Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 19 (бумажный)» Культура-мультура» Семь дадаистских манифестов (из незаконченного цикла)

Семь дадаистских манифестов (из незаконченного цикла)

Т  

СЕМЬ ДАДАИСТСКИХ МАНИФЕСТОВ ▼ (из незаконченного цикла)

 

ИЗ КВАДРО-ЦИКЛА «ДЕРЕВНЯ»

 

Деревня

 

Деревня, деревнюшка, милая

Ах, как же ты там без меня?

Лежишь ли в полях сизокрылая,

Целуешь ли нежно меня.

Я так благодарен судьбинушке

Что в детстве с тобою свела.

И ягодкам сладкой рябинушки

И деткам твоим мал-мала,

И сосенкам что за речушкою

Стоят вековые дубы.

Я словно яичко кукушкино

В просторном горниле судьбы!

 

 

Алтай

 

Редколесье ль, пурга ль, бездорожье…

Рысаки ли, лиса ль, горностай.

Я люблю тебя, сердце тревожа,

Мой татаро-монгольский Алтай.

За холмы ль, за курганы ль степные

Очарованный гомоном стай,

Я награды свои боевые

Принесу тебе гордо, Алтай.

На покосе ль, в шезлонге ль, на смене…

В небе звездочки сосчитай!

Я пишу, как и есть (в самом деле),

Мне милее всех женщин Алтай!

Для меня, для тебя, для России!

Хлеборобный, раскидистый край…

Я отвечу, как вы и спросили.

Я отвечу. Конечно Алтай!

 

 

Баллада о тружениках полей

 

В полях работа слаженно идет.

И телевизор не заменит хлеборобу

Его веселых суетных забот

И мягкую, как из ангорки, робу.

Его рука вся в масле и пырях,

Но он с улыбкой чинит радиатор.

Ведь будет теплый хлеб в чужих домах,

А Куба как всегда доставит сахар.

И комбайнер в полях, как Алладин

С волшебной лампой, только

Сам за джина.

И он работать будет до седин!

А как состарится

Приучит к делу сына.

И сын продолжит свой рабочий путь

Уже на новом, собственном комбайне.

Умом Россию вспять не повернуть!

Она не любит Франкфурты на Майне!

 

 

Тихая любовь

 

За околицей вечер повис.

Сели девушки возле окошка.

Тихо слышен лишь скрип половиц

И как тихо мяукает кошка.

 

Ходит тихо с гармошкой смутьян

Сердце девушек тихо тревожа

И растет себе тихо бурьян

Эту тайну тихонечко множа.

 

 

Гимн животноводу

 

Животноводом быть – нелегкий счет.

Но и азарт.

И слава.

И успехи.

Он поголовия ведет учет

И отмеряет трудовые вехи.

Животновод!

Передовик!

Отец!

Надои и приплод – его стихия.

Он в стаде заблудившихся овец!

Святейший дух!

Архангел!

И мессия!

 

 

На току

 

Зернышко к зернышку, солнышко к солнышку

Сыплется хлеб на конвейер.

Молодо зелено, дружно и весело хлебушек сеем и веем.

С милой улыбкою милые девушки, мило смеются взахлеб.

Парни серьезные, парни надежные морщат решительно лоб.

Дело полезное, дело приятное, дело на благо страны.

Зернышко к зернышку, солнышко к солнышку

Вместе до полной луны.

 

 

Кони

 

Как же стреножить мне вас,

Рысаки вы мои гнедые!

Как же мне выбрать час

Кони мои родные!

Чтобы в поля с рассветом

Галопом в простор равнин…

Снова проходит лето

Прибавив вискам седин.

 

 

ИЗ ИНФЕРНО-ЦИКЛА «ПОРНОЛО-АД»

 

● ● ● ● ●

 

Порно-журнал. Перенастрою время,

В каюте обожженных половиц

Угарный газ. Мое сухое семя

На балюстрадах пожелтевших лиц

Больных натурщиц с выдубленной кожей,

Мечтающих о кофе с молоком…

Порно-журнал, прости, что потревожил

И оказался дутым индюком.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Изморось Алтая,
Ох она какая!

Выберусь ли, мама,

Из холодной ямы?

Изморось Алтая,

Что же ты такая.

Такая растакая,
Изморось Алтая.

 

 

 

Угрь

 

Уродился в пойме Оби угрь.

Что ж ты хмурый такой, угрь?

Даже радости нет в тебе, угрь.

Отвечает расстроено угрь:

Есть во мне и коварство и лень

И динамика и поползновенье

И рассыпчатость взгляда есть

И стремленье к самому сердцу

Оби.

