Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 81 (сентябрь 2011)» Поэзия» Связка ключей (подборка стихов)

Связка ключей (подборка стихов)

Главацкий Сергей 

***

 

КОЩЕЮ…

Мировой Душе…

 

Слоны, черепахи – не ищут опоры,

И рыбы не ищут живых – над собой,

И все Мироздание прячется в нору,

Но – все Мироздание спорит с тобой.

 

Крадут конец света божки по кусочкам,

Слоны, черепахи и рыбы – вразбег.

Душа мировая, изнанкою – точка,

Что нужно еще от Вселенной – тебе?

 

Найдя себя в каждом мерцающем пазле

Последнего Дня, мироточа – толпой,

Пусть все Мироздание пятится в ясли

И – все Мирозданье воюет с тобой.

 

Истерли в салат шестеренки галактик

Слонов, черепах и – тем более – рыб,

И в каждой галактике, как катаракте

Небесной – твои умирают миры.

 

А в яслях бездонных находит удача –

Атлантов обглоданный хворост костей.

Твой трюк – убежать в Никуда – был прозрачен

Для всех, кто осел до тебя в пустоте.

 

Что тешиться счастьем «сбежавших» с Дома

И – Будущим Светлым – в свинцовом гробу?

Душа мировая, изнанкою – кома,

Что нужно тебе от постигших судьбу?

 

 
***
 
ВОЗЬМИ СИГАРЕТЫ…
 
Возьми сигареты, и зонтик, и шляпу,
Оставь на стене отраженье мольбы!
Вчера еще смерть – как смычки – свои лапы
Роняла в железный колодец Судьбы,
 
Звонок телефонный звучал в атмосфере 
И взял телефон кто-то Там, в небесах,
И долго галдели там сонмы материй –
Так громко! – о наших ревнивых глазах.
 
Но пятилось небо при виде салюта…
Куда оно спрячется – небо, куда?
Ведь Истина все еще верует – в Чудо,
А Истиной мы упивались – всегда.
 
И ты можешь алой быть, бежевой – можешь.
Стрекозы на губы садятся и спят.
Пускай твое зарево Бога тревожит,
Заснуть не дает Ему твой снегопад,
 
И пусть Он считает, что ты – гиблый омут,
И – бездн витражи, и двуглавая боль,
Пусть ждет в подземельи – бездонной истомы,
И карты тасует, и пишет в альбом… –
 
А мы нагнетаем в безумье – помехи,
И воздух в меха набираем – пора!
Мы – вместо богов родились в этом эхе,
Молчание – лучший для нас дифирамб,
 
И путь Луна дальше, и пусть Луна ближе –
Нас возит в тех поймах спектральный паром,
И лунный Харон, и химеры с ним иже
Сдувают с нас пыль, и мы знаем – Пароль.

 

 

***

 

ФИАСКО

Всем состарившимся детям индиго

 

Какая камерная блажь,

Конструктор суеты, химера блажи!.. –

Где раньше, робость, ты была

И где пила экстракт пропажи?

 

Как в бездну, падая в капкан,

Мы останавливаем ноги,

Где в полуметре – облака,

Где в полушаге – крах дороги,

 

Где Свет – уже рукой подать…

Заносим ноги над спасеньем,

Но замираем – Здесь, тогда,

Когда лишь миг – до Воскресенья,

 

Чтоб Белый Свет – не раздавить,

Как насекомое – случайно…

Должно быть, как глупы на вид

Мы здесь, в преддверьи Вечной Тайны!

 

Какой чудовищный пассаж

Всех нас, стареющих индиго –

Не вспыхнуть чудом в небесах,

А сажей стать на божьих ликах!

 

 

***

 

МЫСЛИ О ГЛАМУРНОЙ КАНАЛИЗАЦИОННОЙ РУСАЛКЕ

 

Алхимия снега. Извозчики месят

Каретами снег, превращая в песок.

Песок обращается в золото. Здесь он

Стать золотом может лишь. Ливень в висок –

 

Как странное напоминанье о рае…

Костры расцветают в магнитных цветах,

Но ты – далеко. Я не знал, что бывает

Такая бесшумно-далекая Даль.

 

Все окна открыты. Не я с ней, не вы с ней…

В висок – и не ливень, а только озон –

Как странное напоминанье о жизни,

Как самый туманящий зрение сон…

 

Ее одиночество – как инвалидность

Души, словно сердца врожденный порок –

Не лечится. Это была б очевидность

Для всех – если б были они – докторов.

 

И весь монастырь мой, прожженный коварством,

И адское лежбище – будто бы на

Одной территории – два государства,

Две разных страны, но пустыня – одна.

 

И каждый второй здесь – огня обыватель,

А каждый второй – отрешенный монах,

И только Земля – равнодушный предатель –

Мешает реальности мельницей сна.

 

Аварии судеб и душ столкновенья,

Нетающий в мантии – льда монолит…

И, может быть, правда, что целью рожденья

Людей в этом мире является лишь

 

Взаимная аннигиляция судеб,

Медовая аннигиляция душ,

И лишь для того были созданы люди,

Чтоб души взрывать, их столкнув на лету.

 

 

***

 

Эти альты кощунственно громко скрипят.

В этом теле немыслимо много души.

Этот день слишком свят для тебя.

Ты не сможешь его пережить.

 

И жемчужные пухлые плавни веков

Омывают твои и мои корабли.

Это – нимб над неспешной тоской.

Это – гул электрички вдали.

 

Изнурительных сумерек рыхлая ложь

Вызывает приливы в седых облаках.

Только в Небе – упругая дрожь.

Только призрак тебя – на руках.

