Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 76 (март 2011)» Поэзия» Старый поэт (поэма)

Старый поэт (поэма)

Гундарин Михаил 

СТАРЫЙ ПОЭТ

Эпизоды

 

 

 

Вступление

Дочиста съеденной речи крошки -

острые, словно от сухарей,

видишь, протягиваю в ладошке

для привлечения голубей.

Люди в домах, мутный свет в окошке,

им не надо пищи моей.

Так и случилось. В плаще потертом,

в кепке, болтающейся на глазах,

перекрывавший миру аорты,

ныне оставшийся в дураках,

молча стою. Разновидность спорта -

окормление малых птах.

Выше взлететь, тяжелей свалиться -

так я в гордыне своей хотел.

В общем кипеньи перевариться,

о пустоту раскрошиться (мел)…

Все получилось у очевидца,

преодолевшего свой предел.

 

Эпизод 1, есть

1.

Начинай же. Я за тобою

со своей небольшой бедою,

со своей золотой трубою -

пионерским зовется горн.

Вечер вновь лимонадом полн.

Здравствуй, Алка, и здравствуй, Светка,

первой встречи пустая клетка.

Вот на память сухая ветка -

наш посланец назад летит,

выковыриваясь из орбит.

Это гимн выпускному классу,

порастраченному запасу,

карабасскому Барабасу.

Неуместный звучит свисток,

затянулся зарей Восток -

дело на полчаса, дружок.

 

2.

...А потом я пошел и вымолвил,

только тем ничего не вымолил,

обломался, пошел на слом.

Та девица звалась Молекулой,

я же вовсе не был Калигулой,

да, хорошим, но не орлом.

Подари мне своих родителей,

дева света, и осветителей,

что идут тебя освещать.

Завещай мне землю и фабрику

да, засранцу, но вряд ли бабнику,

отказавшая нежить-б...

О проклятое бремя молодости,

дай мне силы для новой подлости,

заколдуй мою злую тень!

Разрешенного лета радости,

пищеблоком пропахшие сладости,

просто скисшая дребедень.

 

3.

Мы с тобою повстречались. Было душно, было жарко.

Я сказал: на дискотеке будешь мне женой, а ты,

улыбаясь, отвечала: эта дырка, эта арка

(две на каждый на динамик) просто марка пустоты.

Ты не даришь мне подарка, а подарки так просты.

Мы с тобой сидим в буфете есть две пиццы и хот-доги,

у тебя такое платье, что запутались цвета.

Мы с тобой уже не дети, но не люди, и не боги,

у тебя такие туфли, у тебя в душе мечта -

быть одною из немногих, но немногих неспроста.

Я бы съел тебя на завтрак, я бы выпил это море

с серебристыми ногтями да помадой золотой.

Я стесняюсь продолженья, я теряюсь в разговоре,

уже поздно, уже страшно, уже всем пора домой.

Словно надпись на заборе, ночь окажется простой.

 

4.

По рублю,

говорю, с..,

и

по декабрю,

ну-ка

- Голливуд, гори!

Сообразим,

понимаешь,

сразу на

вообразим

что. Убегаешь?

Не беда это, а война.

Не такою

жизнь,

не такою,

Он обещал мне, а

с закуской, с маслинами, ухою, икрою.

Слова

грели

чтоб всех,

чтобы их ели.

Чтоб вверх, так вверх.

...............

А ты попробуй!

 

5.

Эти улицы темны

эти улицы пусты

но ведь мы

с пустотой на ты

я использован сполна

я использован зазря

но она

знает теперь, что такое заря

предварительный заказ

показательный закос

двое нас

лишь я и ее барбос

мы по лезвию ножа

я ответил ей ложись

говорю госпожа

ведь такова вот жизнь

не хочу говорит затем

уходит знать в туалет

я в ее квартире номер семь

а ее уже вовсе нет

 

6.

Деревья осыпаются. Налево,

Туда, иду задумчиво. Налево

Виниловый тяжелый винегрет.

Зима глядит совиными глазами.

Сплошной дум-дум в компьютерном вокзале,

Мучительный, как черный пистолет.

Любви моей в раскрашенное нёбо

Сегодня я смотрел, как будто в небо,

Как некогда описывал Рабле.

Устали раскавыченные чресла,

Устал стакан, устала и канистра,

Устала хризантема на столе.

Я обещал себе во имя жизни

Уже не думать о грядущей смерти,

Что лезвие наводит на язык.

