Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 80 (август 2011)» Проза» Вы все противные! (три рассказа)

Вы все противные! (три рассказа)

Смиренникова Елена 

ВЫ ВСЕ ПРОТИВНЫЕ!

 

 

ИСТОРИЯ О КРИЧАЩЕЙ ДЕВОЧКЕ

 

Рано утром девочка встала в центре городской площади, набрала воздуха в легкие и давай кричать:

  - Люди! Посмотрите, какие вы все противные! Какие вы все равнодушные и гадкие!

Проснувшись от такого крика, горожане первым делом подумали, что это какой-то новый вид общественного будильника – чтобы никто на работу не проспал. Подивились изобретательности властей и стали выходить из домов.

- Вы погрязли в своих делах! Вы не видите, сколько грязи вокруг! Какие вы все мерзкие! 

 Поскольку девочка была маленькая, все пожимали плечами и проходили мимо: кто ее поймет, эту молодежь! Может, она дикцию вырабатывает, хочет стать оратором, или актрисой, или уличным зазывалой. Может, это новый флешмоб какой. Или просто ночь не удалась, и хочется ей грусть-печаль свою выплеснуть.

- Вы все негодяи! Обыватели! Хамы! – голос ее начинал хрипеть. Шума в городе становилось

всё больше, и кричать приходилось всё громче.

К полудню жителям надоел этот бесконечный крик.

- Эй! Девочка! Прекрати кричать, людям работать нужно.

- Вы сидите в своих кабинетах! Занимаетесь никому не нужными делами!..

- Как это ненужными? Я – дороги делаю.

- А я – дома строю.

- Вот! Вы занимаетесь всякой ежесекундной ерундой! И не видите главного! Вечного! Глобального! Того, что живете вы в болоте! И сами – болотные лягушки!..

Кто-то из горожан пытался спорить, а кто-то – порывался поколотить.

- Нет, вы не смеете меня тронуть! Единственного человека, который несет вам правду! Только я вам скажу, какие вы есть на самом деле: ужасные и бестолковые!

Кто-то из толпы заметил, что не стоит связываться с сумасшедшими, и вызвал милицию.

- Глупцы! Придурки! Идиоты! – кричала девочка, уносимая в милицейскую машину.

Больше ее никто не видел. Но уже на следующее утро в мэрию начали сыпаться письма. Их никто не читал, только регистрировали и отсылали стандартный ответ: информация принята к сведению. Потом пришло письмо сверху: что это у вас в городе за безобразия происходят? Мэр сначала не понял, переполошился, а потом узнал, от кого слух сей вышел, и отправил наверх справочку от врача, что девочка, письма строчившая, психически нездорова и отправлена на лечение.

И зажил город спокойно. Только иногда расползаются по нему слухи, что в городской, мол, психлечебнице есть девочка, которая умеет только гадости говорить и обещает, что доберется до всех жителей города.

 

Через несколько лет старый мэр города ушел на пенсию и появился новый. Город отпраздновал это событие и перешел к повседневным делам. А мэрия в первый же день оповестила, что намерена бороться с любым злом, которое попадется в городе.

- Вот хорошо! Вот здорово! – подумали горожане. – Теперь у нас не будет ни преступлений, ни коррупции.

На следующий день в городе исчезла вся милиция.

- Милиция – зло, - пояснила пресс-служба мэрии. – Представители этой профессии ведут себя некультурно, выражение лиц у них неправильное и форма некрасивая.

Зато появился целый отдел критики. Он должен был отслеживать проявления зла в деятельности литераторов, актеров, художников и прочих представителей культуры. Через неделю комитет объявил, что поэты и прочие совсем не занимаются социальными проблемами, поисками и разоблачениями зла и потому абсолютно не нужны. На следующий день в городе не стало ни поэтов, ни художников, ни актеров.

«Каждый источник зла должен быть уничтожен!» - кричала местная газета. На всех предприятиях проводились психологические тесты «Являюсь ли я источником зла», в вузах читались лекции «Как найти плохое в себе и своих друзьях», в школах писались сочинения на тему «Опиши с дурной стороны себя и своих родных» и проводились уроки о том, как правильно говорить гадости.

Вскоре мэрия организовала праздник борьбы со злом. Весь город вышел на улицы с транспарантами. А на главной площади произносились торжественные речи. Сначала вышел мэр, что-то сказал. А потом на сцене появилась какая-то девушка.

- А это кто? – шептались в толпе.

- Главный советник мэра! – объявил ведущий.

- Это же та самая девочка, которая несколько лет назад кричала на площади! – узнал кто-то в толпе.

- Я же говорила, что все вы идиоты и придурки! – закричала девочка. – Теперь вы убедились в этом! Все вы негодяи, хамы! И живете в гадком, противном месте! И скоро мы доберемся до вас!

- Ура! – закричала толпа. – Ура!

