Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 67 (март 2010)» Культура-мультура» Верхом на макрокряке (ксенобиологический рассказ)

Верхом на макрокряке (ксенобиологический рассказ)

Султанов Вадим 

ВЕРХОМ НА МАКРОКРЯКЕ

 

 

Вот ведь букашки – шаркают совсем без вреда.

Укусют, вскочил прыщик, - и завтра нету.

А уж сколько придумано противоядий!

А от зайцев? Ничего.

Только любовь.

Только любовь.

 

«Заяц».

П. Мамонов.

 

К чему бы это?

Недоумевающий автор.

 

 

1.

«…отметим также крайне неудачную конструкцию медианских звездолетов с точки зрения их внутрисолнечной проходимости. Ведь проходя сквозь Солнце – а точнее, любую  подобную звезду класса С5 – любой звездолет испытывает перегрузки сравнимые лишь с  зудом в области носоглоточных пазух макрокряка. Каковые (имеются в виду перегрузки – а не макрокряки) и обуславливают желеобразную форму и зеленоватый цвет самых лучших звездолетов обозримой части Вселенной – звездолетов люпсурианских торгово-разведывательных флотилий. Ведь даже макрокрякам, способным жить в унылой безвоздушности морозных пространств Вселенной и передвигаться по ним с умопомрачительной скоростью, очень трудно бывает иногда догнать люпсурианские космические корабли, чтобы скрасить ими свой скудный межзвездный ужин.

Также мы отметим благоприятную обстановку внутри желудков макрокряков, которая кстати, может разниться от их видовой, половой, политической и макроэкономической принадлежности. При этом вся разница состоит в цвете обоев, которые покрывают стенки желудков этих безжалостных тварей. (N.B. Обои им клеят те, кого они поедают – точнее выедают из пойманных ими космических кораблей. В сущности, им и питаться-то ничем не надо – они насыщаются одним чувством спортивного удовлетворения от ощущения пойманного звездолета в их длинных мохнатых лапах. Да. А тех, кого они съели, они потом отвозят туда, куда им нужно, в своих огромных пушистых животищах. И гораздо быстрее, чем в их предыдущих средствах передвижения. А за это просят всего лишь сменить у себя внутри обстановку: кафель там, обои поклеить, двери покрасить. При этом красные обои каким-то образом очень точно отражают тотальный патриотизм и любовь к отеческим гробам и пепелищам. Голубые – латентную нелюбовь к вышеперечисленному. А зеленые – это «Гринпис». Или доллары. Или кого-то тошнило петрушкой. Но только не обои. Бог его знает, что это за дрянь и как она оказалась на стенах таким ровным слоем. Путешественники, они ведь всякие попадаются. Но уж в этом макрокряки не виноваты).

Ну, так вот, пролетая подобным способом, довольно трудно любоваться окружающим пейзажем, тем более что пейзажи, как таковые, в открытом космосе напрочь отсутствуют. А может оно и к лучшему. Хотя это кому как. Вот, например, мой покойный дядюшка, умерший от  удара молнии на бескрайних просторах Внутренней Монголии (прекрасно описанной в одном географическом справочнике – забыл название – российским естествоиспытателем В.О. Пелевиным) обожал пейзажи. Все равно какие – урбанистические, идиллические, пасторальные, паранормальные. Лишь бы было на что посмотреть. Терпеть однообразия не мог. За что, собственно, и поплатился.  Последними его словами после очередной тысячи километров по ровной, как стол, пустыне Гоби были: «Где-то я это уже видел…» После чего, как говориться, на ровном месте, среди ясного неба раздался гром, сверкнула молния – и дядюшки не стало. Ну, так к чему это я? А, да!: путешествия на макрокряках не для приверед!»

 «Краткий курс ездока на макрокряках». Т. 1. – М.  – Черт его знает, какой год. – Стр. 15425887. Или типа того. Автор еще не родился.

 

2.

«Было очень скучно. Вымрики не мулькали в мове. А мюмзики, соответственно, взикали недостаточно, а очень слитно. И при том это будет вчера. А завтра они уже делали скач. И взикать им тогда поэтому было некогда. Такая вот петрушка мохнатая. Мда. Скучно, скучненько! Вяленку бы затрямкать, и выкуську булькнуть. Саляпа  бятая!

Не матерись, ругается мама. Вюмзики затрюмкают, а не то и жаборонки залягают!

Ах ты, скажешь, поморщившись, как же тут вумо заумочно, выматно-перевыматно!» 

Вы прослушали небольшой – не очень большой, да что там – малюсенький урок макрокрякского языка. Ничего не поняли? Ха, тогда вы в хорошей компании. Ни один землянин до сих пор не понимает, что они говорят.  И говорят ли вообще? Может это наше воспаленное сознание так галлюцинирует, когда их видит? И перемешивает все слова, которые запомнило за свою жизнь? 

