Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 80 (август 2011)» Поэзия» Единственный шрам (подборка стихов)

Единственный шрам (подборка стихов)

Александрова Ксения 

 

***

 

Этой весной Дмитрию сорок три,

У него цинизм, мизантропия и гастрит,

Иногда головные боли,

Но, в целом, Дмитрий держится молодцом и собой доволен.

Для подчиненных он Дмитрий Иванович, всегда опрятный, подтянутый и усатый,

Для детей от второго брака – раз в год приходящий Санта.

Диме пять, он любит сладкую вату и когда мама забирает его из сада.

 

Екатерине (для знакомых Катеньке) двадцать восемь,

Двадцать девять наступит осенью.

Старость придет не скоро, то есть, наверное, никогда,

Все остальное, тем более, не беда.

Кажется, что еще будет время прожить все начисто, листик выкинув черновой.

Катерина третий раз собирается выйти замуж, чтоб стать вдовой.

Кате семь, ей улыбается одноклассник – и больше не хочется ничего.

 

Александру почти тридцать один,

У него свой бизнес, семья, два ротвейлера, дом в кредит,

Хороший костюм, модная стрижка, ни одна прядь не выбивается у виска.

Когда хочется сдохнуть, он пьет вискарь.

Александр всегда знает, что ему нужно, что ждет его завтра и послезавтра,

Когда уместнее ложь, когда приятнее полуправда.

Саше девять, больше всего на свете он мечтает стать космонавтом.

 

Летом счастье, как будто, кружится в воздухе,

Прохожие заражают друг друга улыбками. Его зовут Витя,

Он любит играть в индейцев, вождей черноволосых и краснокожих,

Ему хочется все увидеть, узнать, успеть – просыпаться рано, ложиться поздно.

Когда тебе три, мир кажется ярким, красочным, удивительным,

Словно нет ничего невозможного.

 

 

***

 

Утро. Время лениво стекает с пальцев,

Держит в своих ладонях, как будто в пяльцах.

Сонное солнце ложится на переносицу.

Твой поцелуй, как медали, на шее носится,

Как обереги, носится на груди.

Утром совсем не хочется просыпаться,

Пить, собираться, завтракать, уходить.

 

Хочется спать, капризничать, целоваться,

Улыбаться, дурачиться, красоваться:

Медные волосы, крестик в руке серебряный

Волнуется в такт шагам моим по поребрику,

Море внутри соленое бередит.

Утром мне снова двадцать, всего лишь двадцать –

Звонкое счастье ждет меня впереди.

 

 

***

 

Начинаешь день со слов: «Просыпайся, моя малютка».

Растила мамино солнышко, а вырастила ублюдка.

Лучше в петлю, как соседка Людка,

С которой лежали в одной родильной,

Сутками пачкали кровью и потом койки,

Ревели до колик,

Хотели уйти и, конечно, не уходили,

Пеленали свою усталость,

День ото дня становились счастливее,

Но так и не стали,

Ели котлеты из ливера:

Свиного, куриного, человечьего,

Называли жизнь небольшим недугом,

Не грустили, прощаясь, не вспоминали друг друга.

 

Я не спрашиваю о том, кому становится легче

От того, что ты себе врешь, каждый день ерунду долдонишь,

От того, как ты по ночам расцарапываешь ладони,

Помнишь, как лежала в роддоме,

Как до того в поту зачинала бремя,

Как любила пьяного юношу с марта и до апреля

И не видела никогда после,

Как приходила домой поздно,

Как училась в школе, ходила в сад, в колыбели сопела чутко,

Как слышала по утрам: «Просыпайся, моя малютка».

 

Лучше в петлю.

Я любила, буду любить, люблю

Маленького человека, похожего на меня,

С такими же носом, такими же оттопыренными ушами,

Которого каждый хочет лелеять, растить, менять,

Которому мама не разрешает

Делать, что хочется, плакать и быть собой.

Мамино солнышко, мамина радость, мамина боль.

 

Говори, о чем хочешь:

О том, как вместо сердца бьется в груди набат,

Как по ночам сквозняки седые волосы теребят,

Как растила мамино солнышко, а вырастила себя.

«Засыпай, мой милый, спокойной ночи».

 

 

***

 

ПРОСТИ

 

Слово мое слишком емкое и простое,

Затертое сотнями незнакомых мне языков,

Зажатое в теплой тугой горсти,

Как конфета, которой не хочется угостить,

Как письмо к тому, кто ждет меня далеко.

Рыжий котенок ластится под рукой.

Гудят машины, не знающие простоя.

Слово мое слишком терпкое и густое,

Полностью не умещающееся во рту.

Вспомни его, когда от тебя уйду,

Вспомни его, когда мы вдвоем утонем.

 

 

***

 

Я сажусь на иглу счастья,

Я отвечаю на твои вопросы:

Ты часто вспоминаешь меня? Часто,

Это, поверь мне, просто.