Каждый день в городе стали находить новых злодеев. И жителей становилось всё меньше и меньше. Говорят, девочка сама бегала по городу и втихаря фотографировала новых «злоумышленников» и их места обитания, а потом они исчезали.

 

Далее версии этой истории разнятся. В одной говорится, что постепенно все жители были обвинены в злодейских намерениях и город вымер. Последним исчез мэр. Он говорил что-то о своей глупости и недальновидности, но этого уже никто не слышал. А девочка пошла осваивать другие города.

По другой версии, часть поэтов и художников чудом спаслась. Они организовали оппозиционное радио, вещавшее, что все люди хорошие. Часть горожан перешла на их сторону. Образовалось в городе два лагеря: те, кто считал, что все вокруг добрые, и те, кто думал, что все злые. Спорили они, спорили, а потом подрались. Да так, что все друг друга перебили. И город вымер. А девочка пошла осваивать другие города.

 

 

ХОЛОДИЛЬНЫЕ СТРАСТИ

 

Холодильник открылся, и в него влетела кастрюля. «Суп!» - грустно подумал Кетчуп, стоящий на дверке. И тут же оказался с ним нос к носу.

- Здрасьте, - скромно сказал он. – Я Кетчуп. Или Краснобутылочный.

- Не приставайте! Я полностью укомплектован! – закричал Суп, нервный, как все супы.

Все промолчали. Спорить с супами дело бесполезное и неблагодарное. Суп никого не слышит, потому что думает, что знает всё. В него столько полезного накидали! Кроме того, он полон беспорядочной энергии, спрятанной в разных овощах и макаронах… И вся эта энергия перемещается по кастрюле, подгоняемая специями и приправами, пока не остынет и не застынет от холода. Поэтому лучше дать Супу выговориться и замерзнуть. Тогда он станет тихим и  безобидным.

А пока это месиво в кастрюле продолжало возмущаться:

- Какой здесь отвратительный запах! Фу! Копченая колбаса!

- Кому здесь не нравится колбаса?! – отреагировал сервелат с верхней полки. – Я тебя сейчас размешаю!

- Вы ужасно пахнете! Покиньте нас немедленно!

Сервелат хотел было прыгнуть в кастрюлю и навести в ней порядок, но не успел: дверца открылась, и он исчез, вместе со стеклянной бутылкой.

Вдохновленный своей победой, Суп распалился еще сильнее.

- Но колбаса еще ничего! А вот сыр!..

Сыр испуганно озирался по сторонам всеми своими бесконечными дырками, ища поддержки. Бесполезно.

- Укройтесь, сударь, укройтесь! – высокомерно посоветовал Суп.

Сыр обрадовался, что легко отделался, и поспешно завернулся в целлофан.

- А теперь, друзья мои, я расскажу вам о вкусной и здоровой пище! – не унимался Суп.

- Что ж тебя крышкой не закрыли! – Кетчуп уже злился.

Но Суп даже не слышал его. Он увлеченно рассказывал что-то скучное и непонятное. От возбуждения кастрюля начала ходить ходуном.

- Эй, поаккуратнее!

Вместо ответа Краснобутылочный получил в бок ручкой кастрюли.

- Что вы себе позволяете! Сколько можно нас терроризировать!

Речь Кетчупа была прервана вторым, более сильным ударом, от которого отворилась дверь холодильника.

- Радуйся, что я от тебя теперь далеко! Сдачи дать не могу! – только и смог проворчать Краснобутылочный.

Из двери потянуло теплом, и всем стало не по себе.

- Ну вот! Воздух испортили! – Суп чувствовал себя королем холодильника. – Сыр еще больше развонялся!

- Кто бы говорил! – отпарировал Кетчуп. Теперь он был достаточно далеко от этого булькающего монстра и мог его не бояться.

- Зато места стало больше! – И Суп растолкал соседей.

Майонезы, соусы, кефиры потеснились к стенке, кто-то задел дверь, и она открылась настежь.

Все замерли. И только Суп продолжал разглагольствовать. Он даже не замечал, как тепло стало вокруг.

- Неужели нас никто не закроет?! – слышались робкие голоса.

Время шло, и даже Суп замолчал. А дверь оставалась открытой. Трагическая тишина накрыла холодильник.

- Вот так живешь-живешь, а никому и дела нет. Правда? – заметил Кетчуп.

Но ответил ему только плач с верхней полки:

- Не могу так больше! – рыдала обычно тихая Сметана в пакетике, роняя слезки прямо в открытую кастрюлю с Супом.

- Безобразие! – завозмущался тот. Но ситуация не изменилась.

– Я же скисну! – Суп уже паниковал.

- Суп-вонючка! – подразнил его Краснобутылочный.

- Вонючка! Вонючка! – понеслось со всех сторон.

Вскоре от супа действительно пошел запашок.

- Задохнуться можно! – подшучивал Кетчуп.

- Я сейчас в обморок упаду! – заявил Майонез. И тут же исполнил свою угрозу – упал на пол.