Ну, это так, к слову. А вот если вы решили покататься на этой… этом…мнэ-э-э-э… создании?... животном? – ээээ…, ну, допустим… живой (живой?) штуковине – подумайте! Оно вам надо? Покончить с собой можно гораздо быстрее и элегантнее. Но если вы – матерый мазохист и считаете себя виновным за все преступления человечества, включая телемагазины и женскую фригидность – то тогда да! Да! Да!! Да!!! Вперед!!! И пусть ваша смерть будет долгой и мучительной!

А мы потом погудим на ваших веселых поминках!!!

 

3.

Иллюминаторы запотели. Потно было внутри, потненько. Топор можно было вешать. Легко. Берешь и вешаешь. А он висит и ржавеет, собака. А чего ему  еще в такой атмосфере делать? Он же не фен, сушить не может. Да, фен это вещь! Он чего хочешь может высушить. Включишь его – и уже не потненько, не потно. Сухо, тепло. И не пахнет. Топор только не повесишь, так это беда не большая. Его положить можно. А куда? А туда где иллюминаторы. А где иллюминаторы? А где иллюминация! Смекаешь? Иллюминация – иллюминатор. Термометр – терминатор. Топор – шмопор. А, попались! Ниче-ниче, сначала все ведутся. Потом привыкают. В такой атмосфере и не к такому привыкнешь. Потому как в двух кубических метрах особо про такое не подумаешь. Особенно, если температура где-то 50* градусов по Цельсию. Тут только про топор и думаешь. Как бы им эти два куба до трех расширить. А то и до трех с половиной. Чтобы было понятно, где это так потно, потненько где это так. А? Чего? Где это так, спрашиваешь? А я почем знаю! Интересный такой! Наверно, где иллюминаторы, конь ты бятый, непонятливый! Иди обои поклей, может, догадаешься!

 

4.

«Макрокряки занимательны своими желудками. Свойство их таково, что они очень маленькие и у них есть круглые отверстия наружу, затянутые прозрачным материалом, твердым и непробиваемым».

«Занимательная анатомия макрокряка». – Том непонятно какой. – Место издания неизвестно. – Дата тоже. – Про страницу, откуда свистнута цитатка, я и не говорю. Мама автора умерла, ни разу не родив ребенка, в возрасте 4-х лет. В эпицентре ядерного взрыва в Нагасаки. Или Семипалатинске. 

 

5.

Изумительные иногда результаты выдает  на-гора работа молодых научных сотрудников. Особенно, если они физики. А еще лучше – если химики, специалисты в органической ее  отрасли. Ну, сами понимаете – дезаморфин, амфетамин, димедрол и аспирин – они не из глины делаются. Ну, так вот. Один молодой – подчеркиваю – молодой физик (химик? неважно!) изобрел какую-то непонятную фигню. Огромную такую, жуткого вида, железную и блестящую. Словом, просто чудо как хороша была эта штуковина. И вот стоит она, вся искрит, шумит, током бьется, огни из нее, такие, значить, яркие из себя все, летают туда-сюда. Другие молодые научные сотрудники вокруг носятся и шумят: «Нобелевку, еканый бабай, собаке!!! Качать его, подлеца!!». И, натурально, на руки его и качают. Словом, радуются, как дети. Музыку включили, камеру принесли, журналюг пригласили – куда уж без них! – банкет у них, короче. И тут, как фукнет, как бабахнет!!! Как убьет кого-то из бумажной журналистской братии!!! Как все закричат: «Уррраааа!!!! Тудыть его, бумагомараку!!!». И в обе щеки молодого специалиста ну лобзать, обнимать, приголубливать. «Ой, ты гой еси, молодой специалист! Как ты есть нам всем спаситель и профилактика нервных заболеваний на почве газетных уток! Ну-к тебя за это генералом назначим, чтоб ты еще каку-нить бучку отчебучил!». И тут – как окончательно бабахнет, бубухнет и трямпампумкнет оглушительно, аж уши у некоторых прочистились и глаза открылись на собственную аморальность, отчего моментально с ними приключился инфаркт по причине угрызений  совести. И вылез из той машины зверь невиданный, бодяга непредвиденная – МАКРОКРЯК ОБЫКНОВЕННЫЙ. Здоровущий такой, и мохнатый. А уж добрый – как Красный Крест и ООН вместе взятые. Аж до смерти. Вот так вот эти зверюги и появились. По крайней мере, так молодой специалист говорил, пока его на продаже экстази не замели.

 

6.

