Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 79 (июль 2011)» Поэзия» Мир нужно захватить врасплох (подборка стихов)

Мир нужно захватить врасплох (подборка стихов)

Рейдерман Илья 

***

 

Я тот, кто есть.

Но ведь и каждый – есть?

Но сколько в мире тел – а души в нетях!

А чтобы вправду быть – нужна нам честь.

И правда нам нужна. Иначе в детях

не отразится ни лицо, ни лик,

и наша мысль заветная – чужда им.

Ты жил? И вот мелькнёт на водной глади блик.

Иль бледной тенью в воздухе истаем.

 

***

 

Резко проснувшись с ангиоспазмом,

маешься болью своей головною,

и понимаешь: не станешь Эразмом.

Мысль не додумать – в столетья длиною.

Жизни на все размышленья - не хватит!

Ковшик испил из колодца – и не больше!

Взял я аванс – ну а кто же заплатит?

Путь я наметил – а кто же продолжит?

Вот и всё уже просветы в сосудах.

Время являет свою быстротечность.

Нечто в пульсирующих минутах -

вправду проталкивается в вечность?

Или  застрянет  сгустившимся тромбом –

(меньше бы, меньше холестерина)?

… Время опять уходить в катакомбы.

С книгой. И - в истину  верой старинной.

Этот туннель, по которому, сгорбясь,

движешься в завтра – всё уже, всё круче.

Вот и твоя сокращается подпись,

став сочетанием двух закорючек.

Да, мы уходим. Но сделав полшага

в те неизвестные – вечные – дали,

будь, как исписанная бумага,

честно хранящая то, что сказали.

Если и здесь пребываем мы в нетях,

если мы живы – не на пределе

сил – как духовно  продолжимся в детях,

кто нас услышит потом, в самом деле?

Смыслом – живым ещё – в мире присутствуй.

Радуйся же, и печалься, и бедствуй.

Средь безрассудства – мысли и чувствуй,

средь безответственности – ответствуй.

 

 

***

 

Мир нужно захватить врасплох, –

когда он не готов, не скроен,

когда  на холоде продрог

или же чем-нибудь расстроен.

Когда не смотрит в объектив

и не позирует парадно,

когда не очень-то красив,

когда одет неаккуратно.

Мир нужно захватить врасплох, –

вот  дверь нечаянно открыта,

ну а за ней – то плач, то вздох,

иль просто судороги быта.

Вот жизнь, забывшая о том,

что  есть Всемирный Соглядатай,

не одержимая стыдом,

(а что творит - хоть стой, хоть падай!)

Понять её – не в красоте,

не истине, не в миг полёта.

Но в повседневной суете, –

увидеть истинное что-то.

И пусть он, мир, и плох, и лжив,

забыв о правде сокровенной, –

а всё же был живой порыв,

пусть очень краткий, пусть мгновенный!

Его бы только подглядеть.

Он между слов и дел, он  – между

всего, что живо лишь на треть.

Но, значит, есть ещё надежда.

 

 

***

 

А ночь просторна, а душа упорна,

И нужно штопать времени дыру.

Чтоб истины, никем не зримой, зёрна,

быть может, проросли, когда умру.

Так сон влечёт! Но лишь прикроешь веки –

провалишься в захламленный подвал.

И, хоть уснул, конечно, не навеки,

но книгу не дочёл, но мысль – проспал.

Нас усыпляет индустрия бреда.

А жизнь живая – выделки ручной.

Тот, кто не спит – дотянет до рассвета,

он свет во тьме, – не сгусток тьмы ночной.

Евангельское слышу слово «бодрствуй!»

Будь в мире духа – вечный космонавт.

Чтоб красота была среди уродства.

Чтоб  правда ожила – средь полуправд.

 

 

***

 

У живущих во времени – нет бытия.

Бытие у того, кто сквозь гору

времени роет подкоп,  не тая,

что подобен он зеку и вору.

Он из времени хочет бежать, из тюрьмы,

соблазняющей сладкой свободой.

И не хочет ни персиков он, ни хурмы,

ни прижизненной славы, ни мёда.

В толще времени – вечности ищет родник,

(с жаждой вечной и вечной отвагой).

Он устами к ладоням любимой приник,

что  смогли зачерпнуть эту влагу.

И когда утолят свою жажду уста

и прозреют омытые очи –

где же жизни былой нищета и тщета?

Тайна лиц. Тайна дня. Тайна ночи.

Где все вещи, что в скудной своей наготе

наши взоры смущали напрасно?

Бытие, что во всей полноте, красоте.

Жизнь, что только в  любви и прекрасна.

 

 

***

 

Сквозь безнадежность этих дней

любовь свою неся,

люблю тебя ещё сильней,

 хотя сильней – нельзя.

Пусть говорят: на свете нет

любви, не может быть, –

из недр души возникший свет

сумел всё озарить.

Свет – всей вселенской тьме назло.

Всё видеть – без помех!

Тебе светло, и мне светло.

Нам жаловаться – грех.

Мы – зрячие среди слепых.

Мы – не в своём уме.

И знаем мы, как светел миг,

сгорающий во тьме.

Он – как падучая звезда.

И мы с тобой – сгорим.

А всё же истина – проста.

Её понять – двоим.

Пусть смерть свою хранит Кащей,

не смеющий любить.

Не вещью быть среди вещей,

а светлой вестью быть!

Ну а о чём же эта весть?