- Ты там живой? – поинтересовался Сыр.

- Живой, – послышался голос снизу.

- Лучше умереть, чем жить рядом с такой вонючкой! – И Кетчуп ринулся вниз.

Хлопок был достаточно сильным. Казалось, смелый красный друг безвозвратно ушел из холодильника, смертью своей отплатив за смелость и принципиальность. Но Краснобутылочный отделался легким сотрясением внутренних органов – то есть без последствий.

- Свобода! – завопил он. Крик его разнесся эхом по всему холодильному и околохолодильному пространству. Как будто давняя мечта каждого продукта наконец осуществилась и открыла путь бесконечным возможностям. Но тут же неведомой силой был возвращен на место, как и Майонез.

А вот прокисший Суп исчез навсегда. О дальнейшей его судьбе история умалчивает.

Дверь холодильника закрылась, и воцарилась темная морозная ночь. Кетчуп уснул: нужно набраться сил. Кто знает, что принесет завтрашний день – доброго друга или новые неприятности.

И снилось ему бесконечное пространство, чистое-чистое, светящееся от этой холодной белой чистоты. И только в одном месте красными крупными, зернистыми от специй буквами написано слово «СВОБОДА!». Блаженство охватывало его, и по краешкам бутылки от удовольствия растекалась влажная роса. Но в этот белоснежно холодный сон то и дело врывался теплый прокисший Суп. Он летал над крышкой Кетчупа и громко кричал: «Убирайся из моего холодильника! Все убирайтесь из моего холодильника!» И Кетчуп тревожно булькал во сне, пытаясь отпугнуть прокисший призрак.

 

 

ДИАЛОГ С ОДИНОЧЕСТВОМ

 

Зачем ты пришло ко мне? Я тебя не звала. Зачем ты всё время ходишь по людям, просишься в гости к тем, кто тебя не ждет! Ты было у меня, у Островитянина, у страдалицы, у Кисоньки… да где тебя только не было!

Ты приходишь к людям и говоришь: «Побудьте со мной!» Ты давишь на жалость, и люди предлагают тебе остаться. Жалеют! А ты закрываешь от друзей. От друзей, коллег и просто новых знакомых. Ты говоришь, что уже знаешь про них всё. И рассказываешь. И тебе нельзя не поверить. Ты так убедительно! И человек больше не интересен, - что нового можно узнать, если всё уже сказано!

Когда ты приходишь, я не вижу людей. И не слышу. Их много вокруг, а кажется, что рядом только ты – Одиночество. Ты – эгоисто. Ты закрываешь всё. «Смотри только на меня!» - говоришь ты. Но что ты можешь дать? Остановку? Если остановиться и послушать мир – это одно. А если остановить мир вокруг себя, остановить движение… Движение есть жизнь. Остановить жизнь? Попасть в смерть. В смерть с Одиночеством. Смерть в объятьях Одиночества. Эти объятья твои давят! Смерть из-за Одиночества. Какое соглашение у тебя со смертью? Ты приводишь к ней новые жертвы? У вас какой-то сетевой маркетинг. Она – твой спонсор. Она обучает тебя и направляет, а ты приводишь к ней новых людей. Ты обходишь всех и говоришь с каждым, не пропуская никого. Ты у каждого находишь свое слабое место. Женщинам говоришь про мужчин, мужчинам – про женщин. Матерям – про детей, детям – про родителей. Про плохих друзей, про жестокость мира. Да мало ли о чем может говорить людям Одиночество!

А кто ты само? Какого ты рода? Среднего? Ты – среди. И всё! Ты – безродное. Ты – ничье. Ты – между. Ты ловишь тех, кто в дороге. Кто идет из точки А в точку Б или просто вышел из дома. Человек вышел посмотреть вокруг, а ты – подлавливаешь его. А когда он устал и не выспался, ты обнимаешь его, а потом – давишь. Ведь тебя обучала Смерть!

Уходи! Или я выставлю тебя силой. Я знаю, тебя нельзя закопать, сжечь или утопить. Ты вылезешь из любого сосуда. Но я также знаю, чего ты боишься. ПОНИМАНИЯ! Я звоню другу. Я буду слушать его. Его, а не тебя. И говорить ему, а не тебе. А потом снова слушать. И тогда наступит понимание. Оно накроет нас, как рассвет. А точнее, как два света – его и мой. И оно растворит тебя. Ведь ты боишься понимания, как нечисть солнечного света.

Отныне ты – мой главный враг. Я отправляюсь на поиск понимания. И даже если я найду лишь его крупицы, я принесу их туда, где ты хочешь быть. Я принесу его людям, как Прометей – огонь, и скажу: «Владейте им и храните его. Растите и используйте его. И тогда оно принесет вам богатый урожай, который будет кормить вас. И в доме вашем всегда будет достаток».

Я осмотрелась и поняла, что Одиночества со мною нет. Оно исчезло.

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.