Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 81 (сентябрь 2011)» Поэзия» Тихое августа (подборка стихов)

Тихое августа (подборка стихов)

Ванеян Елена 

* * *

 

Вместе с тобою изнемогаю-маюсь,
Рай мой пятнистый, усатенький, край сиротский,
Щекой человеческой к мордочке прижимаюсь –
По правде, вот это и будет любовью плотской –

Плачу, не знаю, как вытащить смерти жало
Из ребрышек тощих, из спутанной шерстки млечной...
– Спасибо за всё, – мяучит, – пойду, пожалуй,
Побуду тебе свидетелем жизни вечной...

 

 

* * *

 

Выйдем сквозь шторы,
Пока не пришли мародеры,

Чтоб никто не искал
Ножички из зеркал,

Колечки из выткнутого стекла,
Ожерелья из слитков оконных,

Где пеших и конных
Вповалку сияют тела.

 

Тихое августа

 

Через песок, где горячая дышит мга,

Через лесок сухих кукушкиных слез

Взойди, река, огляди свои берега,

Там скорлупы вскрылись, каленый орех пророс.

 

Меж черными иглами тлела в дыму луна,

Больно было смотреть, а дышать больней.

По левому берегу нас увела волна,

Белые бабочки, ежи и пеночки в ней.

 

Над вертоградом ветер рвал провода,

Дикая плеть коснулась сырой земли.

Чужие скорби, как вы вошли сюда,

Чужие дети, как вы меня нашли?

 

Тихое августа, в шишечках тонкий хмель.

Сюда, сюда – на преподобный свет,

Девятидневный клен, детеныш-ель,

Сиротки мира, блуждающие в золе.

 

Асфальтовая песня № 1

 

Смальта битая-побитая,

Сквозь железную иглу

Я лечу на запах битума –

Да в целебную смолу.

 

Знаю, помню – только жарко мне

В фиолетовом теньке.

После чиркну – а ты шаркни мне –

По асфальтовой реке.

 

Не глухих и слабослышащих,

Не заброшенных могил –

Кирпичей двоякодышащих

Полон, полон Белый Нил.

 

Хромые сравнения

 

Как смелый осел, благородный осел молодой

С охапкою ртутной пред мордой живой, золотой,

 

Как чайник железный на медленном красном огне

Горячо, безвозмездно кипит, закипая, во мне,

 

Как поезд свинцовый на рельсе чугунной ревет,

С отмычкой басовой сквозь холмы продираясь вперед,

 

Как белый огонь седины у тебя в волосах –

Так вот и легкое время на тяжких часах.

 

Вброд

 

В ярко-серых облаках воскресных

Хорошо, не страшно без ответа,

Долго ли таскать по мутным водам пресным,

Долго ль нянчить тело смерти это...

 

Слышите, мальки?.. густая тина,

Облепляя стопы, нежно поучает:

– Не спеши, безрогая скотина...

Одному Давиду не противно

Любоваться, как тиран скучает.

 

Соловей

 

Серой птичке всякий голос – свой.

Всё мучительное повторимо.

Я сгорает…

 

Знаешь, ты не вой.

Пусть себе – заплатит головой,

Чтобы сердце было легче дыма.

 

* * *

 

 – Дочку хромую, чужую судьбу —

Помедли, помедли — понянчи нежнее.

Под снегом февральским, в прозрачном гробу

Душа выпрямляется, тяжесть слабеет,

 

И трогает Небо глазницы мои.

Как ясные слезы в удушливом дыме,

Я различаю утраты твои,

И сердце покоит Господь со святыми.

 

Может быть, мне одиноко в гробу.

Как ты почувствуешь это, минуя

Серое облако… эту судьбу…

Не торопи ее – дочку хромую…

 

Брандмауэр и куст

 

1.

– Сварилась картошка, девчонок покличь!..

Пузатеньки, мутнооки,

Битум жевали, терли кирпич,

Пудрили щеки

 

Лё, удиравшая плакать в кусты,

Танька, любившая злые понты,

Лидка, мордаха испитая,

Мужем однажды убитая...

 

Нет да и спросят:

– А помнишь ли ты

Запах небесного битума?

 

Помню, таскаю в защечном уме,

В сумке сердечной, как в страшном псалме.

Аще забуду тебя, Иерусалим.


2.
 

– Скажешь ли: не было скучной войны

И Му-му мы не сдали на бойню?..

Спи, чугунная чушка у рыжей стены,

Пламенеющей преспокойно.

 

То с нежной отвагой касается уст,

Просит любви и помина

Хладнозеленый сиреневый куст,

Врубелевый, воробьиный.

 

* * *

 

Сыро-мятное солнышко,

Глино-битный роток.

По далекому дондышку

Лучевой топоток,

Только б, только глоток…

 

Горло чашки покоцанной.

Только живы ль, голубка,

За шестою верстой

Кости щавеля конского,

Проржавелая трубка,

Ток холодный, густой?

 

 

N-ная клиническая

 

Снег отравлен, от снежной дури

Ни кровинки в родном лице.

По периметру ходит жмурик,

Котик щурится на крыльце.

 

Друг бесценный, больничный дворик!

Я живой – до костей продрог.

Забегаю, как бедный ёрик,                                                                

К Ходасевичу на чаёк.

 

 

9 октября

 

То ли пьяная всклянь, то ли так, из живого стекла?

Перед ведьмой стоит, молча ест освященную землю.

– Тьфу, достала, - рычит, - убирайся, откуда пришла,

На зеленую землю катись, на зеленую землю!

 

На земле моей, бабушка, нет никого под луной,

Только спящие дети, да вот – неживая синичка…

Только Дашенька старая нюхает воздух ночной,

Задирая к луне свое белое личико…

 

– Дура! День на земле: по-над глиной чудовищный грай,

Хриплый Тузик в зените уже и усатая рыба!

Вон катись, прочь катись и синицу свою забирай,

В сумасшедшее небо спеши, в сумасшедшее небо!

 

 

* * *

 

«Отче наш» я шепчу,

почти всё понимая превратно.

Но Божья коровка

летает туда и обратно.

Коментарии

patriot | 21.09.11 17:18
Отличные стихи! лучшая подборка номера
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.