Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 67 (март 2010)» Поэзия» Сестренка Вера и другие актрисы (подборка стихов)

Сестренка Вера и другие актрисы (подборка стихов)

Мухачев Дмитрий 

                               * * *

Не надо писать мне своих одиноких писем, 
О том, что глинтвейн уже не такой, как прежде. 
Расскажи-ка лучше о тех, кто как я, зависим 
От хороших компьютерных игр и теплой одежды.           

Все, с кем смотрели мы триллеры и закаты, 
Разошлись по земле, за спиной оставив руины: 
Кто-то попал в коллегию адвокатов, 
Кто-то завис в Рубцовске на героине.   

Я связан возрастом, пойман работой в сети, 
Замучен зимой, диетами и делами. 
Ты еще в школе? Уже в университете? 
За кого ты в итоге вышла и родила ли?   

Призрак с большими глазами, с роскошной грудью. 
Суккуб неизбежный в трепетной блузке из « Mexx ’ a ». 
Тебя превозносят арт-критики, любят судьи, 
Президенты концернов тебе покупают кексы.   
 
Я пробираюсь на новый уровень света, 
Я тривиальности говорить обожаю.
Мне тепло потому, что ты существуешь где-то: 
Высокомерная, нежная и чужая. 

 

 

 

              

               Сестренка Вера

 

                               «...а в ресницах спит печаль»

                               Вертинский к Вере Холодной. 
 

                      1.


Гримерная. Светло. Сестренка Вера    
В компании духов и револьвера 
Зубрит слова, осваивает роль -
Фрагменты своего декамерона, 
Где даже гений Джеймса Кэмерона 
Не сгладит несговорчивую боль.   

Звенит в ушах ночная ариэтка. 
Сестренка Вера, словно статуэтка, 
Материал, обласканный резцом. 
На выходе её не поджидает 
Любовник рослый с пластикой джедая, 
Держащийся по пьянке молодцом.   

Подлодка ночи входит в свой фарватер.  
Глаголят сверху нам, что мир театр - 
Мы тихо тявкнем, что скорее цирк. 
Угрюмый лейтенант на радиальной, 
Тоска в груди по жизни идеальной, 
На ужин булка и голландский сыр.   

Сестренка Вера - тонкая холера, 
Нежнее хризантемы и эклера,
Прекраснее Шагала и Моне. 
Она есть первый пункт в небесном списке 
И это греет душу, будто виски, 
Как сотня баксов в черном портмоне.   

На площадях гуляет непогода. 
Я не могу совпасть с моим народом, 
Я только слышу ритм планеты всей: 
Смешные гимны скважин, шум каналов, 
Шахтеров, негров, милых маргиналов, 
Стоящих на нейтральной полосе.  
 
Актерствуя, юродствуя, кривляясь, 
Стишками, прозой, прочей дурью маясь, 
Надеемся найти себе покой. 
Но, будучи родней цветам и лисам, 
Сестренка Вера, ангел и актриса, 
Смахнет нас со стола своей рукой.

 

                                        2. 

 

Мы не читаем Милана Кундеру, пьем виски без всякой меры. 
Видимо, наш с тобой внутренний мир не шибко богат и тонок. 
Давай хоть в субботу посмотрим кино где снималась сестренка Вера - 
Потому-то оно победило в прокате до завершения съемок.   

Сюжет его прост, как крыло махаона, как горная речка в мае - 
Один террорист влюбился в учительницу домоводства 
И под влияньем любви к этой даме (её как раз Вера играет) 
Стал образцом хозяйственности, мужества и благородства.
   
Как обычно, добро запинало зло и повсюду любовь до гроба. 
Снобы нам говорят, что в фильме все сложнее и тоньше, 
А мы-то никак не можем смириться с тем, что мы просто амебы,
Каждый из нас от рождения мнил себя Чем-то Большим.   

Исправно ходим друг к другу в гости, спокойно сидим на месте. 
Пользуемся гарнитурой " Samsung " и даже банковской картой. 
Но от мысли покончить со всем давно не спасает нательный крестик. 
Не волнуют нас новые гаджеты, не сладок нам воздух марта.   