Даже странной кажется руководителям Партии полового возрождения России, лидером и мессией которого, как всем известно, является Вадим Султанов, позиция некоторых западных и западнически настроенных отечественных ученых касательно проблемы макрокряков. Странной, если не подозрительной! Ведь такие, с позволения сказать, деятели могут себе позволить всякие недозволенные позволением высказывания. Н-р, такие как:

«Макрокряк обыкновенный – выдумка торговцев амфетамином и клеем, извините, «Момент»;

«Макрокряки – корень всех зол и причина алкоголизма среди малых народов Севера»;

а то и «Макрокряки – ЛОХ!»,

 чего мы, как борцы за чистоту русского языка, себе позволить никак не можем!

Нет, товарищи, никогда! И ни за что мы не позволим (без особой на то причины) обзывать наших дорогих и политически выдержанных питомцев неприличными словами, вроде амфетамина или малого народа Севера!

 

7.

«В городе Трдат есть питомник голубых обезьян» - поет высокий, ясноглазый макрокряк.

«В городе Трдат часто идут дожди».

«Это плачут голубые обезьяны».

Мерно бумбумкает контрабас. Щеточки барабанщика, шурша, щекочут тугую кожу барабана.

«Они плачут, потому что у них нет любви».

«Они заперты в клетках».

Красная бабочка на шее. Крахмальный воротник. Белые манжеты.

Облик макрокряка безупречен.

«Я не голубая обезьяна». - Продолжает он.

«Я не заперт в клетке. Я люблю тебя».

Голос макрокряка трепещет. Он очень молод.

«Я скоро приду к тебе».

«Жди».

 

8.

…что касается особенностей коммуникативного поведения чужих, инородных форм жизни,  то мы никогда не могли понять, что же позволяет макрокрякам так долго и успешно сосуществовать в густо населенном космосе, битком набитом самыми разными (разумными и не совсем) созданиями.

Неужели всему причиной их миролюбие? Или их предприимчивость? Или их гибкость, благодаря которой они могут приспособляться к бесконечно меняющимся условиям обитания во Вселенной? Или может  быть это всего лишь их гипертрофированное гостеприимство, позволяющее разумным существам, которых они назвали своими гостями, иметь право совместной собственности не только на все имущество макрокряков (отсутствующего, впрочем, у них по религиозным причинам), но и на их самих?

Что ж, последнее предположение кажется практикующим юристам с Проциона-12, мерзким косопрукам, этим гадким желтым рептилиям с зелеными ушами и воспаленными красными глазами, наиболее вероятным. Толкуя это положение, закрепленное в макрокрякском своде законов («Макрокрякской Правде»), они доводят его до абсурда, чтобы, как всегда, использовать в своих корыстных и безнравственных целях. Это их обычная гнусная практика.

Гость, цинично утверждают косопруки, имеет абсолютное право совместной собственности на ВСЕГО макрокряка: как на его личность и индивидуальность, так и на его плоть. Гость может делать со всем вышеперечисленным все что угодно, с согласия макрокряка, разумеется. Но так как макрокряки никогда и ни в чем гостю не откажут, то это согласие – пустая формальность. И гость может продавать, дарить, сдавать внаем, залог и т.д. и т.п. материальную и духовную составляющие макрокряка. И делать с ними еще много всяких забавных штук. И все это возможно потому, что макрокряки (пусть у косопруков отвалятся их коротенькие хвосты за это бездоказательное мнение) неразумны! А точнее разумны не в том смысле, в котором мы привыкли.

Но мы, сукопряки с Проциона-13, милые зеленые ящерицы с хорошенькими красными ушками и смышлеными желтыми глазами, безо всяких сомнений говорим, что право совместной собственности гостя на макрокряка ограничено. Оно ограничено плотью макрокряка, которой гость может пользоваться в довольно ограниченных пределах. Пределы эти определяются исключительно поездками внутри этого удивительного существа, да и то, только в том случае, если макрокряку с гостем по пути. А вопросы разумности или неразумности, или разумности в непривычном для нас смысле мы оставим тем, кому это интересно. Нас это не касается.

 

9.

 «Природа вампиризма вообще-то очень плохо изучена. Профессор Ван Хельсинг, из Роттердамского королевского университета, обладающий огромным опытом полевых исследований данной проблемы, неоднократно отмечал крайнюю скудость источников сведений о возникновении, развитии и размножении двуногих кровососов.

И действительно, кроме сомнительных записей Б. Стокера, А.Толстого и трансильванских хроник рода князей Тепешей, в распоряжении ученых-носфератологов больше ничего нет.

Точнее – не было. До сего дня. Потому что совсем недавно в руки российского исследователя В.С. Кульяненко попали комментарии к макрокрякским законам, проливающие свет на темные стороны возникновения проблемы крововысасывания (если, смеху ради, использовать русифицированный аналог термина «вампиризм»).

