Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 78 (июнь 2011)» Поэзия» Виноградник (подборка стихов)

Виноградник (подборка стихов)

Беляев Владимир 

ЗАСПАННАЯ ПЕСНЯ      

 

Однажды помазанник Божий – Джон

Грабил чужие края,

Не зная, что он лишь полуденный сон

Того, кто спит у ручья.

И к горлу того, кто уснул в солнцепек,

Вор приставил кинжал,

Приметив под платьем тугой кошелек,

И Джон об этом не знал.

 

И к Джону в зените его побед

Явился хромой халдей

И сказал: «Господин! Тебя больше нет,

Ибо кровь обагрила ручей,

И твой ангел, взмахнув подбитым крылом,

Рухнул на самое дно!»

И халдей был повешен, и чьим он был сном,

Узнать теперь мудрено.

 

Но у Джона с тех самых проклятых пор

В дому поселилась беда:

Пустела казна, непонятный мор

Косил людей и стада.

Победы ему приносили лишь дым,

Застолья – похмельных чертей;

И женщины те, что ложились с ним,

Не рожали ему детей.

 

И Джон созвал мудрецов на совет,

И те говорили: «Джон!

Похоже, тебя и взаправду нет,

А есть чей-то прерванный сон.

Так найми дурака (их полно дураков!),

Пусть спит у того ручья

И грезит тобой за горсть медяков».

 

И тем дураком был я…

 

Тысячи лет над моей головой

Закованы в сонную твердь.

Рядом звенит ручей. Из него

В глаза мне щурится смерть.

Тысячи лет над моей головой...

Но сонный редеет туман,

И я слышу шаги – идет часовой

Вколоть мне сонный дурман.

 

Да только Джона в снах моих нет,

И что там с его страной,

Мне наплевать – эти тысячи лет

Я занят тобой одной.

Так  взмахни рукой или крикни: «Кыш!» –

Птице, клюющей мне глаз.

Сдается мне, нам остался лишь

Один предрассветный час.

 

 

ПРО АНГЕЛА         

 

Полдюжины космонавтов

Набили в консервную банку

И запустили в космос,

И там им встретился ангел.

Теперь он конторский служащий,

Зарубцевались ранки

На месте срезанных крыльев,

И он уже больше не ангел.

 

Утром он варит кофе,

Вечером смотрит телик,

Его беспокоит печень,

Ему не хватает денег,

И когда он идет за пивом

Или просит кредита в банке,

Я гляжу на него и думаю:

Какой же он, к черту, ангел.

 

А изредка (чаще ночью)

В душе прорастают поганки.

Ему становится тошно,

Что он уже больше не ангел.

Жена вызывает скорую:

- Скорее! Он снова в припадке:

Обручем давит голову,

И судороги в лопатках.

 

 

ВИНОГРАДНИК

 

Шел я себе виноградником

В зябкий осенний полдень,

Пел себе песни в бороду,

Ветром мозолил глаза,

А в небе чудесят ангелы,

И дело как будто к дождику,

И жить бы мне, жить да радоваться,

А тут мне навстречу ты.

 

Тоска опутала сердце,

Как тина речная утопленника,

Вином захлебнулся – вынесло

Волной на похмельный песок.

Очнулся – пошел к винограднику,

Шел, от чертей отмахивался,

Да, знать, попутал дорогу,

Забрел в чужие места.

 

Идет мне навстречу чудище:

Глаза – фонари, рожа черная,

В одной руке – умывальничек,

В другой – болотный цветок,

В третьей – бейсбольная бита,

В четвертой – Чернобыль на блюдце,

Вокруг чела – блещут молнии,

Молвит: «Эко тебя занесло!

 

Вот тебе карта местности,

Вот гироскоп заговоренный,

Бензопила от нечисти,

И ступай себе с Богом назад,

Мимо Эмпайр Стэйт Билдинга,

Мимо башенки Эйфелевой,

Там Хилтон на курьих ножках –

Твоей любимой чертог.

