Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 82 (ноябрь 2011)» Критика и рецензии» Трагикомическое пародирование современности в романе Д.Быкова

Трагикомическое пародирование современности в романе Д.Быкова

Нагорная Наталья 

ТРАГИКОМИЧЕСКОЕ ПАРОДИРОВАНИЕ СОВРЕМЕННОСТИ В РОМАНЕ Д.БЫКОВА «СПИСАННЫЕ»

 

 

В ток-шоу «К барьеру», показанному на канале НТВ четвертого октября 2007 г., Дмитрий Быков заявил, что депрессия – нормальное состояние мыслящего человека. Мысль неновая, почерпнутая в русской классике, не раз высказанная «лишними» и «маленькими» людьми, но в современных реалиях постсоветского общества приобретающая иной, угрожающий, смысл. Апокалипсические настроения    рубежной эпохи, закономерно сопровождающейся  ожиданием неизбежной всемирной катастрофы, породили прозу В.Пелевина, Д.Быкова, С.Лукьяненко, Д.Глуховского. Мрачными прогнозами о будущем была насыщена книга Быкова «ЖД-рассказы» (М.: Вагриус, 2007). В романе «Списанные» (М.: ПРОЗАиК, 2008), эти веяния обретают форму пародии на современность, воплощаются в метафоре гипотетического «списка». Героя романа останавливают на российско-украинской границе и сообщают, что он состоит в каком-то списке, с тех пор его жизнь превращается в смесь страха и паранойи, в ожидание чего-то ужасного, в набор всевозможных неприятностей и препятствий в любых сферах жизни. Списки сейчас, действительно, в ходу, от списков должников до букеровского «шорт-листа», так что идея носилась в воздухе.

Заявленный как первый роман из гротескно-фантастической трилогии «Нулевые», роман Дмитрия Быкова весьма актуален и насыщен приметами повседневности. Свою журналистскую наблюдательность и острословие Быков неизменно реализует в литературном творчестве. Он пытается как-то классифицировать современность, времена потери смысла и цели, безвременье «нулевых» в противовес «лихим» девяностым; общество потребления, зависшее в нулевой точке. Попытка оценить и найти какие-то закономерности в последнем российском десятилетии приводит автора к мысли о его полной нелогичности, о подмене логики статистикой, отсюда и появляется метафора «списка». «Нулевые» годы были для нас синергетической «точкой сингулярности», вмещающей в себя все возможности и все последствия, все опасности, страхи, надежды, ожидания. Или, по Быкову, «Никаких правил: самое поганое время, когда все еще только сгущается. /…/. Это было хуже, чем прямая угроза: сейчас опасность смотрела отовсюду, никто не знал, как себя вести. /…/. Критерий был неясен и определялся по прецеденту. Самое досадное, что все развивалось давно уже не по логическим или даже сценарным законам, а по прихоти чистой статистики: нам надо выдавить вон столько-то народу, посадить столько-то, отнять работу у стольких-то. Дураками были все, кто спрашивал: «За что?» и пытался отыскать закономерности. Закономерность была одна: количественная. Не туда шел, не там стоял»[1].

В выступлениях на телевидении, в критических рецензиях и собственной прозе Быков не раз выказывал скептическое отношение к лозунгам о стабильности, растущем благосостоянии и благополучии граждан, национальным проектам, проявляя свою пресловутую неполиткорректность. Автора обвиняли в неверии в великое будущее страны, в игре в пророка, в претензиях на статус Великого Русского Писателя, в вынесении онтологического приговора современности[2]. Но если самим попытаться посмотреть на себя в настоящем глазами себя в будущем, то многое покажется нелепым и смешным, а многое, наоборот, точно подмеченным. Детали и эмоциональные реакции со временем стираются, а в такой острой  дискуссионной, отчасти публицистичной, форме, как у Быкова, они надежно закрепляются. Проза Быкова – это не только пародия или фантастика, не только предостережение, но и своеобразный художественный документ рубежной эпохи.