Ну, а что ж ты такой угрюмый, угрь?

Был и ты бы угрюмый угрь

Не будь у тебя хребта…

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Сорок лет под ногтями ворс

Этих варежек – мамой вязанных

И собакин промокший нос

В эти варежки сопли смазывал

Никому столько лет подряд

Не пришлось спросить:

«что за варежки?»

Я сказал бы: «едрить-етить

Эти варежки мамой связаны»

 

 

 

ИЗ ОТТО-ЦИКЛА «НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ»

 

Линейка Арнольда

 

Ширина заусенцы сидит в позвоночном отделе

Триединый Аркадий в лампасах и р.

Скоро сяду в этот сдвуноженный вихрями молох

И отправлюсь за работорговцами в Пико.

За бидоном бидон. За тобою твоя половина

Венчается встречным столбом. Деревянные линзы

Протри. Этот вечер маслин не проявится в фото

Как лакмус. Этот дедушка хмурый сердит

От обилия рун. Он стреляет. Вы слышите

Эти литавры? Рыбо-лот с равнодушною

Миной лица. Челобитная подана, катится

В логово карма. Дживанши. Запашок

Для подледной подсечки

Тунца.

 

 

Николай Кузанский – отец геометрии

 

Арес, дай дланью мне по ягодице.

Я полечу в район «Фондю».

Дерматологией причиня ад

И адище и долг.

Роняю платонизм в колодезь –

Дурацкий выкидыш робинзонад.

Смеется, кашляет – рояль

Над самодурами-скопцами

По щиколотку (кровь в усах

Межуется, застряв между ветвями).

 

Ахилл, тащи мои бахилы

Я вынужден зайти в сей

Храм не обронив лица

Средь арифметики полов

Растертых тряпками иллюзий.

И вопреки упрекам

Умереть.

 

 

Апостолы павлопетры

 

Разверзается зев Парагвая,

Аки рыбу глотая восход.

Эти лица (что светом играя)

Все кричат: пароход, пароход.

Деар Мэн устает от поблажек

Прислуги. Дистония артрита –

Не шуточный финт.

Адьютанты! Приветствуем

Миссис Вагину.

Аплодис, аплодис, аплодис

(и подушкой пропитанный спирт).

Тут как раз послевкусие ног,

Раздвоение личностей тает

В бейсбольном азарте…

Чертыхаясь о каждый

Лоснящийся грудью поток.

Мать Святая.

Святая Корова на старте.

Обожжет хомутиной

Коварного егеря глаз.

 

 

● ● ● ● ●

 

Тутовый шелкопряд прядет там и тут трут,

Шерстяной половик ведет свою половую придворную жизнь.

Тихий олень засыпает песком могилу цветов;

Исторический фильм с персонажами порно-сатиры.

Твердый шанкр, на пылью укрытом лице –

Сифилитик в ослабленной войнами Спарте.

Себастьян – старый рикша, тащи мой тюфяк

Полный молотых истин к вагону иллюзий.

Вспоминая кудряшки задумчивой Инги

Жужжит тутовый шелкопряд

И прялка втыкается в палец.

На счастье.

 

 

ИЗ КОПИНГ-ЦИКЛА «СТРАТЕГИЯ»

 

Явись

 

Явись мне с динамитной шашкой

И рубани по голове.

И я как клоун-уебашка

Разулыбаюсь на траве.

Явись мне гидрой колченогой

И сделай мальчика отцом.

А-то я сдохну под пирогой,

Воняя спелым огурцом!

 

 

Сизая Борода

(пирату спасшему «Мир»)

 

Ни младший Малфой ни Скайнет

Не смогут меня найти.

Я выгодно отличаюсь

От тех, кто давно в пути.

От многоканальных монстров

И пресных запасов воды…

Я спущенные колеса

Под знаменем Бороды!

 

 

● ● ● ● ●

 

Столбы не вкапывают в землю проводами

Иначе провода дадут ростки

И размножаясь бесконечными усами

Достопочтенным людям изломают быт

Они проникнут в теплые квартиры

И в теплых комнатах поселятся навек

Играя в прятки с газом и водопроводом

Нарушат весь первичный ход вещей

Вот потому-то решено коллегиально что

Столбы не вкапывают в землю проводами

 

 

 

Бездна

 

Тебя, как этот довод поимел?!

Я так же жил,

Я верил,

Слыл

В округе.

И ничего

Повально

Не хотел.

Ни от тебя,

Ни от твоей подруги…

Меня все тот же довод поимел.

