Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 75 (февраль 2011)» Поэзия» Четыре времени любви (подборка стихов)

Четыре времени любви (подборка стихов)

Деревянченко Игорь 

 

* * *

Эолийских соблазнов незримые сети

беспокойную душу окутали пеной.

Эта магия снега на стыке столетий

в тишину погружает меня постепенно.

 

Вновь снисходит покой, и проходят: смятенье,

запоздалая нежность и томная нега.

Белоснежные хлопья цветут, как растенья,

в этом призрачном царстве летящего снега.

 

И, теряясь в густой пелене снегопада,

зачарованный город заманчиво стонет.

Одинокое сердце горит, как лампада…

Лишь реклама мерцает на сером фронтоне.

 

Фонари, перекрёстки, слепящие фары…

Закрывают палатки свои киоскёры.

Снег скрипит под подошвой, и, словно фанфары,

здесь звучат нецензурные их разговоры.

 

Я стою, прислонившись к стальному забору, –

наблюдаю на стенах игру светотени,

и меня удивляет заснеженный город,

как затёртая книжица в новом прочтенье.

 

 

 

* * *

В подъезде, холодном и грязном,

лежала больная собака.

Но двум молодым лоботрясам

она помешала, однако.

 

От скуки, а может, со злости,

а может быть, просто от дури,

зайдя на площадку, подростки

ножом собачонку пырнули.

 

Наверное, им неизвестно,

что жизнь – это высшая ценность…

В холодном и грязном подъезде

случилась жестокая сцена.

 

 

 

* * *

Лежалый снег слегка подтаял

и почернел. Стал ноздреват.

Уже в проплешинах проталин

заметен треснувший асфальт.

 

Природа жаждет обновленья,

отбросив гнёт седой зимы,

его стихийные явленья

повсюду наблюдаем мы.

 

Мажорней переклички птичьи,

теплей пьянящие лучи,

а на проталинах привычно

галдят проворные грачи.

 

Капель на трубах водосточных

замёрзла инеем резным,

но в перезимовавших почках

сквозит дыхание весны…

 

Любить и жить – одно и то же!

И только мы, в своём уме

друг другу противоположив

их, верим, что единства нет.

 

На праздник – это, то – для буден…

Не от того ли, визави,

и то, что жизнь порой не любим,

и вся безжизненность любви?

 

Но вскоре многозвучный гомон

заполонит всю даль и высь,

и в этом гомоне знакомом

острей почувствуется жизнь.

 

 

 

* * *      

Я растаю вместе с первым снегом

в час, когда совсем сойдёт на нет,

где-то между Вегой и Омегой,

самая большая из монет.

 

Расплывусь, бесформенною лужей

потеку опять под твой порог,

лишь стяну края свои потуже,

чтобы ты не промочила ног.

 

Мимо проходя и отражаясь,

ты заглянешь молча в глубину,

и тогда со дна, преображаясь,

я тебе ладони протяну.

 

 

 

* * *

Идём втроём. Сеть трещин на асфальте,

как древние рисунки на базальте,

переплелись под тусклым фонарём…

Идем втроём.

 

Спокоен я. Дымится сигарета,

а с неба падают крупинки света,

несбыточные образы храня

не для меня.

 

Увы и ах! – судьба одна и та же

мне выпала опять, и это даже

исправить неспособен сам Аллах…

Увы и ах.

 

Мне выпал вновь банальный треугольник.

Шпаргалки нет, но знает даже школьник,

что на троих не делится любовь,

как ни злословь.

 

 

 

ПЕРСИДСКИЕ МОТИВЫ

 

Никогда я не был наркоманом,

не курил в подвалах анаши…

Так зачем ты мне грозишь наганом

и мои пожитки ворошишь?

 

Никогда я не был ваххабитом,

не стрелял в солдат из-за угла…

Так почто со мной как с троглодитом

ты сегодня вновь себя вела?

 

Не хожу я с дамами на ужин,

несмотря на свой цветущий вид, -

у меня изжога, и к тому же

обнаружен колиэнтерит.

 

Купим фарш и сделаем котлету,

если наш бюджет не слишком тощ.

Где моя комплекция атлета –

буйство жён и половодье тёщ?

 

Ночь тиха. Пустыня внемлет богу.

Вся земля объята сладким сном…

Выхожу один я на дорогу

с старомодным ветхим кистенём…

 

Ты жива ещё, моя старушка?

Раз не пьёшь снотворный порошок,

забирай назад свои игрушки

и не писай больше в мой горшок!

 

 

 

* * *

А истинная жизнь течёт сама собой…

Отдайся поскорей на волю обстоятельств.

Хоть не дал я тебе ни клятв, ни обязательств,

но всё же грустно мне, что расстаюсь с тобой.

