Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 69 (июнь 2010)» Поэзия» Никто не знает путь из трясины (подборка стихов)

Никто не знает путь из трясины (подборка стихов)

Гешелина Елена 

НИКТО НЕ ЗНАЕТ ПУТЬ ИЗ ТРЯСИНЫ

 

* * *

они  встречаются каждый год, на одном и том же месте,

они стареют, у них все больше белесых прядей в волосах,

и с каждым годом, с каждой новой встречей они темнее и тише,

не разговаривают, потому что в языке слишком мало слов.

 

первая когда-то была весела, любила гвоздики и танцевать,

а вторая писала стихи и терзала виолончель,

и одна была для него как праздник на каждый день,

а другая была покой, прохладно-атласный покой.

 

так уж повелось, что все тайное становится явным,

и встреча двух женщин была неизбежной как гибель,

и боль, что зрела в них, как зреет вино в бочках,

вспенилась и пролилась через край струей крови.

 

а потом он внезапно умер – говорили, что тромб оборвался,

и любовная опухоль омертвела, распалась в обеих,

каждой было что вспомнить, каждая потеряла

частичку себя и частичку другой в себе.

 

им есть, что сказать друг другу, у каждой сотня историй,

но каждый раз голос хрипнет, срываясь на вой:

«как я могла допустить твое существование?

как я могу еще жить, когда его нет?!»

 

и каждая встреча подобна душу из кипятка

неизменно, неустранимо сходит кожа

 

 

 

* * *

картинка как на дореволюционных открытках,

чайки и море,

твоя рубашка-поло в голубую полоску,

моя белая шляпа из итальянской соломки.

 

нет, это не я,

это другая, до меня,

а еще будут после меня

и во время меня.

 

в конце концов, наша с тобой история

измеряется количеством выпитых рюмок,

исписанных тетрадей,

искусанных до крови губ,

а еще – единственной нашей общей фотографией:

мы не любим друг друга

даже на этом фото.

и ничего, что ничего не изменилось,

и ты по-прежнему любишь всех

кроме меня,

как же иначе?

 

 

 

* * *

мне – книги в твердом переплете,

тебе – засушенные розы вниз головой

мне – комната с окном,

тебе – прозрачные двери

мне – ржавые рельсы старой железной дороги,

тебе – самолетный трап

мне – вяленые томаты,

тебе – суши с белым глинтвейном

мне – белье, натянутое во дворе,

тебе – переход метро,

мне – трясина евразийских сосновых лесов,

тебе – вымытые шампунем улочки условной европы

мне – Буковски по пять капель перед сном

тебе – Кафка пополам с Жене

мне – целовать нелюбящих,

тебе – подниматься вверх на ангеловых пушистых крыльях

мне – трахаться с закрытыми глазами,

тебе – превращаться в колокольный звон

мне – переходить улицу на желтый

тебе – соблюдать тишину в библиотеке

мне – зуд от вспоротых вен,

тебе – похмелье от портвейна

 

 

 

* * *

холод меди,

снулость олова,

металлический вкус

против бордового бархата.

любимый,

что ты знаешь о смерти?

 

любимый, какое холодное

будет лето,

мы обречены

на жизнь в городах

без заглавных букв,

пить вино из пластиковых стаканов,

молоко из хрустальных фужеров.

любимый, ссылка продлится вечно,

мне страшно.

не волнуйся

смерти нет

есть только ветер,

норд-ост,

он уже здесь

 

 

 

* * *

и не болезнь – просто ждешь очередного звонка,

и не авитаминоз – просто снова приходит

чувство, и накрывает тебя, как волна,

лодка качается в сонной груди, ты на дне.

 

прежде, чем легкие разорвутся на розовые пузырьки,

вздрогнешь от шальной мысли: мы были знакомы,

врали без удержу, флиртовали наотмашь,

и не любили вроде – а больно вздохнуть.

 

 

 

КАК БЫ БЛЮЗ

 

мама, у меня проблемы с аурами, даже фиалки

в комнате, где я сплю, все завяли,

мама, я сплю по-прежнему мало, курю по-прежнему много,

извожу драгоценные байты на свободные строчки.

 

мама, я стану хорошей, буду пить молоко, кушать фрукты,

не буду сидеть в контакте ночами, слушать Tides from Nebula,

мама, я когда-нибудь вылечусь от сердечной тоски,

и, наверное, буду тебе идеальной дочерью.

 

мама, я даже – клянусь! – не буду звонить ему,

только сейчас оставь меня с Богом одну.

