина.

Когда устанут мглу

Ковшами двух медведиц

Вычерпывать балконы

Высоток-одиночек.

Укрой меня в строке,

Где косточкою слова

Угомонюсь в исконном,

Твоём непостижимом

Вишнёвом языке...

 

 

 

* * *

У неё не детские глаза…

Образáми вымощенный город

Уплетает души. Хрустом горя

Полнится земля. И ест слеза

 

Поедом живых, но заключённых

В камеры, где стены – войлок снов.

Войлок стонов. Цвет – иссиня чёрный,

Выродившаяся память-кровь…

 

У неё не женские глаза…

Прочерки меж слов «родился»-«умер» -

Клейма на бездонной братской урне,

Пепел - оседает в волосах…

 

У неё не волчий свет в зрачках…

В липких алых травах вязнут лапы,

Лопается лунный мяч щербатый

Под колёсами взрывной волны в ветвях…

 

У неё НЕТ глаз. Война слепа…

 

 

 

***

Мальчик, рисующий самолёт, - 

Когда ты вырастешь,

Обязательно станешь поездом.

Магистральным пассажирским тепловозом

С мощностью силовой установки в одну жизнь.

С шириной колеи, равной чужим ожиданиям.

С графиком движения «туда и обратно».

ОНИ называют это жизнью,

Они счастливы, когда думают,

Что знакомы с ней лучше тебя.

Не удивляйся –

Никто из НИХ не уложил ещё ни одной шпалы.

Не ищи в тоннелях ИХ глаз

Солнечных зайчиков –

Никто их НИХ не поёт в темноте

И уж тем более не видит дальше

Спившегося фонаря.

ОНИ – пиксели будней,

Знатоки ритуалов,

Лучшие игроки в модные слова -

В боулинг, роуминг и кастинг,

В маркетинг и пиар-менеджмент,

В андеррайтинг, хостинг, тюнинг, шопинг и просто

В ХРЕНЬ!..

Не зри в неё, как в корень.

Не зри в неё, как в воду.

Просто в оба гляди,

Чтобы круги от дешёвых улыбок не разошлись

За пределами омута…

Не верь ничему,

Даже в свойства

Параллельных прямых

Никогда не пересекаться.

И тогда, если тебе повезёт, мальчик,

Ты уткнёшься носом в облако,

Сойдя с рельс

За полчаса

До следующего тоннеля.

 

Если тебе повезёт…

Если тебе повезёт…

Если тебе…

 

 

 

Снеговиковы страшилки

(Диптих)

 

1

Девочка Таня, тонкая талия,

Терпнет во рту карамельный гербарий.

Веточки-пальцы, морозные губы.

Девочки Тани скоро не будет.

 

Тлеют снежинки на розовых веках.

Вот и слепили мы человека.

Вот и привет от овечки Долли.

Танечка тает в еловом костёле.

 

2

Снеговик снеговику – человек.

Человек снеговику – шумный Бог.

Не лепи по одному. Это грех –

Одинокий белый дух в Новый год.

 

Каждый снежный имярек – это крик

В раскалённой добела тишине.

Если в боги метишь – вспомни язык

Говорящей лужи в каждом дворе.

 

 

 

***

Прорубая в меня окно,

Как в Европу,

Не забудь про двери,

Водопровод,

Газ,

Электричество,

Черепицу

Оттенка бордо…

Впрочем, мне всё равно:

С тобой

Рай и в скворечнике…

Но

Если начнёшь строительство,

Не забудь

Посадить дерево

И вырастить сына…

 

 

 

***

Из пункта А в пункт В

Двигалось твоё слово.

Плыло по морю синему.

Я вышла ему навстречу,

Не умея ходить по воде...

Врачи собрали консилиум.

Констатировали несчастный случай:

В девятый раз… за утро…

Пе-ре-бор…

 

Это

Всего лишь…

Наш разговор.

Мучаясь, часики слушали.

Тикали-тикали-ти…

Доживи

Со мной век минутный!..

Пауз твоих откровение – кома,

Проваливаюсь в неё – в истому

Невесомого промежутка

Между надеждой и верой.

Невысказанности химера -

Океанское тёмное дно.

(Или свет из небесной сферы?..)

