Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 67 (март 2010)» Изба-читальня» Зарплата Деда Мороза (рассказ)

Зарплата Деда Мороза (рассказ)

Ожич Елена 

ЗАРПЛАТА ДЕДА МОРОЗА

 

- Нет, ну, правда, откуда у Деда Мороза такие деньжищи? – отбрыкивался изо всех сил Славик от маминого предложения написать румяному старику-добряку письмо с просьбой о подарке.

 

Славику было уже десять лет, и он учился в классе с экономическим уклоном. А потому подвергал сомнениям предложения родителей поучаствовать в каких-нибудь проектах, сопровождающихся раздачей чего-либо бесплатного. Ну, например, мама – в душе коллекционер – подбивала Славика собирать крышечки от йогурта, чтобы выиграть поездку на Кипр. А папа – в душе романтик – верил, что если он будет вырезать буковки с упаковок, то ему подарят автомобиль. И оба они на протяжении многих лет внушали сыну: Дед Мороз существует, он ждет - не дождется от Славика каждый год письма, чтобы положить под елку заказанный им подарок. Славик уже устал приводить контрдоводы – мол, нет никакого Деда Мороза, и все это выдумки пиарщиков. Пеарщегов, как говорили у них в экономическом классе.

 

-                      Ну, как же, Славочка! – пыталась убедить его мама. – Вот же и его резиденцию в Великом Устюге  в новостях показали, и день рождения у него совсем недавно был – восемнадцатого всего лишь ноября.

-                      Мам, не будь наивной, - отвечал ей Славик. – Это всего лишь рекламная кампания. Чтобы детям голову задурить.

-                      Сын, ты не прав, - возражал папа. – Рекламная кампания подразумевает продвижение какого-либо товара или услуги с целью его лучшей продажи и получения большей прибыли. А здесь все бесплатно дедушка раздает.

-                      Пап, не передергивай, - строго сказал Славик.

 

Рекламные кампании они проходили еще в прошлом году, и Славик на «отлично» защитил рекламный проект, в котором изложил свой взгляд на использование образов супергероев в рекламе товаров мальчикового ассортимента.

 

-                      Папа, ты же знаешь, что реклама может быть и социальной. То есть своей целью иметь не увеличение продаж, а формирование мнения о том или ином предмете, явлении, и так далее, - продолжил Славик.

 

Он вообще не понимал, к чему все эти шаманские пляски вокруг этого письма и этого Деда Мороза. Проще надо быть, дорогие родители. Не надо юлить вокруг да около в разговорах с взрослым сыном, который к тому же учится в классе с экономическим уклоном. Сами отдали, между прочим. Ну, спросили бы прямо: «Чего тебе хочется, сын, обнаружить под елочкой?» Сын бы честно ответил, чего ему хочется.

 

Славик с бОльшим удовольствием сейчас бы написал эссе по деньгопользованию, которое им задали к завтрашнему дню. Он собирался рассказать о своих бабушке и дедушке, которые четыре года не снимали с пластиковой карты дедушкину пенсию. Они смогли на эти деньги совершить обмен малогабаритной квартиры на однокомнатную, сделать  ремонт и даже купить большую плазменную панель. Славик планировал после отличной защиты подсунуть эссе маме и папе, чтобы те наконец-то поняли, как нужно распоряжаться деньгами, чтобы осталось еще и на покупку для сына шестнадцатискоростного горного велосипеда. Которого, понятное дело, ни от какого Деда Мороза тоже не дождешься.

 

Во втором классе Славик на примере бабушки и дедушки уже защитил годовую работу по предмету «Семейный бюджет». За курсовик «Экономические особенности любительского садоводства: инвестирование в производство продуктов питания пенсионных накоплений» Славик снова получил высшую отметку. «Если так и дальше пойдет, то я, пожалуй, и кандидатскую защитю. Или защищу? Главное, чтобы старики не подкачали», думал он, получая от классного руководителя почетную грамоту за отличное окончание второго класса.

 

В третьем классе, кстати, Славик решил писать курсовик про бабушкино экономическое чутье и его применение на вторичном рынке недвижимости. Судя по рассказам родителей, ей не один раз удавалось продать квартиру, когда цены еще росли, и тут же купить другую, когда цены уже начинали падать. Внук ждал с нетерпением предмета «Операции с недвижимостью», чтобы по окончании пятого класса получить сертификат на право ведения риэлторской деятельности и принять бабушку в свое агентство главным экспертом по вторичному рынку.