Трудно однозначно определить жанровую специфику романа. О нем было сказано как о сочетающем приметы триллера, притчи и политической сатиры, как о социальной фантастике. Критики вообще затрудняются подбирать подходящие определения для метода, жанра и стиля прозы Быкова. Так, его книга «ЖД» вариативно определялась как произведение трагического реализма, сказка или пародия на национальный пафос. Можно легко заметить, что «ЖД-рассказы» сочетают в себе черты путевых заметок и очерков, антиутопии, фантасмагории и многого другого. Рассматриваемый же здесь роман сочетает в себе трагикомическое и пародийное начала, возникает и категория абсурда.

В традициях романа абсурда, Быков ставит своих персонажей в нелепую ситуацию и заставляет их воспринимать абсурд всерьез, жить в нем и бороться за выживание, воспринимать «список» как данность. Повседневный абсурд вскрывается благодаря «списку». Но в традициях пародийного романа персонажи могут смеяться над собой, над своим положением и над самой идеей списка. В духе постмодернистского жанрового коктейля, автор добавляет в свой роман разные ингредиенты, смешивает, взбалтывает их и обрушивает эту смесь на читателя. Он играет с ним с чисто быковским азартом, темпераментом, остроумием, не давая читателю опомниться, интригует его новыми ходами мысли, завораживает лирическими откровениями и философскими отступлениями. Автор художественно исследует вневременную трагедию «маленького» человека в бездушном общественном организме с непонятными механизмами саморегуляции, помещая своих персонажей в декорации современной комедии масок («классическая профсоюзница командовал», «классический остряк острил», «типичный дачник катил перед собой, как тачку, типичную участь дачника»[3]). В многоголосице романа поочередно обретает голос то одна, то другая позиция, высказанная голосами разных персонажей. В критических рецензиях на роман высказывалось мнение, что все персонажи – резонеры, это разделенная на голоса сольная авторская партия. Но ведь это спор, диалог разных мнений, разве что автор спорит сам с собой, предлагая читателю взаимоисключающие точки зрения и оставляя за ним право на выбор. Не зря «список» уже успели окрестить «нулевым» знаком, предполагающим именно такую свободу интерпретации[4].

Ирония автора над громадьем планов пересекается с иронией над повседневными реалиями, в которых постоянно разрушаются высокие иллюзии. Невозможность найти рациональное объяснение видимой дисгармонии всегда приводит писателя к пародийно-фантастическому началу (не зря Быков – лауреат, в числе прочих, премии братьев Стругацких). Знаменитый американский телесериал «Lost», думается, оказал влияние на роман. Это у нас его метафорически перевели как «Остаться в живых», буквальный же перевод с английского: пропавшие, потерянные. Иначе говоря, списанные. Хоть они и не потерпели крушения самолета и не остались выброшенными на остров, как и «лосты», «списанные» у Быкова оказываются в экзистенциальной ситуации одиночества и страха, оторванности от людей.

В современной прозе зачастую описывается исчезновение примет мира, они исчезают прямо на глазах (хотя началось это еще у писателей авангарда, у Замятина, у Набокова и др.). Так старуха в романе Быкова перечисляет мальчику исчезнувшие приметы пропавшего мира, давно ставшие подделками, симулякрами коровок, овечек, арбузов и яблок.  «Она предъявляла ему  бесконечные инвентаризационные списки своего давно исчезнувшего мира…»[5]. Исчезновение людей средь бела дня – тоже страшная примета современности. Так исчезают старики, дети, молодые люди, так однажды исчез отец Свиридова. Мир испортился, реальность трещит по швам.

Помимо экзистенциальных проблем трагедийности бытия, вины, страха, боли, роман «Списанные» поднимает и весьма злободневные вопросы. Провокативный, политизированный, он немало раздражает оппонентов. Но кто же они? В интервью литературному порталу «Литрес» Быков сказал, что любит «раздражать определенную категорию людей: самодовольных, /…/, с внешними, репрессивными, этикетными, иерархическими представлениями о культуре. Сектантов любого толка. Садистов любого типа. Людей, примазывающихся к власти или господствующей моде... Людей, выше всего в жизни ставящих имманентности, изначальные данности, а не то, что ты выбрал сам»[6]. Высказывание категоричное, но звучащее как авторское  кредо.

