Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 80 (август 2011)» Поэзия» Город-Осень (подборка стихов)

Город-Осень (подборка стихов)

Троицкая Ирина 

 

* * *

Я опять заблудилась в своем сентябре
С красно-желтым пожаром листвы,
С журавлями, зовущими вдаль на заре,
С терпким запахом прелой травы.

На ветвях кружевной воротник паутин
Чуть трепещет, прозрачен и чист,
И как бусы посыпались гроздья рябин
На кленовый сорвавшийся лист.

Золотым покрывалом покрыты леса,
Запах яблок в притихшем саду,
И плывут облака-корабли в небесах,
Отражаясь в печальном пруду.

 

 

* * *

 

И снова на ощупь…

Тепла не приносят дымы.

Витает ответ

В не озвученном нами вопросе…

Что может быть дольше

Окутавшей город зимы?

Лишь только зима,

остудившая теплую осень.

 

Да, мы существуем

В стране незаштопанных дыр,

То падая в них,

То неслышно взлетая над ними.

Что может быть хуже,

чем в клочья разорванный мир?

Пожалуй, лишь мир,

где мы будем друг другу чужими.

 

 

* * *

 

Когда все суммы составляют ноль,

Ты разрываешь прошлое на части

И видишь, что естественная боль

Честнее, чем придуманное счастье.

Когда «вчера» – оборванная нить,

Ты веришь в ограниченность предела

И в то, что день способен разделить

На «до» и «после» всё, что было целым.

 

 

* * *

 

Ненадолго. Дней на восемь.

В сказку голубого цвета.

До свиданья, город-осень.

Я спешу в мой город-лето.

 

«Сяду в поезд, выпью чаю…»

Спотыкаюсь. Слышу: «Дура!»

Никогда не замечаю

Слишком ровные бордюры.

 

Успеваю. Вот он – поезд.

Милый поезд цвета клюквы.

Еду в северную повесть,

Нет, не героиней – буквой.

 

До свидания, город хмурый,

Стройки, каменные дебри,

Пробки,  ровные бордюры.

Здравствуй, стоптанный поребрик!

 

 

* * *

 

Петербург. Он проснется

                            уставшим, немного простуженным.

Примет душ из дождя,

                             выпьет кофе над черной Невой.

Влезет в старый сюртук

                              и приколет манишку из кружева.

Он сегодня опять

                             должен выглядеть как молодой.

Он не любит толпу, суету,

                             потрясенья и почести.

Он пресыщен восторгами, славой

                              и звоном монет.

Он вздыхает о доброй,

                              еще не написанной повести

И грустит, потому что

                             у авторов времени нет.

Он бежит от туристов,

                              как черт от пахучего ладана,

И, замученный ими

                               от трещин в асфальте до крыш,

Серой ночью, шатаясь, идет

                               к золоченому Ангелу

 И негромко ему говорит:

                              «Вижу, тоже не спишь.

Сон неведом тебе.

                               Ты стоишь на посту, как и прежде.

Я, конечно же, знаю,

                                 что  ангелам спать не дано.

Только не у-хо-ди,

                                  как уходят с годами надежды,

Как уходит тапёр

                              из страны звукового кино».

Закрывая глаза,

                               Петербург проплывает над лужами

И ложится на площадь,

                               укрывшись  крылом и водой.

Он уснет и проснется

                            уставшим, немного простуженным.

Примет душ из дождя

                           и оденется как молодой.

 

 

* * *

 

Жар вливается в воспаленное горло города,

Только женщина эта дрожит от холода,

Только сдавленный стон в поднебесье горлицей:

«Защити и спаси его, Богородица!»

 

Звон разносится колокольный с большого острова.

Город бьется волною о камни острые.

Небеса распорола на части звонница:

«Защити и спаси его, Богородица!»

 

Пять повешенных в небо взмыли, как птицы белые.

«Не смогла отмолить тебя, не сумела я».

 

 

* * *

Джузеппе Гварнери прозвали «дель Джезу» за то, что он, в отличие от других Гварнери, сопровождал свою подпись на скрипках крестом – символом Христа.

 

Площадь Испании. В небо лестница.

Нищий старик у подножья крестится:

Ave, Maria… gratia… Dominus…

А из окошка напротив:

до

       ре

              ми...

 

Падают звуки на землю каплями,

Жизнь утекает сквозь пальцы…

ре

       ля

                ми

Santa Maria… gratia… Dominus…

В светлой молитве меня

по-

        мя-

                 ни.

 

Скрипка. Она лишь подруга нищего.

В каждом дожде ее голос слышится.

Крест вместо подписи. Голос-колокол.

Мастер Джузеппе… Темно и холодно…

 

Santa Maria… gratia… Dominus…

Эхом доносится:

ре

       ля

                  ми…

Нищий старик у подножья крестится.

Площадь Испании. В небо лестница…

 

 

* * *

 

вот кухня, чашка на столе,
вот чайник, блюдечко с вареньем...
вот проходящие мгновенья
сметает дворник во дворе,

и стайка птиц, слетясь во двор,
клюет их, словно крошки хлеба…

вот змея запускает в небо
сосед мой – маленький Егор.

парят змеиные хвосты,
спешит прохожий мимо, мимо…
день был такой неповторимый,
а чай давно уже остыл.

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.