«Первое, что бросается в глаза даже невнимательному читателю, - взволнованно пишет Кульяненко в своей работе «Методические рекомендации проведения дозоров в различное время суток», –  подозрительная схожесть косопруков и сукопряков. Но не это самое важное! Ведь дальнейшее чтение, пусть и самое поверхностное, приводит к ошеломляющим выводам! Косопруки и сукопряки – суть одно и то же!! Но – в разное время года. Просто косопруки весной линяют, из-за чего их головной мозг отключается. Вместо него – одновременно с возникновением весенней расцветки на поверхности новой шкурки этих симпатичных рептилий – начинает работать спинной мозг. После чего косопруки, то есть, тьфу, уже сукопряки, мигрируют с Проциона-12 на Процион-13.

Мда. Так вот. О чем это я? А, да: а так как головной и спинной мозги зверюшек не подозревают о существовании друг друга, то они и считают друг дружку разными видами, населяющими разные планеты».

А причем тут вампиризм, спросите вы? А при том!

Сбрасывая зимнюю шкурку, косопруки – без всякого умысла, так сказать, рефлекторно – излучают на длинных радиоволнах особую совокупность сигналов. Доходя до Земли и встречая на своем пути теле- и радиоприемники, эти сигналы немедленно преобразуются в фильмы и радиоспектакли о якобы существующих созданиях, которые – подумать только! – живут, питаясь кровью себе подобных. После чего и возникают такие, как теперь выяснилось, надуманные проблемы как проблема так называемого «вампиризма», антинаучность и несостоятельность которого блестяще была только что доказана!».

«Вестник Трансильвании», № 13, стр. 666, 31 октября 131313 года.

Д. Ракула, Румынский институт гемоглобинозависимости.

 

10.

Трудно быть немного беременным. И также трудно спорить с этим утверждением.

Но это утверждение верно только для вида Homo Sapiens.

 К макрокрякам оно не имеет никакого отношения.

Если сукопряки и косопруки не врут, самка макрокряка в течение всей жизни вынашивает в своем чреве огромное количество зародышей будущих макрокряков.

А это – нелегкая задача.

Для зародышей.

Потому что они, к сожалению, агрессивны сверх всякой меры. Во всей обозримой части Вселенной сложно, да что там – невозможно найти более свирепое чудовище. Даже жидкие «А» с Проксимы Центавры в период гона не могут с ними сравниться.

С самого момента своего появления зародыши яростно бьются  за место в материнском чреве.

Их схватки безжалостны, соперники дерутся до смерти.

Победивший съедает тело побежденного.

(Тем и живет. Есть там больше нечего).

… И в конце остается только один. Как пышноволосый горец Маклауд в кино (что подтверждают статистические выкладки: длина волос победителя в два, а то и в три раза больше, чем у тех, кто проиграл).

Но ему недолго радоваться победе.

Когда он понимает, что остался один, горечь его безмерна. Она (позволим себе астрофизическую аналогию) похожа на межзвездный вакуум – такая же безграничная и ледяная.

Она уничтожает всю радость победы.

И тогда макрокряк начинает петь, чтобы дать выход своим чувствам.

Пение его пронзительно и лирично.

Он поет о дожде

О городе.

О голубых обезьянах.

И заодно рождается. Потому как мышцы заслушавшейся самки макрокряка расслабляются и не могут больше удерживать его внутри.

 

11.

Если думать о том, что может случиться, то вряд ли вы сможете что-либо сделать. И тут уж игрушечный пистолет производства китайской фирмы «Омега» не сможет вам помочь. Ведь он стреляет пластмассовыми пульками, а не настоящими девятиграммовыми кусочками свинцовой смерти, которые только и избавляют от мучительной способности человеческого разума – мыслить.

Пластмассовый корпус, пластмассовая рукоять, пластмассовый курок – в сущности, вся эта имитация металлического орудия убийства достойна лишь осмеяния.

Но трудно, практически невозможно, краткими ритмичными толчками диафрагмы выталкивать воздух из гортани сквозь разверстый рот над игрушечным пистолетом, когда знаешь, что это – великая и трогательная в своей беспомощности попытка китайцев реализовать даосский принцип недеяния.

Посудите сами – миллиард желтокожих человечков на огромной, полупустынной части суши мечтают сделать мир лучше.

Поразитесь этому! – миллиарды, сотни миллиардов часов тратятся на производство игрушек, подражающих оружию.

Плачьте, плачьте скорей!! – наивные люди с умными узкими глазами проводят жизни, собирая пластиковые детали в единое неубивающее целое.

Они надеются, что когда-нибудь пластмассовых подделок станет так много, что они вытеснят горы металла, созданные для убийства.

И войны тут же прекратятся сами собой.

И люди перестанут убивать друг друга ради всяких глупостей.

И никто ничего не сможет сделать, потому что все будут думать только о том, что может случиться.

И вот так, с этого маленького шага, все начнут путь в тысячу световых ли к Великому Дао, ко всеобщей любви и всепрощению.

Тот самый путь, преодолеть который можно только верхом на макрокряке!

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.