 

Я хочу услышать твой хриплый голос,

Говорить о неважном, пустом,

Вспоминать о том,

Что я каждый год меняюсь, а ты до сих пор такой же,

Как приятно было в июле купаться голым,

Когда так быстро сохнет вода на коже,

Как мы спонтанно в Крым уезжали с палатками,

Пили вино, знакомились с местными,

Как смеялись и плакали

Вместе.

 

Мы становимся старше.

Вместо вина в бокалах плещется гордость,

Радость от встречи и глупость.

Я сажусь на иглу. По-

говори со мной я хочу услышать твой хриплый голос.

Говори со мной, но ни о чем не спрашивай.

 

Я сажусь на иглу прошлого лета,

Полосками выбеленного на солнце.

Но, увы, этот поезд уже несется

К следующему июню,

К таким же смешным и юным,

Какими мы с тобой были в прошлом,

К тем, кто еще обижается понарошку,

Носит цветные наряды,

К тем, кому красные ленты

Собирают непослушные волосы.

Я хочу услышать твой хриплый голос

Рядом.

 

Лето каждый год умирает в осень.

Я сажусь на иглу,

Пускаю тебя вглубь

И отпускаю вовсе.

 

 

***

 

Теплое море капает на ладони мне –

Хочется пальцы не вымыть, а облизать.

Каждая женщина выглядит как мадонна, а

Каждый мужчина смотрит другим в глаза.

Сколько о страхе ни вторили, ни долдонили,

Главного – не услышать, не рассказать.

 

Чувство тревоги в кухне не умещается,

Бьется о наспех вылепленный уют.

Избавь же от этих нежностей и слащавостей,

От этих привычных «верю», «храню», «люблю».

Такие, как мы, не плачут, когда прощаются,

Если случилось встретиться – не поют.

 

Нам здесь вдвоем, наверное, слишком тесно, но

Я не могу признать, что бывал неправ.

Как это сладко, больно, смешно, естественно:

Горечь надежды, меда, лечебных трав.

Я заплетаю ленты в косу из теста и

Знать не хочу о том, что нас ждет с утра.

 

Так говори же, пой о не нам обещанном

Море, где солнцем выбелена лазурь,

Где все кошмары реальные, злые, вещие,

Где до рассвета сна ни в одном глазу,

Где чужие родители, дети, женщины

Ждут, когда хоть кого-то из нас спасут.

 

 

***

 

Мы жмуримся не от солнца, а от щекотки

И говорим о том, как сладко вдвоем молчать.

Но сердце мое изнутри запирается на щеколду,

А снаружи и вовсе не открывается без ключа.

 

 

***

 

Когда в квартире дрожит предрассветный воздух,

Когда сквозняк замерзшие пятки лижет,

Когда ложиться спать уже слишком поздно,

А на работу собираться рано,

Когда нам хочется быть хоть немного ближе,

Мы друг другу рассказываем о шрамах,

О едва заметных рубцах,

О ранах, не вылеченных до конца,

Что особенно ноют осенью.

У меня их шесть, у него – восемь.

Я начинаю с лица,

С переносицы, сломанной, когда мне не было и пяти,

Затем говорю о много раз расцарапанном подбородке,

О первых попытках робких

Уйти

Из школы, от себя, из дома,

О елочных игрушках, осколками врезавшихся в ладони.

Потом рассказываю о вывихнутом плече,

О тонкой белой полоске чуть ниже лопатки,

Обо всем, о чем когда-либо доводилось плакать,

И о том, что не успокаивалось ничем:

Ни водкой, ни водой, ни чаем.

Он меня слушает, отвечает,

Рассказывает о своих печалях.

И мы говорим до утра, до вечера, до следующего утра,

До больного горла, будто кто-то вставил в него иглу.

И тогда остается всего один шрам –

Единственный шрам,

О котором нельзя говорить вслух.

 

 

***

 

Когда сидишь и греешь о чашку пальцы,

Говори о том, как взрослеют дети и стареют твои друзья,

О том, что раньше можно было прилюдно плакать, а теперь – нельзя,

О том, что на кухне холодно, в ванной сыро, в спальне сплошной сквозняк,

А в гостиной хочется застрелиться,

Что вокруг мелькают чужие лица,

Но ни с одним не хочется просыпаться.

Коментарии

patriot | 17.08.11 14:46
Что-то не то в этих стихах (а они у молоджи все такие). То ли фальшь, то ли поверхностность и неумелость... КилОметрами ж писать такое можно...а зачем?
patriot | 17.08.11 14:57
А, вот что, понял - я иронию стал ненавидеть во всех видах и формах. Эту, по выражению Ницше, "лживую хитрость". А молоджеь как обычно увлекается. Ну и я увлекался. Прошло.
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.