И сестренка Вера для нас - лиловая весть из иного мира, 
Глоток волшебной воды и веселый хвост вожделенной кометы. 
Над ней кропотливо трудились не столяры, а ювелиры, 
Она – ограненный крепкий алмаз и мы ее любим за это. 

 

 

 

                   * * *

Что касается Бога, то он везде: 
В полупрочном ласточкином гнезде, 
Типовых отраженьях витрин и луж - 
Старомоден, всеведущ и неуклюж.   

Что касается смерти - она есть яд. 
Одинаково любит воров, крестьян 
И хозяев ихних в больших авто, 
И врачей, и бабушек, и ментов.   
 
Будь хорошей дочкой, помой окно. 
Мы с тобой сегодня пойдем в кино, 
Нам покажут праздник в тылу врага, 
Над селом закаты и ночь в стогах.   

Как прекрасны песни чужих небес! 
Я надеюсь, мы обойдемся без 
Громких слов, красивых трескучих фраз – 
Смерть и Бог, родная, волнуют нас. 

 

 

 

                          * * *

загадочная зима, пьянящая тьма, дворы и дома.
нет никаких трагедий вне твоего ума, 
а есть только скрип усталый космического колеса, 
да эта волшебная лестница в сиреневые небеса.   

холодный воздух полезен, как промывание ран. 
хруст под ногами, очарование твоего двора, 
где magic stairway to lilac heaven и ты к перилам приник. 
пора бы тебе, приятель, учить язык. 

 

 

 

                      * * *

Умирает солнце над той травой
где ходил подстреленный, но живой
безымянный егерь с большим стволом
прорываясь к родине напролом.

Без особой пользы и без вреда
испарится молодость, как вода:
на кронштадский лед побросают нас,
не дадут окончить десятый класс.

Безыскусный рай, Туруханский край:
кого хочешь, солнышко, выбирай
и ломай об угол, чтоб кровь и крик,
чтоб про сон забыл и к войне привык.

Это жгут иконы в простом костре,
это города теплого артобстрел:
обмани патруль, проберись в подвал.
Вас таких осталось, от силы, два.

Раскаленный ветер, кислотный дождь.
Со свинцом в спине умирает вождь
и несутся новости в проводах
и на складах - золото и руда.

 

 

 

 

 

                     * * *

Потом ты выйдешь замуж за магната,
Родишь ему упорных сыновей,
На рынке купишь лук и два граната.
Твои глаза иссушит суховей.

А я войду, расчетливый и трезвый,
В тот коридор, где солнце и врачи,
В кармане пряча десять острых лезвий
И парафин божественной свечи.

Прошли года, мы выпали в осадок.
Запрячь подальше свой фотоальбом – 
Ведь ни алхимик, ни агент Моссада
Не смогут отыскать спасенья в нем.

 

 

 

                   * * *

черные дыры, чей-то чужой седан 
яблоки дед продает – голова седа. 
над разъездом трамвайным нависла свинцовая осень 
всех корешей закрыли по два-два-восемь.   

а его из аптеки на пары маршрутка доставит 
позади останется церковь с тремя крестами, 
рынок цветочный, токсической речки разливы 
он вырубил двадцать капсул – такой счастливый.   
 
славься, медовый свет в университете! 
не исчезайте, вчерашние злые дети, 
спортзал и бюрократические бумажки - 
молодости осталось на три затяжки.

 

 

 

 

                                     "Не ной, не ной, не ной"
                                                                      И.К. 
                      * * *

не ной, не ной, а лучше езжай домой 
местные девки не станут гулять с тобой
здесь каждая проблядь просто вдова Клико
все как всегда мимо кассы, все в молоко.

не ной, не ной, рифмуешь ты головой
а не сердцем ну и кому ты нужен такой
в нестираных джинсах мелкий унылый шнырь
с трудным своим бэкграундом несмешным

томные темные речи о дохлом льве
и живой болонке гуляющей по траве
легенды о сложной жизни в плохом краю
где проспекты поют безутешную песнь твою.

Коментарии

Санин Евгений | 25.03.10 22:59
Дмитрий, признаюсь Вам, что стихов лучше Ваших в этом выпуске просто нет. Такие музыкальные и красивые, будто фламандские кружева. И смысл есть - что вообще редкость. Даже слово "проблядь" не оскорбляет слух. Вы - интеллектуал (в лучшем смысле этого слова)...
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.