Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 72 (октябрь 2010)» Критика и рецензии» У Матрицы женское лицо (О фильме "КАДО")

У Матрицы женское лицо (О фильме "КАДО")

Каминская Ольга

У МАТРИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО
о фильме "КАДО"

Я никогда не открываю своих тайн, а ужасно люблю, чтобы их отгадывали,
потому что таким образом я всегда могу при случае от них отречься.

Печорин

 – А время у нас сейчас антигеройское, – говорит мне девочка Света, когда мы вместе идем по Социалистическому после просмотра «КАДО».– Неправда, – говорю я, – есть же в фильме один настоящий герой – агент Карл?

– Есть. Но протестует-то он против чего? Это все больше внутренняя борьба…

– Возможно, – устало соглашаюсь я.

Мы идем по темному проспекту, и в каждом силуэте узнаем агентов тайной разведки. Ей-богу, не для наших хрупких нервов этот фильм...

«КАДО» не показался затянутым – вполне «смотрибельный», для среднего зрителя, и окончание такое обнадеживающее, но все же провоцирует на невеселые мысли. Начинаешь понимать, что вскормлены мы не настоящим кино, а суррогатами 90-х, голливудскими мелодрамами, комедиями и бесконечными коммерческими сагами. Мои знакомые вообще не заметили в «КАДО» цитат из фильма «Игла», не поняли, при чем тут Дон Кихот, и почему появились в фильме «матричные» мотивы…«КАДО» вызывает ностальгию по тем временам, когда героями были вовсе не Бэтмены и Супермены, а советские труженики, герои каждого дня (правда, слово «клерк» тогда еще не входу было), обычные Васи и Пети, но с такими «чертями» и «матрицами» внутри, что Спилбергу не снились. При всей «зараженности» картины приметами нового дня, кажется, что этот фильм - о последних советских годах, о героях 80-х, с оставшимися в прошлом телефонами-автоматами, автоматами с газированной водой и дворами, где из всех окон несется «Группа крови». По одну сторону киноленты – они, повидавшие великие времена, а по другую – мы, дети, зараженные вирусами беспросветного масскульта.

Проблема геройства затронута в фильме в метафизическом, аллегорическом ключе. Разве сегодня увидишь на экранах такого милого, скромного, полуинфернального героя с мистическим именем Карл? (Сразу вспоминается известная скороговорка про украденные кораллы). Сейчас принято считать, что если ты не самый главный босс, не Олигарх Олигархович, делать тебе в стройных геройских рядах нечего. Главный герой «КАДО» – прост с виду: утром помылся, побрился, яичницей закусил; да не так банален он изнутри. Его занимают проблемы самые что ни на есть экзистенциальные – борьба за каждый день, за свободу, за творческую реализацию. На ум приходят аналогии с героями Кафки: Йозефом К., Грегором Замзой, – попавшими в сети социума «маленькими людьми», чувствительными, протестующими.Герой спасается от мира, от женщин и при этом чудесным образом спасает других. Его героический путь делится на два этапа: попытку поиска себя через сближение с женщиной и собственно борьбу за автономность личности путем устранения всех «химер» и «ветряных мельниц». Этот многослойный сюжет напоминает игру – ментальную партию в матрично организованном пространстве. Сначала Карл – несамостоятельный, одинокий молодой человек – быстро попадает под власть женщины, которая распоряжается им покруче, чем Большой Брат своей «системой». Демоническими чертами наделены все героини, женщины фильма. Они мазохистки, мучительницы и яркие потребительницы. Как обычно, во всем виновата любопытная Ева... У матрицы-системы в фильме женское лицо. Агенты Яков и Валентин выглядят заурядными дамскими угодниками. И Карл, не зная, с какой стороны его подстерегает опасность, ошибочно борется с Великим Кадо, но поняв, что причина – в женщине, побеждает служителей культа, освобождая свою возлюбленную (Аню) из башни.

Немного о двух ипостасях главной героини. Как в «Королевстве кривых зеркал» , возлюбленная существует для Карла в двух измерениях – идеальная любовница Аня (в пространстве воображения) и надоедливая жена Яна (искаженная персонификация в мире быта, обыденности). Несчастный герой зажат между отражениями собственных представлений, не имеющих отношения к реальности. Таков он – современный герой. На мгновение возникает сомнение в героизме Карла. Но не возникает сомнения в достоверности побед над ветряными мельницами – инфантильными комплексами и страхами. Стоит упомянуть о недолгом появлении в кадре обворожительной Натальи Николенковой с лицом героини немого кино 20-х.; о цитатах из «Иглы» (сцена на озере, диалог «Закурить не найдется?») –фильма, который поколение, рожденное в конце 80-х, вряд ли видело, узнаваемых панорамах и деталях.

Можно ли назвать «КАДО» культурным событием, фильмом, который будут помнить и пересматривать «многие лета?» Вполне. Героическая задача выполнена, спасать мир, «когда все уже спасено» – неблагодарное, а подчас и опасное занятие, а снимать фильмы о настоящих героях – дело само по себе вытягивающее на подвиг. Так восхитимся же ими – новыми героями нового дня. Маленькое чудо свершилось, и все улыбнулись по велению какого-то неслышимого голоса.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.