Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 79 (июль 2011)» Поэзия» Вне потока (подборка стихов)

Вне потока (подборка стихов)

Васина Мария 

***

маленькие дети любят играть в прятки

едва дышать в каком-нибудь темном уголке

уткнуться лицом в подушки или кукольные тряпки

и обижаться, что тебя нашли по исцарапанной руке

у кошки светят глаза, может, она съела лампочку

руки коряво рисуют, может, они мне чужие

почему пыльцу на пальцах оставляют бабочки

почему пыльца не облетала, когда они над клумбой кружили

маленькие дети любят картонные маски

и боятся резиновых – вдруг она к лицу прирастет

интересно цеплять длинный хвост – быть котом из сказки

только больно, когда на него наступает взрослый, а потом на тебя орет

когда я вырасту, буду гулять везде и повсюду

кататься на всех каруселях, играть с друзьями целыми днями

а своих детей не стану ругать за бардак и невымытую посуду

и ставить их в угол, как часто делает моя мама

маленькие дети обожают делать все сами

досконально как боги, обижаясь на свою неуклюжесть

а лет через восемь пытаются мир уязвить стихами

забывая, что теперь можно бегать босиком по лужам

 

 

 

Дед Мороз

Наивно, правда же, верить в чудо –

Чуть-чуть за двадцать, заложен нос.

Приходит друг с бутафорской шубой,

И ты – ну смех один! – Дед Мороз.

Снег валит хлопьями, мокрый, тает

(у Дед Мороза сапог скользит),

Машины воют, снежки летают,

А магазин, как назло, закрыт…

У Дед Мороза пора зачетов,

На куртке молния без зубов.

Поздравишь препода с Новым годом –

Зачет, улыбка, и будь здоров!

Финансы хором поют, как где-то

Родилась ёлочка и росла,

А Дед Морозу приснилось лето,

И мамин голос, и пестрый сад.

Шумит плацкарта, тепло и шатко.

Соседи сбоку фольгой шуршат.

А Дед Мороз с бородой и в шапке

Стихи рассказывает малышам.

Еще – о том, кто куёт снежинки,

О том, как месяц желт и горяч,

И мальчик дарит ему мандаринки,

А девочка дарит зеленый мяч.

А утром будет вокзал и праздник,

И в ванне много горячей воды.

И радость: в вагоне-таки ни разу

Меня не видели без бороды.

 

 

 

***

В десятом часу различаешь расплывчато-смутно

Деревья в белых перчатках, пустую маршрутку,

Летишь, задыхаясь, врываясь в распахнутой шубе,

Роняешь десятки, наушники, варежки, шутки…

И ждешь, замерев, воспарив, без минут и без звуков,

И запотевает стекло, стоит вытянуть руку,

И мчится, затмив фонарей золотые гирлянды,

Маршрутка, сияя как самая яркая лампа,

Паря над землей, ослепляя малиновым светом

Всех встречных и будущих, все городские проспекты,

Все окна и звезды, и то, что с приставкой электро-,

Глядите, как свет прорезает белесое небо!

И голос Арбениной рвется лучом в перепонки,

Орет сумасшедшее сердце счастливым ребенком

О том, что есть ты – мой безумный и светлый, мой солнечный рыжик,

ты пишешь…

 

 

 

***

Браться стоит только за то, что тебе не по силам.

Рисовала ужасно, теперь иллюстрирую книжки.

Задыхалась от бега, но отдохнуть не просила,

А потом обгоняла на соревнованьях мальчишек,

Единой спиралькою чистила апельсины,

Проволоку выпрямляла без пассатижей.

 

С детства кофты носила на два-три размера больше,

И с тринадцати лет не росла и почти не менялась.

Пустота как резерв: одинокой быть в чем-то проще,

Если привыкла как старшая, не опираясь

Ни на кого, посреди обезлюдевшей площади

В ожидании праздника бегая и кувыркаясь.

