Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 66 (февраль 2010)» Проза» Тест для тех, кто свалился с Луны (рассказ)

Тест для тех, кто свалился с Луны (рассказ)

Токмаков Владимир 

ТЕСТ ДЛЯ ТЕХ, КТО СВАЛИЛСЯ С ЛУНЫ

 

…Господь-Бог, словно пятки, подставил под лучи восходящего солнца свои озябшие за ночь розовые облака. В последнее время мне часто снятся зеркала, я в них и они во мне. Будто я какой-то ЗЕРКАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК, отражающий мир, но не имеющий своего собственного.

 

…Летняя звездная ночь. В лунном свете мрачные небоскребы столицы выглядят особенно таинственно. Звезды такие огромные, и висят так низко, что можно прикуривать о них сигареты. Сквозь открытое окно слышно, как во тьме идут, стуча каблучками и шаркая подошвами по асфальту, запоздалые прохожие.

Как там, в умной книжке-то прочитанной еще в армии? Звездное небо над нами и нравственный закон внутри… Вон, ночное небо под тяжестью этих огромных звезд провисло так низко, что, рухни оно сейчас, и никакой нравственный закон внутри не спасет. На чем только все в этом мире держится? На честном слове? На тот самом, что ли: “СловоБылоБог”?

Я сразу понял, что выжить в этом мире, который я искренне ненавидел, я смогу только в союзе с такой женщиной, как она. Мало иметь инстинкты и силу хищника, нам всем необходимо еще и любящее сердце. А я слишком долго был частью этой бездушной системы, и мне теперь хотелось из нее вырваться. Пусть даже совершенно опустошенным – но если рядом будет она, все еще можно исправить. Потому что она знала тайну полноты бытия и того, как быть счастливым. 

- Любовь, мой дорогой, это не то, когда двое смотрят друг на друга или в одну сторону… Это, когда двое ложатся ночью в разных домах, в разных городах, в разных концах света… а просыпаются утром в одной постели! - смеется она своим чувственным смехом.

 

Я несколько раз предлагал ей уйти из конторы вместе. Рано или поздно все равно придется завязать с этим бизнесом, если она не хочет к сорока годам оказаться на панели, полуспившейся, опустившейся развалиной женского пола. Но она никогда не говорила «нет», она никогда не говорила «да», она всегда говорила – «не сейчас, дорогой», и этим доводила меня до исступления.

У нас с ней было много общего. Мы оба были приезжими, и Москва так и не стала для нас родным городом. У нее – незаконченное высшее, и у меня – три курса универа. Да, университет я бросил. Какой смысл? Здесь зарплата выше, да и работа, гм, поинтереснее. Как раз то, что надо для авантюристов вроде меня. Она пришла в фирму студенткой-первокурсницей экономфака МГУ – жизнь дорожала, нужно было где-то искать подработку. Подружка по вузу предложила эту. Я же был в этой конторе одним из водителей и одновременно, охранником. Авто – только «Мерсы» и «БМВ», на работу подбирали, как в Кремлевский полк – никаких мордоворотов из далеких 1990-х. Полный дресс-код и фейс-контроль.

 

Я действительно боялся ее потерять – сами понимаете, этот чертов бизнес сопряжен со множеством, так сказать, профессиональных рисков. Я обещал любить ее вечно, и никогда, ни единым словом, не вспоминать об этой работе. Однако она все время оттягивала момент – хорошо, давай уйдем, но через полгода… Еще через пару месяцев, сейчас как раз деньги пошли, может, еще один месяц, и… И дождались – гром грянул среди ясного неба.

КОРРУПЦИОННЫЕ ДЕЛА НЕСКОЛЬКИХ ЕЕ ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫХ  КЛИЕНТОВ. В поле зрения оперативников попали несколько сенаторов – дело было связано с перекачиванием бюджетных средств в подставные дорожно-строительные тресты. На самом деле схлестнулись две влиятельные группировки на самом высшем уровне. Началась война компроматов. Сенаторы стали зачищать следы. А наследили они много. И это были уже не шутки. Газеты запестрели заголовками, а у нас зарябило в глазах.

 

- Ты мое светлое будущее, детка, а я – твое темное прошлое, - с улыбкой сказал я ей когда-то.

- Ой, ой, ой, давай обойдемся без пафоса, ладно? – усмехнулась она.

- А еще, я люблю тебя, всеми жабрами, фибрами и фильтрами души…

- Как Ихтиандр, или дельфин, что ли? – она смеется, - ты пойми, настоящая любовь должна быть на расстоянии, ясно? При сближении она раз-ру-ша-ет-ся! Если к святыне постоянно прикладываться устами, то ее можно разрушить поцелуями до самого основания.

- Но заметь, разрушив поцелуями святыню, я, как честный человек, готов в перспективе на этой развалине жениться!

