Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

YA-NIA (рассказ)

Филиппов Павел 

YA-NIA (рассказ)

 

Опель-Вита – маленький автомобиль серого цвета, в котором я совершал поездки для решения повседневных задач, выкатили из мойки прямо к моим новым итальянским туфлям. Качество услуг было налицо, и витиеватый пакистанец еще долго крутился вокруг меня, сдувая с меня пылинки. Получив десять дирхамов чаевых, он мгновенно удалился. Мне стало жаль, что его внимание оказалось продажным. Ведь все-таки хочется какой-то искренности! Но не здесь. Здесь я – источник дохода.

Holiday Beach Club находится на границе Аджмана и Шарджи. Средняя парковка и услужливый персонал, с самого входа до бармейд, когда ты хочешь что-то заказать, - все производит впечатление родного дома. Я решил провести здесь вечер, потому, что был снедаем тоской. Ностальгия и жара сделали свое дело, и я с удовольствием поднялся по спиральной лестнице в заведение.

Поп-группа филиппинцев из пяти человек, исполнявшая любую композицию из мирового популярного репертуара, впечатлила меня по прошествии первого часа. Они спели все, чего я не ожидал здесь услышать. Все хиты всех сезонов. Исполнение было великолепным, если делать скидку на легкий акцент, присущий даже образованным южноазиатам.

На сцену выскочила ведущая и провела конкурс. Не понимая, чего от меня хотят, я участвовал. Все меня с чем-то поздравляли, осыпали цветами, подносили ко рту микрофон, но я хотел отдохнуть от общения и в следующем конкурсе, несмотря на просьбы и требования общественности, участвовать не согласился. Тем временем групп-филиппинцы продолжили свое шоу, и когда они спели «Yesterday», я, повинуясь инстинкту, двинулся к сцене. Тихо сказав на ухо лидеру, что хотелось бы услышать (а то и спеть самому) «London Town McСartney», - я с удовольствием отметил, что песни в репертуаре нет. «Слабаки», - подумал я и пошел к своему столику. Через пять минут, пошептавшись и послушав в наушниках это произведение, мастера ресторанного попа приблизились ко мне и предложили спеть искомую композицию. Я согласился, хотя боевой настрой пришлось торопливо восстанавливать. Мы быстренько отрепетировали узловые моменты, и я подошел к микрофону.

«Ladies and gentlemen, this smart fellow, Paul from Ajman, Mohairi, is eager to sing Macca’s London Town for you! Are you ready, guys? So, here we go! OK, Paul»! - бодро прокричал лидер-филиппинец, и первые волшебные туманообразные звуки органа, ничем не отличавшиеся от оригинала, неуклонно и динамично зазвучали в портале. Я понял, что не успеваю подготовиться, и поднял указательный палец кверху. Группа продолжала играть как ни в чем ни бывало. Они улыбались и кивали мне головами. Я подошел к филиппинцу-лидеру и попросил начать еще раз. Люди у сцены захлопали в ладоши и стали расходиться к столикам. Я покраснел. Мы начали еще раз…

Ко второму куплету микрообщество уже вновь стояло у сцены и водило зажигалками в воздухе. Смахнув пот, пожав лидер-гитаристу руку и поцеловав лидер-филиппинца, я удалился к столику.

Через секунду ко мне подсели две китаянки трудноопределяемого возраста в пределах двадцати пяти – тридцати пяти лет. Они плохо говорили по-английски, но я понял, что они впечатлены моим пением и хотят со мной выпить. Я заказал им какую-то бурду, а себе пиво, и мы в течение получаса, перекрикивая страшный грохот поп-филиппинцев, общались, не понимая друг друга. Но стало ясно почти сразу: одна из них свободна и ищет пару.

Мы ехали ко мне в квартиру, и по дороге она несколько раз приклоняла свою голову мне на плечо. Это не вызывало никаких чувств, но было очень необычно. Я смотрел на дорогу, а она трепетно смотрела на меня. Мне казалось, что я не стою такого внимания, но это было все же приятно.

- Whats your name, dear? - начал я светский разговор.

- Ya-nia, - услышал я и несколько раз переспросил, чтобы уточнить необычное сочетание.

- Ya-nia, Ya-nia, - повторяла она, как это делает Любовь Петровна Борисова на четвертом этаже желтой субмарины в Барнауле.

- Ya-nia? - Повторял я.

- Ya-nia, Ya-nia, - смеясь произносила соотечественница Конфуция, легонечко пожимая мое запястье.

Хоть я и рассмотрел ее в клубе, все же мне хотелось разглядеть ее лучше, и я предложил купить конфеты. Она взвизгнула от радости (!), и мы припарковались у 24-часового супермаркета. Я первый раз в жизни ходил с китаянкой по продуктовому магазину, и это произвело на меня глубочайшее впечатление. Она двигалась плавно, постоянно поглядывала на меня и весело смеялась. Время от времени она окликала меня по имени и вертела в руках какой-то пакет. Взгляд был вопросительный: «Ты такое любишь»? Я кивал отрицательно и положительно через раз. Она набила возилку доверху минут за десять, и среди этих продуктов я не увидел ничего из того, что взял бы я. Ну, и я купил еще коробку конфет. 