Читаю в шорохах:

«ЗАПРЕЩЕНО – категорически! -

Плавать». И всё же

Слова, как буи,

Оставляю на милость ВЧЕРА…

Пробиваю кости и кожу –

Рождаюсь

Из твоего ребра, 

Точно из пены морской –

Непохожая

Ни на Еву,

Ни на прапрапра-Афродиту –

Карта, тобою битая…

Дама с глазами «ню»…

В  утреннем ритм-энд-б«лю»-

Зе – трещина в твоём шлюзе:

Сочится сплошное «лю»…

Впадает в меня, как в вечность…

Сплю

В отражении твоих глаз

В царстве

Усталого Посейдона.

Пожалуйста,

Научись -

На десятый раз -

Искусственному дыханию

 

По телефону…

 

 

 

***

Оставь! Оставь, оставь меня,

Оставь на первом полустанке...

Со стапелей слепого дня

Смывает корабли-подранки

Моих сердец - я насчитала

С полсотни мачт… Мне было мало

Единственного кроветворца:

Мешочек с пульсом ра-спо-рол-ся –

Стекает в пятки киноварь

Дождём метеоритным… Бойтесь

Данайцев, приносящих в дар

Троянский поезд… Точно роспись

По куполу твоего храма –

Моё молчание -  как драма

С подмостков странного кабуки,

Где белы лица, белы руки

Застыли в снежной пантомиме…

В гримёрной зеркало  разбили

Два тролля… Неисповедимы

Пути осколков: в чистом поле

Стоит Ноябрь. Кусочки льда

В груди его играют в жмурки.

А я всё жду апрель… Весна,

Как Герда, - ЛУЧШИЙ из хирургов…

 

 

 

 

***

 

Голос должен высвободиться из гармонии мира и хора природы ради своей одинокой ноты

Федерико Гарсиа Лорка

 

Как в лужу одну и ту же не вступишь дважды,

В жажду не кинешь словом - одним и тем же.

И то, что было с тобой когда-то – было ОДНАЖДЫ.

Но то, чем станешь когда-нибудь – будет по меньшей

 

Мере знакомым: вызреет полным колос

Звуков, слогов, придыхания, темпа и тембра…

Как выпекало Время твой внутренний Голос,

Словно кулич, запомнит лишь внутренний Рембрандт

 

И воссоздаст. Разгляди его в диких плясках

Красок безумных и  невероятных графитти.

Так созревает гранат в мерзлоте Аляски.

Так Одиссея ждёт верная Нефертити…

 

Сколько их было доселе – тугих и зычных,

Чуждых, толпящихся звуков -  urbi et orbi.

Сколько  чужих новоселий твой косноязычник

Внутренний справил – песчинок в пустыню Гоби

 

Столько не вместится… Время атак на мельницы

Тает, как воск,  смывая дешёвый лоск

Фарта плебеев. Время  выстругивать лестницы

Станет священным в суровый словесный пост.

 

Слышишь – шуршат ступени в бренного хора обломках?

Вот он идёт навстречу -  сквозная нота в тетрадь.

Так оживает подкожная, вечная киноплёнка:

«Время разбрасывать слоги. Время их собирать.»

 

Коментарии

Татьяна Бабич | 12.02.10 13:05
Нааадя :) рада видеть на алтайской земле:)получаю рассылку о новых выпусках журнала в почту,обычно некогда, все мимо глаз, а тут увидела знакомые фамилии, зашла почитать.... и, елки, как я тебе завидую - ты пишешь, ты этим дышешь, ты продолжаешь жить в этой среде и в этих ощущениях...Без потребности что-товсе время писатьТак спокойно в моем Багдаде, но…если бы было мне даденоиспользовать второй шанс……………………………….……………………………загоняя все в строчки и линиия, как помню, была счастливее :)
Grekov | 12.02.10 10:27
О! Спасибо.
Tonya Wood | 19.07.18 10:04
«Ликбез» дружит c городами – с новосибирскими, красноярскими, екатеринбургскими, питерскими, одесскими, уфимскими авторами. Поэтому на его страницах целыми блоками публикуются тексты литературных друзей из других регионов и городов. Из публикаций зарубежных авторов можно отметить публикации известного сербского писателя Владана Матиевича, живого классика чилийской драматургии Марко Антонио де ла Парра, современного американского прозаика Эриха фон Неффа, .
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.