Вот потому-то и персонажи Быкова учатся жить под «ледяным панцирем» (Д.Б.) бытового абсурда. И если под пером Юрия Тынянова из-за канцелярской описки возникает фантомный подпоручик Киже, со своей мнимой биографией, то у Быкова, наоборот, реальный человек становится фантомом, пустым местом, теряет свою биографию и место в обществе из-за виртуального списка, в который попали еще 180 москвичей в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет. Только по факту нахождения в списке они теряют работу, получают незаслуженные повышения, подвергаются дискриминации и принудительной диспансеризации, от них уходят жены, их не пускают за границу и т.д. На протяжении всего повествования решается вопрос, кто создал список, зачем и по какому принципу. Они попали в этот черный список по тем же непонятным и шатким причинам, по каким одни рождаются толстыми, другие тонкими, одни красивыми, другие уродливыми, одни богатыми, другие бедными. Выдвигаются разные версии о «списке», от списка, составленного ФСБ, похожего на печально известные расстрельные перечни, до списка живых, составленного Богом. Люди, попавшие в «список», «списанные» со всех счетов, выброшенные на обочину жизни, стараясь как-то выжить, вынужденно тянутся друг к другу и образовывают свое минисообщество, существующее по тем же законам лидерства и подчинения, что и в обычном социуме. Оно превращается в секту, в клуб по интересам, в шведскую семью и т.д. Духовные, любовные, дружеские связи вырождаются, отношения сдабриваются слухами и сплетнями. Здесь царит ложный пафос, мнимое единодушие корпоративной вечеринки, где на самом деле все ненавидят всех, а особенно начальника.

Насыщенный вставными сюжетами и набросками сценариев, роман делится на три части: «Перечень причин», «Опись имущества», «Список благодеяний». В названиях обыгрывается инвариантность  «списка». Он существует как кусок ризоматического гипертекста, от которого тянутся бесчисленные нити к «списочникам», к их судьбам. Быков проводит параллели между «списком» и «очередью», сравнивает их. «Список стал главной формой жизни, литературы, любви, далее везде. Это уже не очередь – в очереди есть хотя бы иерархия, и все стоят за чем-то; здесь только список, подвергаемый разнообразным воздействиям и отобранный по неясному принципу»[7]. Впервые как художественный образ соц-арта «очередь» появляется у В.Сорокина. Он пародийно описывает ее как монструозный общественный механизм. Быков не признает структуры списка, а у Сорокина не имеет ее как раз очередь, это тоже своего рода ризоматичный список, он часто и составляется стоящими в ней, чтобы отмечаться каждый день. Сам по себе список стал жанром еще у концептуалистов, достаточно вспомнить знаменитые «карточки» Л.Рубинштейна.