Мы ехали и смеялись. Просто смеялись, и все. Она была красива, спортивна, как маленький медвежонок с бочонком меда. Светлая, дружелюбная, совсем не похожая на блядь. Ноябрьская ночь была прохладной, не более двадцати пяти по Цельсию, и я прогулял нас на корниш. Там мы посветили фонарем крабиков, зашли прямо в одежде в Залив, насобирали банальных ракушек и уже под утро решили поехать ко мне.

Удивительно, но усталости я не ощущал совсем. Ya-nia прыгала как обезьянка. Она нападала на меня из засады, валила меня на песок, всячески жулькала меня. Я был счастлив и смеялся, как дитя.

Когда она вышла из ванной, я уже открыл бутылку красного сухого вина. Она села у моих ног на ковер. Обняла мои колени и начала гладить мои ноги. Это было щекотно, приятно и так необычно. Я тоже погладил ее, но у меня не получалось гладить так же нежно и искренне. Потом она что-то мне рассказала, и я кивнул. Мы пошли на кухню. Она приготовила минимум, который нужен к вину. Это был салат из морепродуктов.

Она трещала по-английски без умолку. Я ничего не понимал, отпивал вино из бокала и кивал головой в ответ. Было уже совсем светло, когда она полулежа заснула на диване. Я сидел рядом с ней и любовался. Она спала тихо-тихо. Необычайно светлая кожа имела искристый оттенок, а незаметный светлый пушок на руках и ногах был виден только в контрастах изгибов. Оставив ее ненадолго, я ушел на кухню, сделал кофе и начал листать беззвучные каналы. Мне не хотелось спать, но я уже чувствовал усталость.

Я проснулся от легкого ветерка. Открыв глаза, я увидел свою новую знакомую, которая делала зарядку. От ее движений и возникал этот легкий ветерок. Я улыбнулся. Мне было хорошо. Она что-то пролопотала и продолжила упражнение. Потом она приблизилась ко мне, потрогала двумя пальцами мой бицепс и шутливо поморщилась. Это означало что-то вроде: «ну и мужик нынче слабый пошел»! И снова начала меня возюкать по полу, стащив с дивана за ногу. Падала на меня, смеялась, корчила рожицы. Убежала в ванную, потом начала что-то готовить на кухне к завтраку…

Я не знал, что с этим делать и решил не делать с этим ничего. Съел вкуснейшее что-то на завтрак и уехал в Дубай, поцеловав Янью в губы. Она что-то быстро говорила мне вслед, и я чувствовал себя почти женатым человеком.

Через пять минут я уже стоял в пробке и готовился к двухчасовому маразму. Ночью можно доехать из Аджмана в Дубай за пятнадцать-двадцать минут. Днем же это путешествие может потребовать до трех часов. К тому моменту, когда я уже пару раз ругнулся на кого-то из соседей (мол, куда ты лезешь, сволочь!?), вдруг раздался звонок. “Hi, darling!” было единственным, что я понял из слов Яньи, но наш разговор продолжался пока не села батарея моей трубки. Это было приятно. Я почувствовал, что обо мне кто-то заботится.

Мы занялись сексом только на четвертый или пятый день, и он был продолжением бесконечной игры с нападениями из засады. Она устраивала на меня сафари и с победными криками и смехом привлекала меня к шутливой борьбе, а когда доходило до секса, она становилась томной и чужой. Все было хорошо, но моменты отчуждения меня пугали. Она будто уходила в эти моменты куда-то, и оставалось только тело. Но мне нравилось, потому что я люблю секс, а она была прекрасной любовницей.

Так прошел месяц. Однажды вечером я ехал домой в предвкушении утех с Яньей, когда она позвонила. Я понял слово “another”, слово “man” и словосочетание “going with him”. Дальше все было как в тумане. Она что-то говорила, я что-то слышал. Потом прозвучали прощальные стандарты и вежливые откоряки. В сущности, в тот момент я не испытал ни чувства потери, ни горя… ничего…

Но уже через полчаса я бродил по комнатам, как герой Хэнкса в фильме «Форрест Гамп» и смотрел на предметы, оставшиеся после нее. Массажер, пилочка, зубная щетка, плавочки, электронные весы, рисунки с надписями “Paul and Ya-nia”, коробочки, сумочки, какие-то соусы и травы, шампуни, полотенце… Слезы неудержимо текли у меня по лицу. Я с трудом восстановился к утру, заснув буквально на один час.

И потом еще долго-долго, стоя в эмиратских пробках, я вспоминал ее звонки и прикосновения, а губы произносили тихонько: «Ya-nia…»

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.