 

И в рубашках смирительных мечется жуть.

Даже нимб растворился над дымом ночным.

Никогда я тебе не скажу,

Что над нами когда-то был нимб.

 

 

***

 

ГЕТТО

 

В цепях на мозаичном днище Океана

Русалки плачут зря.

Нам слушать только бег планеты, скрип туманов,

Шифровки янтаря,

Горящих водорослей жалящие стоны…

 

Неоновый маяк

Расцвел, не меньше нас в тебя давно влюбленный,

Во мраке, словно мак.

Нам так хотелось бы смотреть на твой неспешный

По дюнам пляжа бег,

Но океан такой безжалостно безбрежный,

Что нет пути к тебе.

Мы так мечтали рассмотреть в тебе богиню,

Но воздух мутно-бел.

Такие же бессильные и нежные, как иней,

Мы только – тени тел.

Мы хищнически пляшем вместе с ветром грузным,

Тая ледник в груди.

Такой же твой, такой же беспардонно грустный,

Маяк во тьму глядит.

И ничего не видя в этой преисподней,

Маяк манит сквозь тьму,

И нам мерещится все то же, что сегодня

Мерещится ему.

 

 

***

 

SMS (Save My Soul)

 

За вкрадчивость весенних перемен,

Не разобравшись в собственных соблазнах,

Наш мирный город взял нас в плен,

Не выпускает в мир огнеопасный.

 

И в этот странный день я стал жесток.

Мне безразличны мнения и просьбы.

Мечтаю лишь о том, чтоб мир издох.

Вот если всех убить мне удалось бы!

 

Пусть это ты жестокость родила

В моей душе, в аренду данной Змею:

Одной тебе – я не желаю зла,

С тобой лишь – быть жестоким не умею.

 

 

***

 

ПОДИУМ

 

Протерлись на складках реальности – дыры,

А в дыры стучатся – исчадия ада.

На подиум вышли – циклопы, сатиры,

Химеры, валькирии, черти, дриады…

 

Вальпургиев век. И никак не иначе.

Погибнешь, конечно, в мгновенье прозренья.

Последнею пуговкой на Настоящем

Уже кровоточит над нами Затменье.

 

Твои саламандры поют твои песни.

Скрежещут копытами лунные птицы.

Но – в ноги привыкли мы кланяться бездне,

Мы, зодчие самой прекрасной столицы.

 

Загривки ошибок взывают к пощаде.

В постели удобно устроились бесы.

Какому уродцу, зачем, чего ради –

Взбрело в окаянную голову резать

 

На два безымянных мятежных обрубка

Спокойную, вечную, цельную душу?

Луну раскрошили по бригам и шлюпкам,

Втоптали в промозглые мутные лужи.

 

Кто нас раздробил, красоты не заметив,

На россыпь обломков приватного рая?

Таким не позволено жить на планете.

Таких не прощают. Таких – убивают.

 

Все клады похищены воинством птичьим.

Горынычи, сирины и алконосты…

Другие слепцы назовут мне их клички

И я безошибочно выстрелю в воздух,

 

Умчусь в Коктебель, и у ног Карадага

Построю себе однокомнатный домик

(Скорей: одноклеточный), с печью и флагом,

Вручая себя летаргической коме,

 

С соседями буду играть в преферансы,

Выращивать цитрусы, марихуану,

На рынке расхваливать птиц из фаянса,

Смотреть телевизор, читать «Рамаяну»,

 

И, может быть, буду писать тебе письма,

По праздникам буду звонить тебе в город

И буду рассказывать, как же спаслись мы

От счастья в своих – одинаковых – норах…

 

Но если не хочешь – не буду… Пока что.

Обуглено громом витражное небо.

Поверь, мы не будем испытывать жажду.

Мы просто – разгаданный хаосом ребус.

 

 

***

 

ВКРАДЧИВОСТЬ

 

В гипнозе, навеянном вкрадчивым громом,

Обрушенном осенью и тишиною,

Всю жизнь просижу я, на пару с луною,

Вколоченный в сумерки собственным домом.

 

Слетевший с луча твоего поцелуя,

Я буду рассматривать тонкие тени,

Следить за тревожным цветеньем сирени

И стариться, скомкано, тихо тоскуя.

 

Состарившись, стану ментальным скитальцем,

И буду считать, что мы вместе навеки,

Встречаемся даже и делим ночлеги,

И знаем друг друга, как пять своих пальцев…

 

Ты просто запуталась в уличных схемах,

Опять задержали тебя на работе…

Я буду уверен, что ты – на подходе

И скоро придешь в мой фарфоровый кремль…

 

Когда ты умрешь, я по-прежнему буду

Встречаться с тобою, гламурной и юной,

На улицах города вкрадчиво-лунных

И даже не буду считать это чудом…

 

 

***

 

Здесь прежде

Любой прохожий

Превращал твое лицо в свое,

И любой визави

Носил твои долгоиграющие маски.

Но теперь

Ты разрешаешь себя преследовать

И заметаешь следы.

Я бы мог

Силой потащить тебя за собой

С помощью цепей,

Инкрустированных твоей щекотливой,

Слишком лестно пьянящей жаждой наваждений

Или на цыпочках

Красться за крадущейся

Через толпу русалок,

Но я не буду.

 

Мы идем с тобой

Через пустыню аппликаций

И путь открыт,

Но в дороге не будет

Жизнерадостных колодцев,

А нам нужна вода.

 

Оковы,

Сплетенные из чужой печали,

Быстро рвутся.

Мотыльки научатся

Опережать

Заносчивые зверинцы карет.

И ты тоже

Не ищи колодец,

Который не отдаст

Своей воды.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.