Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 19 (бумажный)» Поэзия» Семь стихотворений (подборка стихов)

Семь стихотворений (подборка стихов)

Мухачев Дмитрий 

▼ СЕМЬ СТИХОТВОРЕНИЙ (подборка стихов)

 

 

● ● ● ● ●

 

Бесы над ним глумились лет двадцать пять подряд,

сбивали со светлой дороги, вливали в напитки яд,

и когда он опять просыпался в казенной кровати больным

сардонический ровный хохот раздавался где-то над ним.

 

Четверть века в кювете, на каторге, за бортом.

Все строили дом свой из мрамора – у него был один картон.

Подарки от слуг Асмодея сыпались круглый год,

кривил лицо многомудрый психолог, смеялся простой народ.

 

А вынес ли что-нибудь он для себя из этих загадочных драм,

перестал ли прятать амфетамины между оконных рам,   

как победил тупую тоску и вакуум в голове,

знают только осеннее небо, Кроули и ЛаВей.

 

 

● ● ● ● ●

 

я так люблю когда

во мне просыпается он

и рушатся города

и сладок всеобщий стон

 

кругом белесый покой

весь мир на диване лежит

а он пахучий, цветной

отчаянно жаждет жить

 

не надо только нудить

в бирюльки скучно играть

ему бы хоть раз победить

и больше не засыпать

 

 

● ● ● ● ●

 

Блинная закрывается в полдесятого.

У охранника две морщины на гордом лбу.

В моей несерьезной жизни бывало всякое,

но я еще не в гробу.

 

Могу позвонить в твою голубую Британию,

поговорим о туманах и ценах на виски,

а может быть, вспомним октябрьские наши свидания

и как целый год я жил у тебя без прописки.

 

Если бы ты не вышла за этого, с дрэдами,

я бы увез тебя в Онгудай небесный,

где вдохновленные жизненными победами

герои ползут по мощной скале отвесной.

 

 

 

…Кругом всё студенты, шапочки полосатые.

Официантки спокойно приносят счет.

Блинная закрывается в полдесятого

и я тебя все еще.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

это знанье тебя согреет,

пыль с души отряхнет

я могу останавливать время

превращать его в лед.

 

обладатель вишневой «мазды»

над капотом застыл

стал водитель живой, мордастый

манекеном простым

 

замер мяч, летящий в девятку

неподвижен хавбек

мама дочке на стол шоколадку

не положит вовек.

 

в металлических батареях

не остынет вода

мы с тобою не постареем

никогда, никогда

 

я брожу уцененным Каем

по холодным полям

сотни звезд надо мной сверкают

тихо дышит земля.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Свой фаллаут я прячу от посторонних,

не желаю, чтобы его кто попало видел.

Я постядерный царь в плутониевой короне,

скорпионов и мотыльков прирожденный лидер.

 

Мой любимый шпион по прозванью «Ни Богу свечка»

исправно приносит сплетни в большом пакете

потому-то я в курсе, как уничтожают увечных

и о чем болтают в школьных курилках дети.

 

Благословенны пустоши и помойки,

драки в портах, интриги вождей Анклава!

А инфанты соседей в моей окажутся койке -

я уже отвоевал себе это право.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Три десятка лет я лежу в этой психбольнице, 

ищу в себе возможность остановиться,

прекратить погоню за радугой Бротигана

и пальбу по собственным комплексам из нагана.

 

За окном цементный завод, гаражи-ракушки.

Я до вечера прячу Поплавского под подушкой,

в подкидного играю со слесарем и завхозом,

достаю из мозгов злокачественные занозы.

 

Ох уж эти гусарские шутки родных осин!

Я пропащим считаюсь, но кто бы меня спросил,

где все время летает индустриальный бог.

какова длина загадочных тех дорог

 

по которым идут в тополиную полутьму

повстречаться с птицей без имени и судьбы.

Кто сумеет за год с ней подружиться, тому

покорятся березы, шлагбаумы и столбы.

 

 

 

● ● ● ● ●

 

Я себя обнулил в коллективных глазах.

Это было несложно – я просто убит.

У ларьков говорят, что любая гюрза

интересней меня и приятней на вид.

 

Раньше, помню, светился большой абажур,

Но поддатый десантник разграбил мой дом.

Я теперь молчаливой мишенью служу

В трехкопеечном тире на рынке одном.

 

Заходи пострелять, золотая шпана,

оторвись от facebooka на час или два. 

(но не стоит глумиться – порвется струна,

сами станете пылью, поживши едва)

 

И с улыбкой, не целясь, навскидку, легко,

как учил просветленный портвейном Шевчук,

не тревожа веселым свинцом молоко 

отправляйте меня на проверенный круг,

 

где одни василиски и черная кровь.

Там и место мое, в бесконтрольном огне.

Посмотрю на заваленный трупами ров,

отыщу пару истин в священном вине.

 

У ничтожеств есть право под лавкой молчать.

«Это очень вторично» - мне скажет эстет

и быстрей улетит пить во Францию чай,

пробираться к масонам на званый обед.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.