Она о том, чего не счесть.

Что быть должно – то всё же есть:

любовь. И творчество. И честь.

 

 

***

 

Я обречён, как все обречены.

Но для того, кто ничего не клянчит,

дарован солнца луч, миг тишины,

и жизнь ласкает, утешает, нянчит.

И счастье – не в былом, и не потом –

сейчас, пока глядишь, всему внимая,

вдохнув весенний воздух жадным ртом,

всё горько понимая, принимая.

Ты – зиму пережившая трава,

что зеленеет средь других травинок.

Поймёшь, в чём ты неправ, а жизнь - права.

Права – Природа. Этот мир – не рынок.

Всё – неразменно! Всё – лишь в этот миг!

Всё – наудачу, наугад, случайно.

Как солнце – жизнь! На миг покажет лик, –

и спрячется. И снова станет тайной.

Но мы поймаем этот тонкий луч,

зажмём, подобно путеводной нити.

Нам солнце видно даже из-за туч!

Освещены им будут все событья.

Да жизнь права, вступив в свои права.

Весна права. И только мы – неправы.

Гляди во все глаза! Всё прочее – слова,

которых не поймут деревья, травы.

 

 

***

 

Когда уже – на финишной прямой,

то жизнь – в прекрасной подлинности длится.

И можно каждым мигом насладиться

и осенью глубокой, и зимой.

Ведь жизни нить тонка, а рвётся – всё, что тонко.

Давай глядеть без страха в полутьму.

Пусть время – власть теряет. Ни к чему

спешить. Как ясно: бесполезна гонка!

Прийти – не первым. Глупо опоздать.

Мгновению позволить задержаться.

Как книгу, жизнь медлительно листать,

и дать всему, что быть должно, свершаться.

И, времени голодному назло,

испить сполна все радости, все боли.

Нет будущего. Прошлое ушло.

Есть только то, что есть сейчас – не боле!

И жизнь уже не сказочная птица, –

тобой заслуженная радость дня.

А лампы свет, что падает на лица,

с тобой сближает ласково меня.

 

 

***

 

ДЕРЕВО В НЕБЕ

 

Я дерево заметил – лишь на миг,

когда свой ход замедлила машина.

Оно, ликуя, показало лик,

и в небо вознеслось над миром чинным.

Его не видел прежде, и потом

с ним вряд ли встречусь – ибо снова еду.

Оно ж – в пространстве, без него пустом,

над суетою празднует победу.

Оно обозначает вертикаль.

А я размазан по горизонтали.

Мне открываются не высь и даль,

а всякие житейские детали.

Оно стоит – (куда ему спешить?)

Над крышами домов желтеет крона.

И листья в небе тихо шепчут: жить!

Как это небо – сине и бездонно!

Я б осени чудес и не заметил!

Уже не слышу, как мотор гудит:

в душе моей – просторен мир и светел,

и важно жёлтая листва шумит.

 

 

***

 

Нам в этой тьме не слышен плеск реки

беспамятства, чьи воды полусонны.

Тут не слышны автомобильные гудки,

тут не звонят надрывно телефоны.

Глоток испить – и на роток замок.

Умолкла болтовня. В себя уходят лица.

О, если б говорил – ты б был пророк!

Да только вот язык – не шевелится…

Слов шелуха, бездумный шум фонем,

все звуки, и губные, и зубные, –

умолкли. Ты глоток испил – и нем.

С тобою – онемели остальные.

И если на последнем рубеже

ты жив ещё – то вот тебе награда:

ты мыслишь, понимаешь всё уже,

а слов, чтобы сказать – уже не надо.

Они – из воздуха, как пузыри,

что лопаются с шумом, оглушая.

 

Всё понимай. Молчи. Не говори.

Лишь думай трудно, жизнь свою решая.

 

Ты знаешь правду. А сказать нельзя.

Она дана нам в горькую минуту.

И ты ведь, по поверхности скользя,

когда-то жил. И ты ведь жил как будто.

И ты – как будто жил. И вот – забыл.

Ненужное – отсеялось, отпало.

Ещё ты жив – но из последних сил.

Ах, разве ты не знал, как жизни – мало?

И нужно помолчать. И миру внять.

 

Кто и зачем в тебя забросил семя?

… Но жизни не хватает, чтоб понять,

что в нас растёт, одолевая время.

 

 

***

 

Вообще-то у всех на виду,

но как будто не видим, в тени,

я мелодию тихо веду,

я пространством и временем дни

наполняю. Иду по тропе,

среди малых и скромных чудес,

и за всё благодарен судьбе.

Жизнь моя – заколдованный лес!

Если ты этой жизни – чужак,

если ты с топором – лесоруб,

испугает и птицу твой шаг,

обрывается песня у губ.

Если ты этой жизни – родня,

певчей птицею сам засвистишь,

став частицею общего дня.

Этот свет! Эта высь! Эта тишь!

Царь природы? Но где твой престол?

Сядь на пень. Брось корону в траву.

Тишину ты такую нашёл,

что в ней слышен и шепот: живу!

Жизнь так тихо, так тайно жива!

Так в своей тайной жажде – права!

Шепчет что-то вне слов, как листва.

Гнётся, словно под ветром трава.

Всё корнями сплетётся с судьбой –

лишь от власти своей отрекись!

Ибо связаны кровно с тобой

эта тишь. Этот свет. Эта высь.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.