 

После написания эссе по деньгопользованию Славик планировал посмотреть блок экономической информации на канале «Вести 24», а затем почитать в Интернете биржевые новости. Славик давно уже хотел попрактиковаться в торговле ценными бумагами, но родители давали ему на карман такие смешные суммы, с которыми в серьезные игры лучше не соваться. Он хотел подойти к отцу с просьбой, но боялся, что того хватит инфаркт, если сын-третьеклассник скажет ему: «Папа, одолжи сто тысяч. Верну двести». Да и мама не поняла бы. А вот у Петьки Кошелькова родителей ничего, удар не разбил, когда тот на валютной бирже на разнице курсов тысячу евро потерял. Ремнем выдрали и в угол поставили. А Вере Рублевой на день рождения подарили контрольный пакет акций металлургического завода в Кыштыме. Когда Вера спросила, где этот Кыштым находится, ее папа сказал, что если бы Вера как следует учила экономическую географию и имела бы в табеле «пять» по этому предмету, то ей бы на день рождения подарили пакет акций какой-нибудь алмазной копи в Южной Африке.

 

Экономическая география была любимым предметом у Славика, и он знал все и про металлургию Урала, и про алмазный бизнес где-нибудь в Сьерра-Леоне, и даже про импорт льда с Северного Полюса местной компанией «Чернопятовка» для производства газированных напитков. Но Славику никто контрольный пакет акций завода в Кыштыме не дарил и не собирался. Самое большое, что могли предложить родители, это оплачивать Славиков труд на бабушкиной даче. Но бабушка сказала, что это непедагогично, и от использования детского труда отказалась. Бабушка тоже неплохо разбиралась в экономической географии и знала, что на копях Сьерра-Леоне чернокожие дети работают почти задаром. «Не надо делать из бабушки монстра», - заявила она родителям, а Славику предложила вести дачную бухгалтерию, записывая в тетрадку доходы и расходы. В обмен на ее бесценный экономический опыт, который помогал Славику зарабатывать «пятерки» в школе.

 

Какие, уважаемые родители, тут могут быть письма, если в домашних заданиях еще конь не валялся? Только кот Доллар разлегся на тетради, развернутой для написания эссе по деньгопользованию. «Сейчас я устрою тебе падение на целых сорок пунктов», - мстительно подумал Славик, скидывая кота со стола. В докризисные годы кот носил более гордую кличку и назывался Нефтедолларом. Но когда в экономических новостях сказали про то, что  экономика, ориентированная на экспорт сырьевых ресурсов – это неправильно, Славик разжаловал кота в простые Доллары. Но это что, вот Петьке Кошелькову купили в аквариуме муравейник с рыжими муравьями, которых Петька назвал наночастицами. Отличница Зачеткина сказала:

-                      Эх, ты, Кошельков! Какие же они нано? Нано – это когда почти совсем не видно, - и Петька перекрестил своих муравьев в микрочипов. Зачеткина тут же съехидничала:

-                      А микродейлы где?

 

Нет, правда, какие тут могут быть бесплатные подарки, когда в стране кризис? Предприятия, понимаешь, сворачивают производства. Даже гиганты содрогнулись. Вот и акции кыштымского завода упали, о чем Вера Рублева в школе плакала уже третий день и спрашивала у Зачеткиной, что ей теперь с ними делать. Зачеткина пожимала плечами и говорила, что в биржевой игре у каждого должна быть своя стратегия и своя голова на плечах.

 

-                      Ну, действительно, не может же Дед Мороз существовать столько лет, бесплатно раздавая подарки? – думал Славик. – Давно уже пора ему прогореть.

 

Но родители продолжали наседать – напиши да напиши…

 

-                      Короче,  – предъявил ультиматум родителям Славик, - я напишу Деду Морозу письмо, если вы скажете, откуда он берет деньги на свой бизнес, который по непонятным для меня причинам еще не рухнул? Собственник ли он этого бизнеса? Или только управляющий? Какую зарплату он получает, ну, и так далее…

-                      Ну, Славочка, - изумилась мама, - он, наверное, туристов в свою резиденцию за деньги пускает…

-                      По моим расчетам, - гнул свою линию Славик, - на приобретение подарков только для российских детей этих доходов никак не хватит. А как же другие дети?

-                      Сыночек, в других странах – другие Деды Морозы, вот пусть они о других детям и пекутся…, - распереживалась мама.

-                      В эпоху глобализации и транснациональных корпораций успешное развитие этого проекта возможно только под единым брэндом при условии генерализованной стратегии, - настаивал Славик.

-                      Вячеслав, о чем мы спорим? – вмешался тут папа. – Напиши письмо уже, в конце концов, и сам спроси его об этом.

