Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 67 (март 2010)» Критика и рецензии» Портрет критика, увеличенный до размера художника (заметка)

Портрет критика, увеличенный до размера художника (заметка)

Мингалёв Евгений 

ПОРТРЕТ КРИТИКА, УВЕЛИЧЕННЫЙ ДО РАЗМЕРА ХУДОЖНИКА

(заметка-биография)

 

Вместо сложного начала – какие-то картины Магритта, отрывки хлебниковских вээоми,  лица, живущие на холсте каких-то соответствий. Но вот первые буквы тянут за собой слова, и портрет всё более проступает на белом фоне. И скоро черные буквы, сливаясь в единый текст, образуют фон для белизны интерпретаций и недоумений того, кто этот текст читает…

Вот так непросто зачинается единство слов, должных нарисовать портрет современного критика, и всё дело, быть может, в том, что приятнее с художниками дружить и пить чай по вечерам, чем самому пытаться писать портреты. Но как можем…

До сих пор ищут, и до сих пор не найдут этот таинственный инкубатор, взрастивший Белинского, сделавшего его не только неистовым, но и, в некоторой степени, эмблемой критической мысли. Несмотря на тщетность поисков, инкубатор продолжает работать. И всё новые лица появляются на портретах с подписями «Современный критик современной литературы». Особенность этих портретов в том, что их, не дожидаясь открытия выставки, забирают в спецхран, который теперь называется «Толстый Журнал», либо «Где-то в сети», причем, если выбран второй вариант, к портрету приписывают «Литературтреггер ». А какая разница – всё равно непонятно. И хранятся эти портреты в спецхране до тех пор, пока поколение не сменит поколение, и место не нужно будет освобождать.

Гораздо больше повезёт тем, кто кроме «критической»  занимается ещё какой-нибудь, не менее неблагодарной работой. Например, пишет. Сам. Иногда не «маловысокохудожественно». К тем и относится Славникова. Мать, бабушка, критик, писатель, женщина. Перечисление, конечно, вольное и совсем не приоритетное. Вот бы сам критик расставил!  А мы только перечисляем.

Женщина-критик  – это, несомненно, прецедент. И как говорит сама Ольга (уж позволю себе говорить о ней так, зная о писательской работе): «Будучи "открытием года", я позволила себе, в свою очередь, влезть в процесс и стала печатать в центральных изданиях собственную критику, как горячую, так и ледяную».  Достаточно откровенно. И это приятно, не так ли? А может Славникова  пытается нас сбить со следа и завести подальше от следов инкубатора? Но мы доверимся и пойдём следом за критиком.  Только сперва нужно оговорить одну деталь: до свалившейся на голову известности Славникова  не один год работала в журнале «Урал[1]». Там была первая художественная публикация, там же «созревающие» критические опусы.  Став популярным писателем (…ой писательницей?), Ольга разворачивает деятельность в области критики.  Работает она на правах фриланса (простите за мой английский) одновременно в нескольких «толстяках» и периодике ("Новый мир", "Знамя", "Октябрь", "Дружба народов", "Урал", "Вопросы литературы", "Неприкосновенный запас", в газетах "Книжное обозрение", "Литературная газета", "Время МК", "Уральский рабочий", "Книжный клуб").  Но более заметный след остается после рубрики «Терпение бумаги» в литературном журнале, который настолько известен в узких кругах, что даже совестно вслух произносить.

Чем интересна Славникова-критик? Это, конечно,  всё то, что позволяет называть её современным критиком. Она пишет об актуальном: пусть это будет проблема серийности современной литературы, портрет современного критика (NB: вот оно набоковское зеркало!), и, наконец, о современных писателях. Шишкин, Пелевин, Акунин, плеяда писательниц-женщин, номинанты премии «Букер» (она и там в жюри), где-то даже мелькает имя Донцовой, любовно названной Даша. И где тут ирония, а где насмешка?

Современные критики – они такие. Всё также ловки в полемике и остры на язык. Всё также вездесущи и не пропускают «свежих» тенденций. И кто знает, быть может, пол играет не последнюю роль в смелости оценок Ольги: ведь кто обидит в ответ женщину! Да ещё мать, бабушку, писателя и критика? Вот и я про то же. (Улыбаюсь).

Вот текст, перевалившись на следующую страницу, всё более набирает обороты в своём стремлении всё объяснить и всё рассказать, но я сдержу его. И оставлю белое поле незаполненным. Писать портреты надо с знаменитостей, а портретом критика пусть останутся его сочинения[2] и сочинения по поводу сочинений. Дадим больше свободы для читателя. Вот вам перо (ручка, клавиатура, карандаш, острый камень) – теперь ваша очередь. А я с почтением постою в сторонке. Спасибо, что разрешили поговорить.



[1] Подробнее о фактах биографии здесь http://www.bazhov.ural.ru/Avtograf/slavn.html

[2] Библиография: - Стрекоза, увеличенная до размеров собаки. Роман. — М.: Вагриус, 1999. — 494 с.  Женский почерк

- Один в зеркале. Роман. — М.: Грант, 2000. — 286 с.

- Бессмертный. Роман. — М.: Вагриус 2004. — 270 с.

- Один в зеркале; Механика земная и небесная; Конец Монплезира; Тайна непрочитанной записки

Роман, повесть, рассказы. — М.: РИПОЛ классик, 2005. — 477 с. — Библиотека клуба метафизического реализма

– 2017 Роман. — М.: Вагриус, 2006. — 541 с.

- Любовь в седьмом вагоне. Малая проза. — М.: АСТ, Астрель, 2008. — 288 с.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.