 

Я снова буду жить, как жил и до тебя:

писать свои стихи, бродить по тихим паркам.

Ты станешь для меня невосполнимо-ярким

воспоминанием, и по ночам, скорбя,

 

я буду вспоминать твои глаза и губы,

что обещало быть, но так и не сбылось,

суровой ревностью пронзённое насквозь, –

всё, что разрушили прикосновеньем грубым.

 

Да, мы расстанемся, но верная душа

надолго сохранит возвышенные чувства

к тебе – одной тебе, по вечерам в искусство

вливая боль любви, дрожа и не дыша.

 

Не плачь, душа, не плачь; пусть гроздью виноградин

останутся со мной: любимая рука,

тот вечер, тот костёр, дымок от костерка,

тот час, когда любовь в твоём прочел я взгляде…

 

 

 

ЧЕТЫРЕ ВРЕМЕНИ ЛЮБВИ

 

Когда в золотой колеснице

(весной расцветают надежды,

весной распускаются почки)

восходит сияющий Феб,

в парчовые блики зарницы

(весной – беззащитным и нежным

неопытным клейким листочком)

как в алую тогу одет;

 

Когда в глухомани провинций

(а летом искристым потоком

их солнышко ласково тронет)

впервые за семьдесят лет,

свободный от ложных традиций

(тогда –  переполненной соком

упругой зеленой ладонью),

рождается новый поэт;

 

(Когда же в осеннем недуге)

скрываются тусклые звезды

(поникнут, как мокрые флаги),

стесняясь своей наготы

(тогда – шелестящим и грубым

листом пожелтевшей бумаги),

и льют крокодиловы слёзы,

беседуя с небом на «ты»

 

О розы! о грёзы! о позы!

(но всё беспощадное время

холодными струями смоет)

рифмованной прозы листы!

(в снегу засыпают деревья,

 и я исчезаю зимою)

Как тщетны пустые угрозы

пред творческой силой мечты!

 

 

 

* * *      

Кончен день – не первый, не последний

в этой долгой, тусклой череде.

Словно атеист служить молебен,

я зачем-то вновь приду к тебе.

 

Будет вечер, скучен и бесплоден,

нас с тобой молчанием томить, –

знаем мы, как далеко заводит

разговора вьющаяся нить.

 

Но когда ты скажешь «до свиданья», –

уходя в ночную пустоту,

прикоснусь к твоей руке губами,

как к животворящему кресту.

 

 

 

* * *                                        

Фосфорической каплей стекает с небес

раскалённое солнце в преддверье заката.

Край слепящего диска за лесом исчез, –

горизонт свежей жертвенной кровью закапан.

 

И сплотились в один неотвязный кошмар:

ритмы, символы, знаки, идеи и темы…

Как бездарно растрачен божественный дар

в буйных празднествах провинциальной богемы.

 

Ощущая спиною хрустящий песок,

я прощаюсь с обрывками милых фантазий,

и холодная ярость стучится в висок,

не ища воплощенья в отточенной фразе.

 

Мир несбыточных образов гибнет во мгле…

В беспощадных лучах заходящего солнца

я останусь один на бесплодной земле

в гордой позе сражённого насмерть саксонца.

 

 

 

* * *

                Памяти И. Т. Семоненкова

 

Описать бы строкою, достойной

быть включённой в любой альманах,

как у дома толпою нестройной

мы стояли на похоронах.

 

Скорбь всех сделала чуточку старше,

испещрила морщинами лоб…

А под стон похоронного марша

выплыл скромно украшенный гроб.

 

Жизнь сменилась, как водится, смертью –

конус сжался до точки одной.

Что за ней: продолжение этой

или, может, начало иной?..

 

Я разглядывал скорбные лица,

и катилась слеза из-под век…

В общем, как это там говорится,

«умер светлой души человек…»

 

 

 

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЬ

 

Малиновый закат от ветра

слегка дрожит.

Покуда песня не допета,

я буду жить.

 

И громкой песней лебединой

будить людей

над неразгаданной картиной

очередей.

 

И может, растревожу души

тем, кто ослеп

и променял на хлеб насущный

небесный хлеб.

 

Порыв шальной и бесполезный

зовёт в зенит, –

душа закружится над бездной

и зазвенит.

 

 

 

* * *

Я личинка. Я рос в этом мелком болотце

на уютном и мягком заиленном дне.

Но я слышу порой, как настойчиво бьётся

существо, что так долго томится во мне.

 

Стоит сделать ему небольшое усилье –

хрупкий кокон, что телом зовётся, прорвёт

и, расправив свои серебристые крылья,

беззаботно взовьётся в безоблачный свод.

 

Закружится, забудет в восторженном танце,

что ещё так недавно оно было мной.

Лишь присохший к травинке хитиновый панцирь

будет долго качаться над мутной водой.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.