Она теперь одна, в пустой квартире,

Откуда я ушел, в какой-то мере

Заполнив надлежащие пазы.

Там лоджия стеклянная. Там двери

Железные. Там-там по крайней мере,

Бывало много разного того

Компьютерного, стало быть, съестного,

Диванного, алмазного, такого -

Она-она и больше ничего.

 

Эпизод 2, пить

 

1.

Я знаю самое страшное время суток

Пять утра после большой попойки

Просыпаешься, не понимая, где ты

что с тобой

закроешь глаза радужные пятна

Похмелье все ближе

Пять утра

Это жизнь или смерть? Здесь, на кровати со сбившейся простыней?

С одеждой, кучей брошенной рядом?

Это то, что между жизнью и смертью

Ты думаешь, что было вчера

(лучше, если помнишь, что было вчера, если не помнишь – жди до утра, тебе расскажут - как мучительно ожиданье)

И напрасно твердить себе – потому послал их на х., что они заслуживали быть посланными на х., что всегда хотел, и наконец осмелился

Вранье

Будешь униженно извиняться

И еще хуже, если не будешь

Типа гордый и с кем не бывает

вранье

так больно, так стыдно

все обрушивается на тебя

в пять утра

Не можешь лежать не можешь встать

Стыд холодный пот дрожь

А если это белая горячка

Но вот что еще хуже

Представлять, как будет с утра

Эту боль в правом боку, это тошноту, этот грязный сортир на работе

Этот перегар и сохнущее небо

Нечищеные ботинки

О, нет

А ведь и не было

совсем недавно

молодость

Теперь будет всегда

Старость это постоянное похмелье - нет, еще хуже

это ожиданье похмелья

страх стыд холодный пот

ну вы поняли

чем спасаться в пять утра?

только верой что к вечеру похмелье пройдет

следующее утро будет светлым

потерпи

потерпи

потерпи

 

2.

Смерть моя, на цыпочки! До завтра!

Ты из тех поддельных жемчугов,

Что в момент откроют Ихтиандра -

Мнимого - собранью знатоков.

Значит, понарошку умирая,

Поутру воскресну, похмелясь,

Тоже невзаправду. Вот такая

Малоутешительная связь!

Но однажды - я сказал «однажды»,

Понимаешь, через много лет…

…………………………………

…………………………………

 

3.

Сунули стакан спирта

Пей

Может гореть

Не смей запивать

Выпил

Горю

Изнутри снаружи

Стоят смеются

Старшие трое

Поэт Н.Н.

Поэт К.К.

Поэт В.В.

Ты поэт тоже

Поэт

Наша слава стоит на спирте

Спирт стоит на огне

Огонь стоит на игле

Та потеряна

Главное не запивать

 

4.

О, как развертывается, простирается во всех глазах

Сад-стекло-алкоголь,

О семи головах

Цветом же сталь&соль.

С`анти-ментальны мы

Вот и расширяемся как бутылка (и ею же) изнутри

Становится видно, что кроме уличной тьмы

Есть еще прочих три.

Одиннадцать сосчитано как граней

У стаканей

 

5.

Он был диктором на местном ТВ

Писал рассказы из народной жизни

Под Шукшина

Я был немного младше

И не отказался бы попасть в его эфир

Но он только разводил руками –

Начальство зажимает, одни спонсоры да жиды

Жиды кругом

Ага

Мы встретились ранней осенью

У ворот телецентра

Взяли три бутылки водки

Пошли к нему домой

Он жил рядом в маленьком домике

Доставшемся по наследству

Жена ушла к родне, нужно было управиться до ее прихода

Приступили

Закусываем соленым да свежим

Сырым да вареным все своим собственным

Это был 92-й год

Говорили про Ельцина, Бродского, ругали обоих

Тогда я и мои друзья называли себя красно-коричневыми

Еще до официальной левизны и патриотизма, еще до НБП

Жиды все, жиды кругом повторял он

А будто не правда?

Я незаметно напился

Как раз когда пришла его жена, а водки не осталось

Меня вырвало прямо на скатерть

Потом на ее платье и на его брюки

Потом еще раз куда-то

Он рассвирепел

Он повалил меня на дощатый крашеный пол

Сунул в руку тряпку и заорал

Убирай за собой! Убирай!

Три, сука, дочиста! Чтобы ни следа!

Чтобы ни духа твоего жидовского!

Это ты, ты жид! Все подлижешь сейчас, подонок!