 

 

 

* * *

- детка, ну, я же тебе говорил, что будет трудно, у меня характер невыносимый, а душа не вино, портится с возрастом и дурно пахнет, и тебе еще повезло, а она еле выносит мои истерики, она знает, с такими, как я невозможно жить.

 

- детка, я вдвое старше, а ты расцветаешь, ты совершенна в своих детских любовях, и когда ты смотришь коньячно-вишневым взглядом, я чувствую себя старым, а значит – ничего не выйдет.

 

- девочка, я не слеп, ты меняешь наряды, тратишь на них ползарплаты или всю зарплату, а потом падаешь в обморок от недоеданья, если ты любишь меня – побереги лучше здоровье.

 

- я же вижу, как те, кто был на моей стороне, переходят на твою сторону, стоит тебе улыбнуться помадным ртом, и, в конце концов, ты – солнечная сторона, я – теневая, а на свету даже растения лучше растут.

 

- детка, я живу с женщиной, она нервничает и злится, и каждое утро – с упрека «ты так редко бываешь дома», и ждет меня, когда я поздно возвращаюсь, но я – бумеранг, я всегда возвращаюсь к ней.

 

ты ведь не создана для семьи, я не представляю, чтоб ты стала послушной женой и счастливой мамой, слишком уж ты ревнива, никак же не понимаешь, сердце – многоэтажный дом, а иногда – коммуналка.

 

только не плачь, малышка,  только ты знаешь правду, а правда в том, что мы стареем и погибаем, а небо над нами из года в год такое ж как раньше, и мы подобны огням святого Эльма – кроме нас, никто не знает путь из трясины.

 

 

 

НЕЛЮБОВНОЕ ПИСЬМО

 

столько глупостей, как в эту зиму, я не делала никогда: я хожу с тобою под ручку, улыбаюсь в камеру, что твоя суперстар, а ты думаешь: хоть бы она нашла себе сверстника.

 

ты устал, тебе чуть за сорок, а мне хорошо за двадцать, у тебя чудесная семья: хоть сейчас на открытку, или, знаешь, в деревянную рамку а-ля прошлый век, пусть завидуют твои коллеги-холостяки.

 

у тебя чертова туча почитательниц, и все хотят кусочек урвать: хоть за рукав дернуть, или что там еще у них. так смешно, черт возьми.

 

а мне хочется их всех разогнать, увести тебя подальше, я целуюсь с тобой на людях назло сплетникам и интриганам, понимаешь, я – твоя молодость, твой энергетический коктейль, волшебный корень женьшеня,  по двадцать капель на ночь – и ты абсолютно здоров, и, кажется, счастлив вполне.

 

я оставляю всю кожу, сбрасываю ее, как одежду, кривлю губы от боли, хочется рыдать – да нельзя: найдется кто-нибудь, кто скажет: она все врет, ты же меня не защитишь – впрочем, ты мне ничего

 

не

должен.

 

 

* * *

все, дорогая, бери тайм-аут,

собирай спортивную сумку, никаких ноутбуков,

никаких мобильников – только сборник хокку

и альбом для рисования.

 

ради бога, ты вышла в тираж, смирись, примирись,

есть другие имена, есть другая жизнь,

не распускай слюни, не растравливай боль,

улыбнись – ты одна.

 

вот приедешь -  будет сентябрь, твои друзья

будут пить мартини, тебя не будут звать с собой.

ты уже получила по полной,

передоз опасен.

 

 

 

* * *

разочарованье по вкусу похоже на рижский бальзам,

на мазь Вишневского, такого же едкого вкуса,

увязнув, как муха в меду, даешь волю слезам.

 

удиви меня горечью ничего не значащих фраз,

ты можешь собой гордиться – благодаря

тебе я разучилась писать стихи,

научилась болтать складно и многословно.

 

 и - спасибо тебе! – в моей ауре розовый цвет

разбавлен серым, черным, белым – какие еще

бывают?

 

 

 

* * *

донна Анна живет в крошечной однушке,

по утрам выходит на балкон,

поливает настурции,

после обеда

кормит кошек во дворе.

донна Анна не выходит из дома без черной шляпы

с вуалью из черного крепа.

по вечерам включает на полную громкость танго,

и ни один сосед

не рискнет

вызвать милицию.

 

донна Анна пишет письма умершим друзьям,

а по нечетным ночам смотрит немое кино

для взрослых,

представляя себя на месте всех женских персонажей.

 

по паспорту ее звали Анна Петровна К.

вчера она умерла.

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.