- Не помню, кто сказал, - продолжает резвиться она, - о том, что мужчина не имеет права жениться, не изучив предварительно анатомии и не сделав вскрытия хотя бы одной женщины!

- Ну что ж, блин, завтра же пойду и куплю хирургический набор для студентов-медиков, и тогда держись за все места!..

 

В России посадишь семена – вырастут цветы, посадишь чиновника – вырастет два чиновника. Знаете, как бывает? Главный герой берет авторучку и зачеркивает свою биографию. Биография возмущена и начинает мстить.  Вот так. Я надеялся, что нам удастся свалить из этой долбанной конторы без  осложнений. Но все оказалось не просто, очень не просто.

 

…Ее сразу предупредили, когда она еще устраивалась на работу: ты будешь получать много, очень много. Но это не только потому, что ты должна быть всегда неотразима и многое уметь в постели… Не только это. Ты должна не только уметь поддержать умную беседу. Ты еще должна уметь держать язык за зубами. И это, конечно же, самое главное.

Если вы еще не поняли, о чем речь – поясню: элитная фирма эскорт-услуг «Незнакомка». Супермодели для очень состоятельных и влиятельных мужчин. Любой каприз за ваши деньги!.. За час срубали по тысяче долларов и выше.

 

Конечно, она знала о слабостях и тонкостях многих из них. Всех этих  лицемерных взяточников-чиновников, вороватых бизнесменов, жуликоватых финансистов. Она иногда со смехом, иногда с отвращением, а иногда и с содроганием ужаса рассказывала о некоторых, мягко говоря, странностях сильных мира сего. А за такое знание можно было поплатиться жизнью. Поэтому уйти из конторы можно было только двумя способами: либо вперед ногами, либо – ноги в руки и бежать. Мы выбрали второе.

 

Сенаторы и прочие политики – это было как раз ее специализацией. Всегда полный комфорт, хорошие премиальные. Никаких субботников для ментовской крыши. Зато теперь ее жизнь не стоила и ломаного гроша – вопрос заключался только в том, где, когда и как ее уберут. 

 

…Она позвонила мне на сотовый и, рыдая, сказала, что ее вот-вот убьют. Я не стал ее отговаривать, делать вид, что это не так, потому что узнал об этом гораздо раньше. Я сказал, чтобы она ждала меня возле Казанского вокзала, на остановке, я заеду за ней в семь часов вечера. «Возьми самое необходимое, документы… Деньги, надеюсь, у тебя на карточке?» - уточнил я.  «Нам нужно как можно быстрее уйти в тень, детка, - предупредил я. - Лечь на дно. Надолго потеряться…»

 

Мне тоже надо было замести следы – захватить из съемной квартиры вещи, заскочить в контору, забрать там должок, а потом пустить всех по ложному следу.  Я испытывал одновременно радость и тревогу: ведь теперь я был ее единственной надеждой.  А значит, у нас все еще получится!  

 

…Как и условились, в семь вечера я уже был на Казанском вокзале. Сигналю, она быстро садится в мою «бэмвуху», и мы рвем с места в карьер. Всю дорогу оглядываюсь – хвоста, вроде бы нет. Когда выехали на трассу, я отдал ей карту, чтобы она говорила, куда ехать и где сворачивать. Была, так сказать, моим капитаном и штурманом.

Нашей задачей было как можно быстрее добраться от Москвы до Украины. На хорошей тачке это не так уж сложно. А в Хохляндии у меня – армейские друганы, они работают в тамошней таможне, рубят бабло на границе с Польшей. Через пару-тройку дней, если ехать быстро и без остановок, мы могли быть в Европе. И все – там нас не найдет никто.

Кстати, забыл сказать. Я ведь не случайно заезжал в контору,  а прихватил с собой немножко денег – помог мой сменник. Деньги должны были передать для отмыва в один из коммерческих банков. Управляющий банком и его холеные, седовласые замы были частыми гостями нашей конторы. На пару со сменником, бывшим спецназовцем, мы быстро управились. Как говорится, без шума и пыли. Деньги поделили поровну, ответственность тоже – все-таки три трупа... Надеюсь, ему уже удалось занырнуть куда-нибудь поглубже…

Утро, день, вечер, ночь, утро... Несколько раз перекусили в придорожных забегаловках, покупали еду на вынос. Главное, побольше кофе и энергетических напитков! Последний дюйм – это лучше девяти миллиметров в голову…

-Сворачивай, – показывает она мне, уткнувшись в карту, – не будем заезжать в город, здесь есть хорошая объездная дорога.

Резкий, чуть ли не под прямым углом, поворот направо, шлейф пыли. Дорога идет по прямой, и здесь действительно, нет ни машин, ни светофоров.

Один джип, правда, не обгоняя, повис у нас на хвосте. Я поглядел в зеркало заднего вида, и почувствовал что-то неладное. Нет, это не полицейские. Видимо, просто решили, как и мы, объехать по этой дороге возможные пробки и светофоры.