Вот те на

Я подтирал, проваливаясь в сон, елозя коленками по мокрому

Вытер все отлично, пошел, протрезвев

Добрался благополучно

Прошло пятнадцать лет

Он все там же, и я все тут же

Мы почти не общаемся, но здороваемся

А что общаться - никто не знаменит

Не то что Ельцин, Бродский.

Ему за сорок, мне под сорок

Он совсем не пьет – сердце,

Я почти не пью – почки.

Пройдет еще 15 лет

Еще

Еще

И еще

А что жиды

Что они могут, вообще.

Жиды не при чем.

 

6.

Дождливым вечером

Выходим из пивной

Во двор, заверченный

По линии одной

Идет кружение

Обводок, поводков

Преображение

Дворов, даров.

А где мы падаем

Среди тройных берез

Там будет памятник

Из наших слез

Из непромытого

Из толстого стекла

Как жизнь разбитого…

Как эта ночь светла!

 

Эпизод 3, любить

 

1.

мне приснилась рифма

"шелк/щелк"

во сне я не мог

отвести глаз

от того, кто наводит

свой болт

то есть свой телескоп

на таких нас

 

смяты простыни.

лето

диктатура дурит

эта музыка снова ни для кого

комиссар любви,

изучай иврит

обводи по контурам

естество

 

кто товарищ стар

тот не суперстар

мало мало лет ей

куда с добром

выключает свет делает вот так

да по оптике топором

 

спой мне песенку про то

что нельзя не потерять

я живу носить пальто

ты живешь не умирать

 

2.

Положил ладонь на горячее место

между коленом и юбкой.

Прямо здесь, между столом и креслом,

становись ошибкой, голубкой.

 

Много будущего, Мария,

полировки его и ворса.

Там, где вещи на Э, Ю, Я,

быть на А и на В не бойся!

 

3.

вот куда хочу - в мирумирумир

в субфебрильный глухой компост

пусть закрашены стекла закрыт эфир

не раздвинуты ноги не брошен пост

надо вновь невинности чтоб никто

золотыми пальцами не проник

в тридесятый раз под ее пальто

не накапал себя в родник

я хочу вернуться где тротуар

покрывают трещины самолет

где летит быстрей в стратосферу шар

где жар-птица крылами бьет

 

ты прими ж меня мать сыра земля

прижимай меня балалайкай же

усыпи мой страх, ж.. заголя

я твой сторож, б.., на ничьей меже

я твоих картин распоследний гвоздь

твой урус-ответ на сургут-мартан

не идет слеза, но приходит гость

с.. , бьет в барабан

 

4.

Мой знакомый служил в московской конторе

одного небольшого, но известного олигарха

пятым подползающим, хозяина видел редко

Да тот и вообще редко бывал в офисе с мраморной лестницей,

ведущей на второй этаж, колоннами,

окнами в три роста

Когда хозяин приезжал, воцарялось ликование, смешанное с ужасом

Все смотрели вниз с галерей второго этажа,

облокотившись на широкие перила

Он словно светился, идя по ковру,

прилетев из Сибири ли, Лондона, с Юга

Высокий стройный загорелый в рубашке поло

делами не управлял, мог уволить просто так, по виду

(но генеральный потом упрашивал оставить)

Улыбался зевакам, кивал

Иногда вел с собой блондинку-жену,

пьяницу

В красном платье красных туфлях

с бюстом пятого номера

Шел по ковру и бил ее

Она падала, он пинал,

поднимал, давал затрещину

Бил в ухо локтем в бок наотмашь под грудь

Пощечину слева, пощечину справа

Подзатыльник саечку

Не пила чтобы не бл….ла

С…

Она хныкала но терпела

за дело ведь

Она даже улыбалась сотрудникам,

задрав голову

кивала знакомым

Иногда вытирая струйку крови из носа

Цветом в тон платью и туфлям

И ведь за дело, за дело

Ведь он кто а она кто

Теперь он разорился

Конечно, не до конца, но офис продал

А жена его разлюбила бросила

Не за такие ж деньги в самом деле

 

5.

То ли ласток то ли чаечек

Крики шума молоток

То-то жизнь прошла нечаянно

Как обычай как ничто

Зря у старой парикмахерской

Ох да встретились с тобой

Так стреляй да не промахивайся

Бьется кровь под кожурой

Знаешь как она выводится

Эта присказка сама

А потом уже находится

Всем больница да тюрьма

В полночь заполночь ополночью

Как останешься один

Так луна на четверть полная

Не окликнет гражданин

А ну, ты, подойди сюда,

Кому говорят

 

6.