 

Жизнь на вырост: дождись, и однажды окажется впору.

Где-то недоиграла, здесь зачем-то перескочила.

По ночам сочинялись на искренний лад разговоры,

Изучались возможности, перебирались причины,

А потом Бог, который Любовь, разом сдернул все шторы,

И как будто бы солнце и звезды разом включили.

 

Так в растоптанных летних сандалях бежишь через лужи,

От улыбки, как в песенке, все заполняется светом.

Это музыка жизни, когда ты становишься нужен,

Когда возвращаешься в детство, как на планету,

И шепотком удивленным на ушко: «Послушай,

Страха-то нету!..»

 

 

 

Вне потока

Капли стекают вверх на скорости выше ста.

Вечером отсвет фар видится как звезда.

Их божок не услышит, если ты без креста.

 

А засмотрись, разбейся – будет тебе и крест,

Будет ответ и небо, только уже не здесь –

В мире, откуда ты вышел, а не куда залез.

 

Ну и куда спешишь-то, что еще не нашел?

Детство давно с тобою, дома всё хорошо.

Скоро ль поймешь, что мир, по сути-то, небольшой?..

Да и душа лишь в том, что ты наделил душой.

 

Брось обвинять погоду, госсистему, TV.

Ты – своей жизни автор, не раскисай, твори!

Бог – не в подпорках веры, а в ощущенье любви.

 

 

 

***

Когда не влюблен, стихи не хотят летать.

Они заняты танцами, йогой, прыжками в длину,

загибают коленца, даже пытаются врать –

ну-ну.

И не становятся хуже, только язвят:

как умудрился ты, этакий шпингалет,

полупридушен и пуст, возвратиться назад,

будто бы не было больно.

                               Не было. Нет.

 

 

 

***

Дело-то в том, что словами творят реальность.

Ты, он, она не творят, ну а я творю.

Жестом, смешком, тараторя и запинаясь,

Самого, самого главного не говорю.

Наши миры ведь и так проросли друг в друга,

Переплелись – слава богу, не инь и ян.

Стоит сказать – и сплетутся до боли туго,

Невыносимым «мы» вместо «ты и я».

Я уже месяц – ты веришь – не высыпаюсь,

И не творю ни оков, ни мостов, ни крыш.

Из междометий и шепотка реальность

Клею ночами, а ты в это время спишь.

Или не спишь в Академе, а может, в Томске,

И выплетаешь словами миры, ключи,

Двери и смех, то, что есть, и что будет после.

Только о самом главном молчи, молчи.

 

 

 

***

Я люблю не таких, как ты, а тебя.

Это неистребимо.

Что говорить-то?

Леденцами от кашля тают слова,

сводят горло,

срываются с ритма,

И таращатся рыбами из глубины.

И боятся руки,

ускользают от взгляда.

Да я знаю, на свете хватает таких,

но я рада

тебе, как возможности жить

и свободно дышать, и смотреть без подспорья.

Видеть тусклые звезды и камни вершин.

И оно того стоит.

 

 

 

Про кошек

Кто знает, сколько нужно кошек,

чтобы любовь внутри восполнить?

Ни у меня, ни у подружек

моих не сыщешь ни одной.

И вот играем понарошку

в игру (названия не вспомнить),

где я чешу тебя за ушком,

а ты мурлычешь, нам с тобой

 

становится теплей, как будто

мы под столом, накрытым пледом,

снаружи – снег, пурга, и ветер

усердно полирует лед.

И кажется – еще минуту,

еще чуть-чуть – и будет лето,

но кошек нет, и мы не дети –

в такой поверить поворот.

 

Но мы зачем-то верим в кошек,

да так, чтоб становиться ими,

когда и вправду минус тридцать,

да и внутри какой-то мрак.

Наверно, только так и можно

спастись от пустоты и гнили,

и, если повезет, влюбиться

без всяких мыслей, просто так.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.