Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 72 (октябрь 2010)» Поэзия» Девочка рядом со мной (подборка стихов)

Девочка рядом со мной (подборка стихов)

Журавлева Анастасия 

* * *

Одна рыба высунула голову за край сковородки и разинула на меня рот.
Я завопила. И продолжала вопить, потому что было очень больно.

У. Голдинг, «Двойной язык»

 
Маленькая девочка по имени Ариека
*
Стоит в супермаркете, в отделе «Живая рыба».
Новое поступление, очереди, широкий выбор….
Ариека в ужасе вцепляется в пучеглазого человека.

В магазин за рыбой отправила мама.
Строго приказала: ровно полтора килограмма.

По всем этажам магазина – звон телефонов.
В ушах маленькой Ариеки – звон похоронный,
Но ничто не способно заглушить ей криков и стонов.

Ариека кривит рот, беззвучно зовет на помощь.
Ей помогают расплатиться, под руки ведут до дома.

Она открывает дверь, ставит на пол пакеты.
Швыряет на стол сдачу, отказывается от обеда.

Закрывшись на шпингалет, долго рыдает в ванной.
Потом выходит из дома, пробирается к океану.

И купается до утра, пока не смоет с себя запах рыбы.
И купается, пока не забудет, о чем с ней говорили рыбы.

А они говорили: «Маленькая девочка Ариека!
Возьми нас и отпусти – просто, безо всяких желаний –
Возьми нас и отпусти в наши моря, океаны,
В наши заливы, бухты, в наши озера и реки».

 

 


* * *

Слабоумная девочка по имени Лиля
Владела несколькими инопланетными языками,
Писала в школе руническими письменами.
Мать ее нежно жалела, когда не била.

«Ничего, – говорила, – выучишься на крановщицу,
Сдашь экзамены, я заплачу, лишь бы хватило».
Неизвестно, что думала обо всем этом Лиля,
Да и вообще, думала она по-русски или…

Но потом всё ходила, смотрела на крановщицу…
Стройку забросили, а крановщица осталась
Там, наверху. То ли она замечталась,
То ли просто забыла, как вниз спуститься.

 

 

 

Свет в её глазах

Помнишь, в трамвае работала слепая кондукторша?
Ну, не совсем слепая, свет она все-таки различала.
Наверно, она решила, что передвигаться по трамваю –
Не так уж трудно, можно со временем научиться.
И куда интереснее, чем клеить гофрокоробки.
За проезд ей, конечно, же, никто никогда не платил.
Говорили: только что заплатили, ТЫ ЧТО, ТЕТКА, ОСЛЕПЛА?
Она извинялась, улыбалась, кивала, шла себе дальше.
А если все-таки кто-нибудь покупал билеты,
Она всегда благодарила: «Спасибо, милые».
Иногда ей подсовывали вместо денег фантики,
А она всё равно говорила: «Спасибо, милые».
Мы с тобой тоже подавали ей фантики, помнишь?
Не со зла, конечно, просто мы были детьми
И у нас, кроме фантиков, не было ничего своего.
А впрочем, разве этим можно оправдать равнодушие?
Почему-то ее довольно долго не увольняли,
Наверно, начальнику было удобно срывать на ней зло.
Потом она все-таки исчезла из этого трамвая,
Но надеюсь, живет где-то
(если не умерла от голода)
Подслеповатая женщина со светом в глазах.

 

 

 

* * *

                                                         Дмитрию  Сиротину

 

Снилось, будто мне, последней  ученице по математике,

Дали задачу и сказали: не уйдешь, пока не решишь.

Уроки закончились. Решила? – Нет, не решила.

Тогда меня заперли в классе со словами:

Не выпустим, пока не решишь.

А как решить, когда читаешь условие, как откровение?

Помню, там было что-то про одного велосипедиста,

Который выехал из точки А в точку А.

Дальше – про радиус и про ускорение

(кажется, свободного падения),

Впрочем, я, определенно, могла  что-то напутать.

По моим предчувствиям, он вообще мог не попасть в точку А,

И я плакала от жалости к этому велосипедисту.

Учитель заглядывал: решила? Нет, не решила.

Одноклассники заглядывали, смеялись, переходили из класса в класс.

Потом, помню, они приходили уже на вечера встреч

И всё не упускали случая подойти ко мне, похихикать…

(Учитель состарился, забыл меня, потерял ключи,

А они всё подсматривали за мной через щелку.)

А я всё сочиняла судьбу этого велосипедиста,

Которая начиналась и заканчивалась

В некой роковой точке А.