я не ел твоих шашлыка

водки я твоего не пил

просто эта рука река

мы пройдем не забрызгав крыл

соль и пепел на раны твои

мельтешение поездов

о последней любви говори

о том что без слов

проникает в жилы твои

наполняет сердце твое

как стакан золотого аи

как простое вранье

 

Эпизод 4, стареть

 

1

Птица по памяти вьет гнездо

Сама из себя несет яйцо

Это все близко да все не то

Закутавшись в новое как звезда

Гляди откуда идет весна

Гладкая как слеза

 

2

знаменитый поэт после шестидесяти

перестал писать стихи

во время немногочисленных встреч с публикой

или редких интервью

на все вопросы о поэзии он болезненно кривится

и сразу же достает пачку фотографий

они всегда с ним в холщовой сумке

он стал фотохудожником-пейзажистом

все смотрят чтобы не обидеть

ничего особенного

леса поля холмы берега

камера плоховата да и снимки…

так банальны

что кажется будто, хвалясь,

он видит на них

что-то не видимое никому из нас

собственно, с его стихами было то же самое

 

3

Железо падая в железо

В железо нет, не упадет

Стремится молодой повеса

В карагандинский самолет

Каких попов изобретатель

Чужого ярда расстегай

Я рад

я радиомечтатель

Я раб я рай

Не то что мните вы влюбленность

Не ламцадрица-ла-ца-ца

Но возраст и укорененность

Разлуки в жалобе пловца

Как в молодости говорили

Едва ли так поговорим

Стареет мир а где тут крылья

А кто тут Рим

 

4

орбит без сахара новый мир

наш без остатка , весь

если ладонью зажать эфир

линия жизни впитает смесь

вот и дорога

припомнить как

были мы молоды никогда

старая крепость над нею флаг

звезда

ерунда

п….

есть еще в воздухе 5 шагов

ты их проделаешь без меня,

выше предписанных нам основ

выше нового дня.

 

5

Элла-Бэлла плачет у окошка

Говорит: ну как так вышло, двадцать

Скоро мне, а значит, скоро тридцать,

То есть сорок восемь-пятьдесят.

 

Прилетает к ней крылатый воин

Аваддон-сумару, демон смерти

Смотрит хмуро, говорит: ну люди!

Мне вон пять веков, и что с того?

 

Эла-Бэлла говорит: послушай,

Сделай так как я прошу, а душу

Забирай пожалуй. В самом деле,

Что мне проку старой от нее?

 

Эла-Бэлла, станешь ты моложе

Только вновь родившись, это значит,

Что душа должна переселиться,

Ну, короче, нужно помереть.

 

Элла-Бэлла дура, Элла-Бэлла

Вредная девчонка, Элла-Бэлла

Горстка пепла, камень на могиле

Элла-Бэлла станет молодой.

 

6

- послушай оптимист

ты шляпа среди шляп

на календарный лист

ты посмотри хотя б

он был упруг и чист

теперь совсем ослаб

 

зима идет батист

и шелк оставь для баб

 

- на целом свете нет

таких земель и вод

которых спас бы лет

мучительный подсчет

статистик-комитет

компьютерный завод

 

но есть такое тут

и этим он хорош

что любят и е…

и продают за грош

но снова прям и крут

и снова молодежь

 

душа спешит соврать

нога бежит любить

а руки собирать

а рот благодарить

разрозненную рать

запутанную нить

 

ВМЕСТО ЭПИЛОГА: ИЗ ПИСЬМА АВТОРА (ИЛИ АВТОРУ)

об этом собственно говорит Бродский в эссе об У. Х.Одене старый поэт что бы он не писал пишет вот что а) мемуары б) о несуществующем, но прекрасном в) объяснительную записку г) явку с повинной д) донос на время примерно так хотя боюсь ошибиться в количестве

конечно неудача но удач тут не бывает это раз а два «а знаете? ведь я хотел сначала двенадцать месяцев изобразить» но - не вышло и к лучшему и к лучшему что у меня тоже главное годы прошли о!

боялся мира не боюсь мира боялся постареть не боюсь постареть думал о судьбе вот судьба спасибо Н.Н., Д.Д., Б.Б. всему алфавиту

всё сначала всё

2004-2011 (19 марта)

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.