Я лез в трусы

Тщедушный,

Затрапезный.

А кроме

Этого я

Верил

В беспредел

В контексте

Разверзающейся бездны.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Вы считаете, я альбинос?

Нет. Я умело скрываю белила.

И поэтому кажусь чуть

Хуже чем есть на самом деле.

 

 

 

Копинг-стратегия

 

Вся моя жизнь – это копинг-стратегия

Где любой поворот – это выбритость темени,

Преклоненье пред духом великой материи,

И другие года-острова.

И твоя жажда силы настолько же пега

Эта вечная нега, лавиновость снега

Сколько смеряно с нас деревянного древа

Что ложится на ткань-чернозем.

Я искал саблезубо, крылато, всенощно

Эти рамки и образы улья построчно

Чтобы как-то резьбой очертить…

Эту точку-тебя.

 

 

ИЗ САДО-ЦИКЛА «ОПЫТ ПРОДАЖ»

 

Я люблю гламур!

 

Да, я люблю гламур!

И презираю всех, кто его ненавидит.

Этих старых и молодых реваншистов,

Что скулят о потерянном времени,
Солнечном прошлом,

обтянутом вечною грелкой

каменных красных кирпичиков

«Лучезарныхъ советскихъ эпохъ».

Да! Я и сам негламурный парняга,

Но, я вижу сегодняшний день!

Вижу всю безысходность

И косность наличной культуры:

С тощими солярийными мразями,

Их парнями-столбами торчащими

Вдоль своих прогрессивных авто.

Да! Меня бесит музло отвратительных

Дэнс-вечеринок, и рекламные рожи

В неоновых внутренностях бутиков…

 

Но я знаю, что это финальное время!

Это, мать вашу, просто сегодняшний день!

Он тряпичен, вещественен, прост,

Он стремится к доступным, понятным,

Безликим (но единящим) в столь

пронзительной унификации смыслам.

Он просто таков!

 

 

Язык тела

 

Я как обычно завтракал в обед

И слушал Шуберта сквозь радиодетали.
Когда мой разноплановый сосед

Пронес в подвал большое тело Гали –

Я замочил свой синхрофазотрон

В печи сомнений имени Астарты

И сунул в пасть приемника патрон,

Поочередно скидывая карты…

 

 

Для

 

Пусть ни один слабый человек мне не звонит,

Не выходит на контакт, не контактирует,

Не делает попыток оказаться интересным.

Не те людишки, не те, не те, не те, не те.

 

Пусть ни одна лишайная оскотина

Не предположит, что я лишаюсь девственности

С нею и не внесет в мой быт разноуложенных своих

вонючих девичьих костей.

 

Я БУДУ! Да! Рубить железо ради сварки!

В веселом гумонизме истощась!

ДДДаДДДа! я для себя - почти огарки...

Я для тебя - не нагибаясь, не дрочась...

Опыт продаж

 

Владелец сети богаделен

Воткнет тебе в глаз карандаш.

И ты испытаешь на деле

Как действует сектор продаж.

 

Как плавятся скобы зубные

В различных слоях бытия.

Как в горло вцепясь коренными

Тебя убивают. Тебя.

 

 

Смена

 

Меняются контуры тел

И ветер метет, метет.

Ускоренно облысел.

Уверенно обнесет

Забором меня песок –

Лавинообразный быт.

Меняются контуры строк.

Меняется суть обид.

 

 

Ондатр

 

Ондатр был слегка запуган

Людьми и прочей пустотой

Ему мерещились сугробы

И деревянные леса в которых

Можно было прятать

Седое тело под кустом

И весело журчать под камень

Всепроникающей мочой

Ондатр был слегка запущен

Не выхолощен не игрив

В расщелины спуская кисти

Он замыкался и кряхтел

Щипая сонные улитки он

Словно бы пытался жить

В разрозненных равнинных

Скалах где оловянные ножи

Где слабоядерный реактор

Лезгинку пляшет натощак

И спозаранку к логопеду

Спешит восточный Казахстан

Словоохотливое быдло

Лежит вдоль рек шарами тел

Слипаясь в амальгаме красок

Железным глянцем папирос

Уходит по наклонной в воду

И помаленьку устает от

Света сквозь сырую марлю

И планомерных выходных

Ондатр вырванной страницей

Пересекал каньон надежд

И на груди его дымилась

Медаль за город Будда-Пешт

Коментарии

...взирает мрачно щурясь Пикассокусая в кровь обветренные губыи вновь свистит колхозное лассои рвуться вновь фаллопиевы трубы...
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.