Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 19 (бумажный)» Поэзия» Север не лжёт (подборка стихов)

Север не лжёт (подборка стихов)

Гешелина Елена 

▼ СЕВЕР НЕ ЛЖЁТ (подборка стихов)

 

● ● ● ● ●

 

Уходи на рассвете. Не оставляй следов,

как не оставляют симпатические чернила,

все равно это эпизод. Кто-то нажал на off,

чтобы молчание нас окончательно разъединило,

Все равно, как и прежде, я шучу невпопад,

маскирую падения смехом, улыбкой – боль,

ты рассеянно слушаешь и все чаще отводишь взгляд,

мыслями где угодно, только не здесь, со мной.

Смысл жизни сосредотачивается на том,

чтобы не отпускать, не давать им себя забыть,

а потом выпускать, как бумажного змея, очередной фантом

и смотреть, как он кружит над крышами – а в руках остается нить.

 

 
● ● ● ● ●

 

вот мы идем по аллее, мерим гранит подошвами

твоих ботинок, моих сапог.

ты ничуть не изменился,

разве что взгляд стал немного отстраненнее,

холоднее, туманнее.

я повзрослела, у меня кожаное пальто

и смешная шапочка в желтую полоску.

а в остальном я такая же:

только рот, сжатый в тонкую линию,

редко расплывается в улыбке.

 

я рассказываю тебе, что люди

делятся на две категории:

первые – красивы во всем: повадках,

ошибках, упреках, жестах, ласках, предательствах и убийствах,

а вторые – они также улыбаются, хмурятся, плачут,

также гладят, манят, предают, убивают,

только некрасиво, неловко, и ты всегда отводишь взгляд,

когда видишь их.

но они милее, любимее тех, прекрасных.

 

я рассказываю тебе, что ничего-то, в сущности, не изменилось,

и по-прежнему каждый день – как прыжок с парашютом,

подо мною земля вперемешку с дерном, чтоб мягче падать,

но я падаю все равно куда-то на камни,

у них острые края, и кожа саднит.

 

лучше ты мне скажи, почему я говорю так много,

а для самого важного у меня не находится слов,

отчего я с легкостью перевожу чужих, хоть и любимых, мертвых

с языков, на которых не могу сказать вслух ни слова,

но не могу договориться с самыми близкими,

да что там – даже саму себя

мне приходится переводить.

 

скажи мне лучше, почему я отталкиваю своих,

а к чужим, далеким, живущим за тысячи километров,

стремлюсь, тянусь со всей центробежной силой,

уезжаю куда-то, чтобы быть к ним поближе,

а им я интересна, только когда я там,

а они – здесь.

 

почему с ними, нелюбящими, я откровенней,

чем с теми, кто любит меня и пытается

понять меня, но это все равно, что разрушить Китайскую стену

одним кулачным ударом.

 

почему мы такие жестокие, когда живы,

почему мы так любим вскрывать напоказ жилы,

почему, когда мы несчастны, мы все похожи:

наш словарь одинаково сжимается.

 

почему нас раскидывает по разные стороны, так что

не добежать друг до друга, не встретиться даже случайно,

почему слова "расставание" и "расстояние"

в словаре на одной странице?

 

почему мы не можем быть просто самим собой,

почему нам нужно выдумывать тысячу

поводов, чтобы не задавать тот самый

главный вопрос:

 

почему я не там,

где ты?

 

 

 

● ● ● ● ●

 

север не лжет и не предает.

предали все, кто просил: теплее.

воспоминания – тяжкий гнет,

сдавливающий шею.

 

я был неправилен, глуп и юн,

верил, что мир непрочен и зыбок.

случай в воронку меня затянул,

я был не слишком гибок,

 

что остается? бежать! бежать!

случай давно нас пропил.

выход – пейзаж за окном менять

как стеклышки в калейдоскопе.

 

самое страшное – это когда

до прощания самая малость.

нас ненавидят все города,

с которыми мы расстались.

 

 

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Деревянный мальчик завтра проснется живым,

Будет прыгать по крышам, заливисто-звонко смеяться

Продолжается жизнь в каждом шорохе жухлой травы.

Деревянное сердце, способное сокращаться.

 

Слушай, как в глубине кровь прокладывает свой путь,

Как в бездушном дереве жизнь углы обживает.

Деревянный мальчик уснул, пора и тебе уснуть.

Ночь выходит из берегов, все вокруг сметая.

 

 

● ● ● ● ●

 

Есть опасность покрыться пылью в этой глуши,

Схорониться под переводными картинками как-бы души,

Из-за страха ослепнуть, люблю только черный,

да белый.

 

Сверхзадача: не выдать себя ни улыбкой, ни словом "нет".

Был же шанс – ну и где? живем на тусклейшей из всех планет,

И, конечно же, живы: душой, конечно,

и телом.

 

У меня одна вера в моей глухой тишине:

что за тысячу миль кто-то также грустит по мне,

и глядит во тьму, и рвет письма,

и также не знает, что делать.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

они все такие умные, или по крайней мере,

мнят себя такими, ездят на разбитой "тойоте" как на "порше-каррере",

это в лучшем случае – чаще хмурое утро, автобус, давка,

восемь часов в конторе, вечером – толчея у прилавка,

кто-то невидимый переворачивает страницу

в их непутевой жизни, и пишет новую главку.

 

они элегантно-нелепы в джинсе и твиде,

кутают шею в шарф, в транспорте открывают ридер

и читают что-то модное про PR или бизнес,

что-то все равно происходит в их безнадежной жизни.

что-то шевелится там, в глубине, но они ничего не видят,

а если видят – отбрасывают. Ибо капризны.

 

они все такие легкие, или, по крайней мере,

видят себя такими. Они кладут во все блюда перец,

потому что еда кажется им нестерпимо пресной.

но они все живые, никто из них – не железный.

и однажды кто-то из них не выдержит, и попытается

разорвать этот замкнутый круг. Но все бесполезно.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.