Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 71 (сентябрь 2010)» Поэзия» Никто не видит, как растут деревья (подборка стихов)

Никто не видит, как растут деревья (подборка стихов)

Мельник Юлия 

***

Выпусти из клюва этот день,

Джонатан… он упадет плашмя

В воду… И кругами по воде

От прикосновения дождя

Разойдемся… Много лет подряд

Здесь никто не бегал по воде…

Джонатан летит над Фрэзи Грант,

На ее плече – от крыльев тень…

Два необъяснимых миража

Уместились в плоскости одной

Сказки под названием Душа…

Я с собой не принесла другой.

 

 

 

***

Тишине учит грусть, как открытой ладони пустой,

На которую – что ни положишь – окажется лишним…

И останется только узор безмятежно – простой,

Как сопилка пастушья, в которую дует Всевышний…

 

Оглядеться, проснуться и пальцы разжать не спеша…

Расскажи мне, душа, на каком ты сейчас повороте ?

Но не скажет душа, заиграется в прятки душа,

И запнется сопилка на тонкой стремительной ноте…

 

Я не знаю, не знаю, и знать ничего не могу,

Я – по дырочкам пальцы, я – в лоно сопилки дыханье…

Я средь линий ладони – как птичьи следы на снегу,

Незнакомые, хрупкие тропы, бегущие к тайне.

 

 

 

***

Окно – это право на дождь, не проникший в твой дом,

На пряный глоток межсезонья, на горечь тумана…

Окно – значит можно оставить весь мир на потом,

С гортанной, смешной, незнакомою птицей взлетая…

 

Окно – это значит присесть у судьбы на краю

И носом уткнуться в расщелины дома напротив,

И знать, что всё близко, что ангелы не устают,

Что их золотые зонты не ветшают в полёте…

 

Окно – это право тугою антенной сквозить

Сквозь слухи и сплетни – в бессонную синюю влагу,

Где можно ладони разжать и о чём-то спросить,

Не строя солидных гримас. Не тревожа бумагу.

 

 

 

***

Глубиной тишины поверяй все слова и объятья,

Сколько летних миров бессловесно осело на платье...

Шелуха и пыльца, муравьиные лапки, ворсинки,

И пытаются что-то связать-досказать паутинки...

 

Не доказывай им ничего, пусть летит, как захочет,

Каждый блик, каждый вздох, пусть по горлу травинкой щекочет

И раскатом далёкой грозы, и слезою некстати...

Погляди, как летят... Не зови их к уму и расплате...

 

Им видней, им слышней... И тебя вслед за ними уносит

В пучеглазый стрекозий полёт, в светлогривую просинь...

Что найдёшь, то найдёшь... А ненужное – ветер просеет...

А неловко взлетишь – притяженье Земли, как спасенье...

 

 

 

***

Чем зеркало к тебе обращено?

Твоими же раскрытыми глазами…

Блестящая поверхность ускользает,

И собственную суть узнать дано…

Стрекозы – тени носятся над ней

Как над водой – воды не задевая…

Кто там живет ? Твоя душа живая…

Мелькает рыбкою среди камней…

И рвутся лески – тысяча вещей,

Манящих за собой неосторожно…

И ты глядишь – серьезно и тревожно,

И медленно – в глаза души твоей.

 

 

 

***

Мы с тобой выбираем ночь

Для серьёзного разговора…

Мы парим над землёй – точь-в-точь

Два, друг друга укравших вора…

Наши души – как две луны,

Серебрятся пыльцой цветочной,

И звучат среди тишины,

И струятся водой проточной…

Но я чём же таком, скажи,

Мы болтаем, как привиденья,

Если голос в трубке дрожит

Днём под солнцем, на самом деле..?

 

 

 

***

Никто не видит, как растут деревья,

Меняясь с каждым годовым кольцом…

Как их пьянит земное притяженье,

Какие ветры дышат им в лицо…

 

Они в себе таят свои секреты.

Не разболтать сорокам и грачам,

Как прорастают в них зима и лето,

Листву сменяют радость и печаль…

 

Они живут под толстыми плащами,

Их ни спугнуть, ни ранить, ни задеть…

Но как хрупка под снегом и дождями,

Заброшенная в небо веток сеть…

 

 

 

***

Вылетает птица из гнезда,

Словно первая попытка снега…

Чтоб лететь – неведомо куда

И рисунок зыбкий видеть с неба…

Все её занятья – это блажь,

Поважнее есть дела на свете…

Но порою кажется – отдашь

Всё, что хочешь, за занятья эти…

Делает она прозрачный знак

В воздухе крылом неосторожным,

И взлетает, так и не узнав

Нас, рассыпанных средь хлебных крошек.

 

 

 

***

Орех уже в коричневых заплатах,

И горлица – на ветке сучковатой –

Зовёт по-птичьи друга своего…

Он прилетит – и горлица воскреснет,

И станет пряным яблоком воскресный

Сентябрьский день, и больше ничего

Не помешает – говорить на ветках

Двум нежным птицам с грустным человеком,

В котором бродит, как бездельник, чай…

Он сизых горлиц осыпает хлебом,

Как будто это приближает к небу,

Как будто небо – можно приручать…

 

 

 

***

Море видно отсюда, как видно шершавую прозу…

Все его многоточья – расставлены с толком и просто…

Все в нём паузы – синие, все его возгласы – птичьи…

Ну а мы – если зримы ему – то не в лучшем обличьи…

 

Голоса – как в бидоне раствор неизвестного толка…

Только знанью камней и медуз, вездесущью ребёнка

Все дано прочитать… Остальные – ладонью прихлопнут

Эти синие, яркие сны, эти лёгкие хлопья…

 

Море видно отсюда – с далёкой пустынной скамейки…

Принесу суету – сарафан на оторванной шлейке

И к ногам положу свою жизнь – чтоб оно пролистало

И вернуло меня – мне самой – всё, что мною осталось…

 

 

 

АНГЕЛ С САКСОФОНОМ

 

Я в кафе, где ангел с саксофоном

плеск прибоя проливает в чашки…

Крыльев и бровей изгиб солёный,

взгляд же удивительно домашний…

Все другие с трубами, а этот

там, на небе, видно, меланхолик.

Он скрипит протёртым табуретом,

палубой раскачивает столик.

А над чашками взлетают чайки…

Научится бы гадать на кофе…

Не меня ли ты хранишь случайно,

так по-детски изгибая брови?

Запредельным заливая шумом,

хрипловатым светом обжигая

сердце… То ли Моцарт, то ли Шуберт,

то ли просто волны набегают…

Кто-то на обычную пластинку

после эту музыку запишет,

мы же выйдем из кафе в обнимку,

ничего не видя и не слыша…

 

 

 

***

Не вписываясь в пейзаж,

Идет человек – прохожий,

На легких птиц непохожий,

Идет он, прикрыв глаза…

 

Он выпущен наугад

Из ночи черного дула,

Он словно упал со стула

В роскошный апрельский сад…

 

Здесь все со всем сплетено –

Лучи, пенье птицы, почки,

Лишь он в этой прочной цепочке –

Утерянное звено.

 

 

 

***

В меня слетелись голуби, шурша,

а это просто, не заметив луж,

стремилась на чуть слышный зов душа,

и встречный наш полёт был неуклюж.

Нас друг на друга натолкнул туман,

и показалось: дальше нет пути…

Несли мы, чуть сошедшие с ума,

без цели воркование в груди.

Друг с другом мы смахнули серость дня

и провалились в ветра решето…

Их кто-то звал, и кто-то звал меня,

я до сих пор не понимаю – кто…

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  6
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.