 

 

 

* * *

Памяти  жертв «Невского  экспресса»

 

Знай наперед 

Всё что произойдет

 

Как посреди бесконечной пустыни 

Сложит крылья твой самолет

 

Как корабли вернутся пустыми

Как скорый поезд пойдет на взлет

 

Знай наперечет 

Всех кто умрет

 

 

 

* * *

Детство – это то, что во мне:
Утром – на мороз – в полусне,
Звуки радио – в никуда,
Шепотом – игра в города,

Голоса соседок – навзрыд,
Черепки разбитых корыт.
Диафильм на голой стене:
Сказка о потерянной мне.

 

 

 

* * *

Март обратится  вспять,

Оттепель – в снег и твердь.

Снова грачи прилетят,

Чтобы здесь умереть.

 

Дальше – без лишних слов.

Дольше – кричи, кричи.

Скорая – десять гудков –

Заспанные врачи.

 

Посленаркозные сны:

Семя в земле сырой,

Мутные воды весны...

 

Девочка рядом со мной.

 

 

 

* * *

Посвящается  Ксюше

 

Пока ты  маленькая, учи свою улицу наизусть –

Улицу такого-то дня, такого-то месяца, такого-то года.

Когда мы гуляем по кругу: дом – магазин – перекресток – магазин – дом,

Смотри вперед-вверх, в сторону – вверх, никогда – вниз.

Учи свою улицу с ее рекламами запретных плодов,

С ее вывеской  «Хлеб», с ее афишами зрелищ.

Читай пока непонятные тебе слова,

Читай слева направо, справа налево; перечитывать будет поздно.

Зато будет целая жизнь, чтобы осознать, переосмыслить,

Сотни раз прокрутить в памяти

Улицу твоего детства, которая скоро переродится:

Сузится, сожмется от новых зданий, обрастет неоновыми огнями,

Отринет всё наше, нынешнее, оставит только название

Как напоминание о чем-то уже неважном. 

 

 

 

* * * 

                                                    Все уйдем. Но суть не в этом...

                                                                                              Николай  Рубцов

 

Дело не в том, что идем, а в том, что придем – куда?

Всё это призрачно – классики, классы, городки, города.

Остановишься поболтать, посмотришь – а жизнь прошла.

Мать ушла, мачеха отцвела, сумка с продуктами тяжела.

Соседка брызжет слюной, говорит о своем артрите,

И ты к ней наклоняешься: «Что, милая? Повторите…»

В ее глазах отражается подлинное ничто.

В ее очках – твои очки, воротник твоего пальто.

И, не снижая скорости, выруливает из-за угла

Рыжеволосый отпрыск той, что когда-то была…

 

 

 

* * *

       Э. С. 

Было такое лето, что обомлели реки,
И старики говорили: «В кои-то веки…»
Лето, где одному не вытянуть репку,
Лето – божья коровка, возьми нас на небко!

Лето не наших широт, лето – два урожая.
Лето наоборот – от сентября до мая.
Лето до полуобморока, лето до бреда.
Лето – папоротник в цветах белого цвета.

 

 

 

* * *

Я выйду на станции, где проморгали начало века.
Будет невыносимо смотреть, станет бессмысленным взгляд.
Я пройду по тропинке, подставив голову пеклу,
К тихому заросшему пруду, где бабы топят котят.

И скажу: дай, Господи, их детям чаю с печеньем,
От отцов, Господи, спрячь вечером острый нож,
Дай бабам, поблекшим рано, минуту успокоения,
А человеку без век – снотворного на каждую ночь.

 

 

 

* * *

матушка спозаранок пошлет за водой

постучит погрозит кулаком из окна

а варежка у Аленки всего одна

и надо бы домой но с водой и живой

 

а церковь подхватило унесло на юг

а  матушка припомнит что ей приснилось

замерзшие чернила замерший паук

и она заголосит мол зачем отпустила

 

и вечер будет дома как на войне

и отчим отвернется лицом к стене

а к полночи Аленка им принесет

на донышке бидона крещенский лед



* Ариека, она же дельфийская Пифия, – главная героиня романа У. Голдинга «Двойной  язык».

 

Коментарии

patriot | 03.11.10 14:15
Дети, дети, ну ведь копировать чужие интонации и паттерны в полный рост - хорошо ли? Нет, нехорошо))
chantie | 23.10.10 19:17
думала, знаю человека - ан нет, однофамилицаизумительные стихи, лучшие в этом номере
vvkornev | 23.10.10 08:56
"Свет в её глазах" - совершенно поразительная вещь, очень тронула.
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.