Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 18 (бумажный)» Поэзия» Маяки в снегах (подборка стихов)

Маяки в снегах (подборка стихов)

Вихрева Екатерина 

▼ МАЯКИ В СНЕГАХ (подборка стихов)

 

 

● ● ● ● ●

 

О насмешливый и одноразовый бог, бог Пластикового века!

Твой длань над нами, потерявшими свои таблетки,

Плачущими в закрытой ванной в поисках одиночества,

Прячущими Твои подарки в ожидании подходящего общества,

ищущими себя в абсурдности снов викторианской девочки,

отними у нас память о том, в какую сторону крутятся стрелочки

и у нас ничего не останется

а ведь время – тик-так – это только такая игра,  и для самых маленьких.

Я догадалась об этом однажды, когда мы проспали

свою смерть, позабыв завести будильник.

Господи боже мой, отправляя во тьму, не гаси, не гаси светильник

 

 

● ● ● ● ●

 

Находя себя в списках лучших - в сочетании "и другие",

упражняясь в иронии, назовешь это эвфемизмом.

На балконе ноябрьской ночью проглотишь слезу пополам с сигаретным дымом.

Какое далекое детское время, когда на оси провинция-поезд-столица

Ты приколол, как нежную бабочку, все, что было.

Лавочку в сквере напротив крыльца универа, где, голову запрокинув

Можно плевать в небеса, и они не обидятся даже. Все еще впереди,

И у женщин твоих нежный запах, худые коленки и вам только двадцать один,

Двадцать один, всё кричит тебе, глупый, лови, не теряй нас из виду.

Мир настолько прекрасен, насколько же бесполезен

Ты когда-нибудь вспомнишь об этом дне пополам с сигаретным дымом

На балконе ноябрьской ночью, и тут же забудешь, как будто пригрезилось,

Как будто просто пыльца и краски осыпались, а под ними

не обнаружились крылья.

 

 

● ● ● ● ●

 

Ты глядишь в монитор, монитор тоже глядит в тебя.

Мигают значки-зрачки. В освоении птичьего языка

преуспевают три брата - три дурака,

и их сестренки, которых делали не любя.

 

Выбросишь ли это из головы, когда инди-мантру тебе пою,

Когда задеваю тебя рукавом невзначай

Под свитером грубой вязки будет ли как попало стучать

Мышца, и с ней в унисон - Beirut.

 

Если когда-нибудь голосом бога заговорит эфир, 

вспыхнет наш город, словно терновый куст 

почувствуешь что-то еще, или лишь легкую грусть

за уходящий в небытие, никогда и не бывший мир?


 

● ● ● ● ●

 

Солнце садится в снег и дочерна плавит края отдаленных елок

эти мосты эти насыпи эти шепоты сумерек в чаще

там точно, думаешь, кто-то живет и выходит ночами

юная ведьма с айпадом и связкой зимних травинок

машет автобусам проходящим мимо

а ты и не видишь но чуешь это движение

 и становится так прекрасно и жуть

и на миг понимаешь что тебя всегда где-то ждут,

что всегда когда ты в пути

разверзаются эти ворота

между тобой и иным

потому что только дороги и тропы

не отданы мертвым

не принадлежат живым.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Все ушли на холодный фронт,

Птицы стынут в полете, что твой хрусталь, падающий с серванта.

Этот мир по образу и подобию Твоему сотворен, но повернут наоборот,

Как формула в книге сумасшедшего некроманта.

Все так просто, почти как «аминь» заменить на «онлайн»,

Отправляя письма деду морозу, богу,  дурной природе.

Как доплыть до пределов мира и перелиться за край,

Чтобы не было больше тебя. Ну хотя бы не было здесь, где  так холодно.

Оказаться в компании рыб и возможно, троих китов,

Или кит был один, а слонов сотворили больше?

Каждую ночь доставая из вечного моря простой улов,

Черпая сладкое прошлое время щербатой ложкой.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Мне приснится дом далеко в полях

Сухая полуденная земля

Пластинка ПинкФлойд и Эмиль Золя

 

Я увижу тебя, стоящего на крыльце

Блики солнечные на лице

Неужели это и будет с нами в самом конце

 

Я запомню все на тысячи жизней вперед

И  услышу ветер, крадущийся вдоль болот.

Говорю же  тебе - никто никогда не умрет


● ● ● ● ●

 

Тогда ты была счастлива, а теперь хочешь быть смотрителем маяка.

Чтобы - если одной, то наверняка,

Чтобы - совсем никого на тысячи лет и миль,

Чтобы маяк светил.

Издалека. 

 

 Но мы стоим в центре города, людской океан

Бьется о нас волна за волной. 

Что мы волне, что волна нам.

Слепой играет на дудочке, 

Она говорит - успокойся, дурочка,

Весна не приходит одна. 

 

 

● ● ● ● ●

 

Любое море однажды становится лужей.

Шорохом раковины, прижатой к уху.

Любой из нас однажды приходит к морю.

Спускает лодку и плывет на поиски места

Где вода превращается в небо.

«Что же вы, чайки, плачете слишком громко?

Что же ты, солнце, прячешься слишком быстро?»

«Этот кораблик, милый, сделан из сигаретной пачки.

Мачта – обугленная спичка.

Это море по щиколотку мальчишкам

Бегущим домой после первой смены».

«Я ищу место, где вода превращается в небо.

Я ищу солнце, которое не заходит вечно.

Я слышал настойчивый шум прибоя.

Разве я мог вернуться?»

…Любое море однажды становится лужей.

Шорохом раковины, прижатой к уху.

Любая лужа однажды становится морем.

 

Если бы ты услышал.

 

 

● ● ● ● ●

 

Каждый день ты идешь мимо храма, там живет несбывшийся бог,

Он танцует и дышит на ладан,

И ладан дает росток,

А в твоей голове разрастаются плющ и дрок.

Кажется, этого бога зовут не Христос. А может, он вовсе не бог.

Он проплывает над гнездами проводов,

Люди - как птицы. Тащат домой любовь,

Если она переливается и блестит,

А потом не умеют вытряхнуть прошлое из углов.

Забери меня, право, не худший будет улов.

Забери к себе на солнечный остров Крит.

Я очень старалась, ты знаешь, но я не умею здесь быть


 

● ● ● ● ●

 

Быть бы тебе маяком на родной Итаке,

Только какой из тебя маяк - разочарованный странник.

Cколько богов, островов, кораблей.

Все для тебя, Одиссей,

Каждая мнит себя минимум Навсикаей,

И очень хочет тебя спасать.

Но ты вновь садишься на весла, покупаешь билет в бизнес-класс,

В сумке с ноутом вдруг находишь перо Пегаса.

А может, горничная перетряхивала подушки.

Все для тебя, Улисс, но почему так душно.

Ты распускаешь узел на галстуке, где-то сейчас старый лузер Гордий?

А еще та, смешная и гордая,

Оказались в одной тусовке тысяч пять лет назад.

Только и ждешь с тех пор, как бы снова увидеть ее глаза.

Вместо этого научился френдить циклопов.

Как, говоришь, ее звали?... Но точно не Пенелопа.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.