 

Как месяц наточит рожки,

Перелезай через изгородь,

Кинь василиску свежатины,

И – не зевай – на крыльцо.

Надавишь плечом – петли вылетят,

Меж спящих вповалку, на цыпочках,

Да смотри – народец там нервный,

Чуть что – ножом по глазам.

 

И вот, под храп этой братии

В самую дальнюю горенку,

Туда, где за черным компьютером

Псина о трех головах;

Скажет тебе три загадки:

Ответишь – играй себе свадебку,

А нет – лети, брат, на небо

С прокушенным кадыком».

 

И вновь я иду виноградником,

Дождичек мелкий накрапывает,

И в небе всё те же ангелы

Выписывают кренделя.

Иду, на костыль опираюся,

Вытекшим глазом хлопаю,

А глазом другим, здоровым,

Вижу – навстречу мне ты.

 

Хоть не подвела карта местности,

И гироскоп был без трещинки,

Да только с той нашей встречи

Прошло восемнадцать лет.

Иду я и удивляюсь,

Как всё просто сложилось:

Вот тебе в небе ангелы,

А вот мне навстречу ты.

 

 

ПЕСЕНКА 115-ЛЕТНЕГО КАПИТАНА

 

Мой внутренний компас надежный прибор,

Но в голову мне всадили топор.

Как ни повернусь, проклятый норд-ост

Мне свищет в пробитую лобную кость.

И материки развлечения для

Танцуют ламбаду вокруг корабля.

 

Ангола, Ангола, родная земля!

Мой внутренний парус висит, как сопля.

Зловещие тетки над судном снуют,

Ярятся, и рвутся, и мачты грызут.

И якорной цепью раздавлен кадык.

Осталось немного. И будет кирдык.

 

…Укрывшись в каюте, я пью в темноте.

Команда уходит гуськом по воде.

Походные жены в заплечных мешках,

Пиастры, пиастры в упрямых башках.

На палубе сохнет прощальный плевок,

И «Яблочко» пляшет свихнувшийся кок.

 

 

ТРАВА МОЕЙ РОДИНЫ

 

Третьи сутки в поезде

По этой гиблой стране.

Десятый инфаркт миокарда

На запотевшем окне.

А соседи кто глушит водку,

Кто матерится во сне...

Ты едешь и  всё это время

Думаешь обо мне.

 

Да только думай не думай,

Моя судьба – за тобой

Лететь, цепляясь за поручни,

О вагоны стуча головой,

И когда февраль обработает

Мои легкие наждаком,

Упасть на рельсы Транссиба

И примерзнуть к ним языком,

 

Чтоб потом разрезанным надвое

Лежать и разглядывать сны,

Сны о траве моей Родины,

Этой гиблой страны

И перебирать, улыбаясь,

Список намеченных дел:

Стать удобреньем для Родины –

Всё, что я здесь успел.

 

…Беседы о внешней политике,

Рассказы, как пьянствует муж…

Третьи сутки в поезде

Ты слушаешь всю эту чушь,

А тело просит движенья,

И поясница в огне.

Третьи сутки в поезде

Ты думаешь обо мне.

 

А может быть, ну его на шиш!

Отпусти тормоза.

Достань мою фотокарточку

И иголкой проткни глаза.

Дорисуй мне козлиную бороду

И поросячий пятак,

И я опущусь на землю,

Я перейду на шаг.

 

Я побреду в направлении

Обещанной мне весны,

На огороды Родины,

Бедной моей страны,

Где шприцы с пустыми бутылками

Множатся день ото дня.

Где позабытое пугало

Захочет обнять меня.

 

Покуда трава моей Родины –

Сорняк под имперской пятой,

Но всё течет-изменяется

Под этой щербатой луной.

На смену унылой сытости

Приходит веселая злость.                

Сегодня ты здесь бедный родственник,

Завтра – почетный гость.

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.