-                      А правда, - подхватила мама. – Все ему пишут: «Дай да дай». И только ты поинтересуешься его проблемами. Он не сможет не ответить.

-                      Я напишу, - зловеще (только бы отстали!) сказал Славик, - я ему такое напишу…

 

Целая неделя у Славика ушла только на штудирование учебников по экономической теории. Школьная библиотекарша удивленно сдвинула очки на кончик носа, когда Славик попросил у нее учебник за шестой класс. За седьмой брать не стал - просто унести бы не смог. У студента-пятикурсника Славик взял пару дополнительных уроков по экономической географии, чтобы выяснить, может ли в окрестностях Великого Устюга расположиться гигантский концерн по производству игрушек. Студент сказал, что не может, потому что чего-то там утилизация отходов и логистика, и транспортное плечо на Дальний Восток будет раза в три длиннее, чем на российский запад. И бесплатную доставку игрушек на Камчатку и даже на юго-запад Сибири надо будет либо дотировать государством, либо вводить понижающий коэффициент к тарифу на перевозку. Что экономически не оправдано. Если бы студент был Дедом Морозом, он хотя бы поставил фабрику где-нибудь посередине. Или не ставил бы вообще, а размещал заказы на других фабриках.

 

И через неделю в Великий Устюг почтовым поездом поехало выстраданное Славиком письмо с заковыристыми вопросами про экономическую подоплеку проекта «Дед Мороз».

 

31 декабря утром, под наряженной елкой Славик обнаружил конверт. В нем лежал листок, который хрустел, как снег в под ногами в морозный полдень. И на нем было написано: «Здравствуй, Славик! Я постарался ответить на твои вопросы, как мог. Но не на все, сам понимаешь. Как будущий экономист, ты должен знать, что существует коммерческая тайна, и я, будучи собственником проекта, заинтересован, чтобы тайна сия таковой бы и осталась. Могу только сообщить, что оборотные (было написано «оборотныя») средства я пополняю за счет прибыли, получаемой от использования созданного мною образа бородатого старика в красном кафтане в рекламе, мультипликационных и художественных фильмах. Ты прав, - писал Дед Мороз, - что данный проект должен быть транснациональным, и я уже получил кредит Главнобанка на приобретение образов Санта-Клауса, Пэр-Ноэля и прочих Йоулупукки. Еще я вложил средства в покупку акций мировых игрушечных концернов, и как их мажоритарный акционер получил эксклюзивное право ежегодной выплаты дивидендов продукцией. В связи с этим пользуюсь случаем и прошу тебя передать твоим одноклассникам, чтобы они писали письма заранее, а то в декабре все эти фабрики работают в бешеном форс-мажоре, чтобы выполнить ваши пожелания. Ты спрашиваешь, с чего я начал свой бизнес. Так вот, от отца Мороза Ивановича мне досталось довольно большое наследство – сколько деньгами, а остальное золотом самородным, каменьями самоцветными («самоцветнымя» - снова перешел автор на старый стиль), прочей роскошью. Ну, ты же сам понимаешь, деньги, если они лежат в сундуке, год от года точит инфляция. Ну, вот я их и инвестировал в разные инструменты с высокой степенью доходности, в банки положил под максимальный процент, иной раз дефицитный бюджет какого-нибудь государства прокредитую на выгодных для себя условиях. Зарплаты, Славик, у меня нет. Я на правах собственника беру себе полпроцента из годовой прибыли предприятия. А насчет доставки ты прав, надо созданием четко продуманной логистической сети еще предстоит подумать. А то олени, печные трубы да самоходные сани – это прошлый век. С уважением, Дедушка Мороз».

 

-                      Это что же получается, - недоуменно вскинул на родителей глаза Славик, - Дед Мороз существует?

-                      Ну да, - переглянулись родители.

-                      Тогда почему письмо есть, а подарка нет?

-                      Как же! Как же! – хлопнул себя по лбу папа и выбежал на лестничную площадку в коридор, который назывался «тамбур». И через секунду вкатил шестнадцатискоростной! – у Славика аж дух захватило – Настоящий! Горный! Велосипед!

-                      Ну? Как тебе машина? – папа выглядел настоящим победителем. – Это же явно лучше контрольного пакета кыштымского металлургического? А, сынок?

-                      Определенно, - сказал ошеломленный Славик.

 

Он даже забыл, что просил у Деда Мороза вовсе не велосипед, но акции какого-нибудь предприятия из Силиконовой долины, пусть даже самого маленького, или сто тысяч рублей, с которыми начинающему биржевому брокеру не стыдно и на площадке РТС появиться.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.