Я был так сосредоточен на своих мыслях, что не обратил особого внимания, когда джип пошел на обгон. Прижался немного вправо, и он легко нас обогнал… И вдруг, резко вильнув, бортанул наш «БМВ» так, что я на мгновение потерял управление – машину швырнуло в сторону, и мы едва не вылетели за бордюру в кювет.

- Сволочь! – заорал я. – Ты что, дороги не видишь, что ли?!

Теперь джип поравнялся с нами. Естественно, он был намного выше и мощнее нашей «бээмвухи».

В ответ на мои крики опустилось одно из тонированных стекол, и оттуда высунулось… дуло автоматической винтовки!

- Нагнись! - кричу я ей.

Вжавшись в руль, втянув голову в плечи, я, насколько это было возможно, вдавил в пол педаль газа. Мы вырвались вперед, но ненадолго. Джип не отставал, и когда он вновь поравнялся с нами, раздалось несколько хлопков, – дождем брызнуло стекло, а я почувствовал дикую обжигающую боль в левом плече.

- Ах вы гаденыши! – крикнул я, пытаясь вытащить из внутреннего кармана пистолет.

С криками и матами я начал разряжать обойму, метясь в окно, откуда торчал ствол винтовки. Джип опять вильнул и бортанул нас еще раз. Пистолет тут же вылетел у меня из рук. За несколько мгновений до развязки я увидел, что впереди нас ожидает резкий поворот, в который я, скорее всего, не успею вписаться. К тому же слева нас продолжал прижимать, выдавливая в кювет, и не давая повернуть, этот поганый джип.

Я стиснул зубы, крутанул баранку и страшно матерясь, сам влетел в бронированный бок джипа. От столкновения с этим танком, нас швырнуло в противоположную сторону. Я вдавил в пол педаль тормоза, но было уже поздно.

Наша «бээмвуха», перепрыгнув передними колесами через довольно высокую бордюрину, со скрежетом и визгом села на нее днищем. Мы с ней чуть не вылетели наружу через лобовое стекло. Осколки водопадом посыпались на наши головы.

- Все, блин, кончита.

Сквозь заливающую глаза кровь я увидел остановившийся невдалеке джип, как открылись дверцы, и из него стали выходить вооруженные люди. В темных солнцезащитных очках, с искаженными от злости лицами.

Один из них… Мне показалось (хотя резкость была уже не та), что это был… тот самый друган-охранник, с которым мы хлопнули напоследок нашу контору. Он быстро шел в нашу сторону, перезаряжая на ходу свой винчестер…

 

Алло, это небесная канцелярия? Не подскажете, где тут платная стоянка в пятом углу для непослушных детей двадцати с лишним лет?!

 

…Кто-то лил мне на лицо холодную воду.

Я лежал на земле. Надо мной с бутылкой минеральной воды склонилась женщина в военной форме, и пыталась привести меня в чувство.

- Где я? – голос стал хриплым и чужим.

- Все в порядке, - звук был такой, будто она говорила через стену из ваты. – Вы на территории независимого государства Украина. Вас спасли ваши друзья, они поехали вам на встречу, и успели вовремя. Проклятая русская мафия. Сейчас должна приехать полиция и «скорая помощь»…

«Никакой полиции…» – хотел я сказать, но только вяло махнул рукой. В душе я был бесконечно счастлив, что все обошлось. Сквозь открытую дверцу своей искореженной и дымящейся «бээмвухи» я увидел на заднем сиденье черный дипломат – все в порядке, деньги и документы на месте. Паспорт у меня легальный. С таким баблом – я желанный гость в любом независимом государстве.

- А девушка?! – вдруг вспомнил я, - со мной должна была быть… девушка?! Где она?! – в ужасе я схватил женщину-офицера за руку, пачкая ее форму своей кровью. 

- Какая девушка? – искренне удивилась она. – С вами в машине никого не было, это абсолютно точно. Когда мы подъехали вы были один. Разве был  еще кто-то?

С криком отчаяния я проваливаюсь в беспамятство. Волна образов накрывает меня с головой. Краем сознания я понимаю, что если мне даже удастся  вынырнуть, то это буду уже не я, а совершенно другой человек.

 

…Осень, листья осыпаются, словно старая штукатурка – чудесный лес пришел в негодность. Скоро зима снесет остатки лета, как бульдозер сносит старое, никому не нужное здание.

Нашей с ней мечтой было побывать на Луне. Когда мы разбогатеем, то, как космические туристы купим два билета до Луны. «Ну, или на крайняк, пусть туда доставят в капсулах наш долбанный прах», - иронизирует она.

У нее всегда были такие шуточки – на грани фола… 

- Мы ангелы внутреннего сгорания,- сказала она как-то, - сгораем внутренне, и становимся ангелами…

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  3
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.