Кроме пародии на социальность и корпоративность, в романе нарисована пародия на СМИ вообще, и на телевидение в особенности. Начинается роман с поездки главного героя, телесценариста Сергея Свиридова, на крымский кинофестиваль детских фильмов. И сразу автор показывает трагикомическое положение человека искусства в современном профанированном мире массовой культуры с засильем кича, вульгарности, примитива. Талантливый человек сам вынужден лепить  безвкусные поделки, чтобы прокормиться, а стоит ему написать хоть одну настоящую реплику, как рейтинги сразу падают – общественный вкус принимает только «лажу» (текст Быкова насыщен сленгом и жаргонными словечками, отражая манеру выражаться в современной богемной среде). Единственный способ к духовному самосохранению для героя – самоирония. Свиридов с брезгливостью относится к своему «творчеству». Фильм о юной балерине «Маленькое чудо», к которому он написал сценарий, называет халтурой и отвратительной поделкой. Фильм продюсирует жена газового магната, а главную роль в нем играет ее одиннадцатилетняя дочь, самовлюбленная истеричная девочка Настя. Из магната выкачивают деньги на промоушн ребенка, как и на премьеру фильма в кинотеатре «Художественный», и на второе место в кинофестивале. Настя терроризирует всю съемочную группу, воплощая собой уже распространенный тип ребенка богатых родителей, ни в чем не знающего отказа и не имеющего представления о реальности. «Мир представлялся ей гигантским гибридом балетной школы и супермаркета, где в первой половине дня истязают ее, а во второй она отыгрывается на челяди. Поправив пару реплик в сценарии, она стала называть себя сценаристом…»[8]. Впрочем, и обычные дети автора отнюдь не радуют: «По-настоящему их не занимало ничего, кроме компьютерных игр и дискотеки, ко всему остальному они были добродушно-равнодушны…»[9]. И в жизни, и на экране телевизора – засилье «чернухи», «туфты», они проникают и в детское кино. Свиридов рассказывает с сарказмом, как на  кинофестивале «Первый приз взяла лента «Байкер и Ангел», про страшного байкера, влюбившегося в шестнадцатилетнюю инвалидку-колясочницу»[10].

Автор сатирически описывает «кухню» кинобизнеса, где главную роль теперь играют деньги. Быков пародирует названия многочисленных и легкоузнаваемых сериалов-клонов с криминальным уклоном («Спецназ», «Команда», «Рота», «Лига», «Туса», «Состав», «Контора»), ток-шоу, давящих на жалость («Родненькие», сыгранные Мосфильмовской массовкой, похожие на «Жди меня» М.Шукшиной или «Пусть говорят» А.Малахова). Но и подчеркивает текстуальность жизни литератора, когда жизненные сюжеты разыгрываются по написанным сценариям. И все это символизирует собой модное словечко «проект».

Как в текстах В. Пелевина и С.Минаева, в этом романе Быкова появляется пародия на современные языковые реалии, на большой языковой пласт, смешивающий просторечную, ненормативную, жаргонную лексику и лексику офиса, бизнес-кругов, светской и блатной тусовки. «Корпоративка», «крышевать», «випы», «апгрейд», «промоушн» – куда же без этих словечек в современной прозе, иначе молодежь читать не будет. В условиях подмены таланта конкурентоспособностью «перепереть диалоги коммандос с братковского на псевдославянский»[11] становится для графоманов-сценаристов жизненной необходимостью: «Брате, пошто разводишь мене? Не грузи, боярин!»[12]. Чем не «Сахарный Кремль» Сорокина, целиком написанный таким вот сказом. Быков сравнивает «точечную застройку» Москвы с «точечной застройкой головы», где уже живого места не осталось, все забито обрывками рекламных слоганов, замусорено пустыми словами и иллюзиями.

Реклама на телевидении вызывает отвращение автора не только своей физиологичностью («В девяти из десяти рекламных сюжетов речь шла о вещах, о которых приличные люди вслух не говорили…»[13]), но и намеками на доносительство и шпионаж. Тотальная слежка в сочетании с всеобщей паранойей – признаки тоталитарной системы – приобретают пародийный оттенок благодаря сочетанию с неприятными телесными запахами («Шакалят, шпионят, редко моются»[14]).

Пародируются общественные организации, реально существующие становятся неотличимы от выдуманных Быковым синонимичных («Свои», «Наши», «Местные» и др.), интернет-сообщества («Одноклассники», «Однокурсники», «Сокамерники»).  «Списочники» переделывают клуб «Свалка» в клуб «Список».

Пародируются оставшиеся от советских времен типажи, такие как Вечная Люба: «жирная блондинка жэковского типа, с крашеными волосами и слоновыми ногами»[15], дачники, работающие на ненужным их детям приусадебных участках.  И типы переходные: «Секретарша лет сорока, из тех, что застали совок, но владеют и компом…»[16].

Что же автор может противопоставить кинематографической халтуре и псевдосоветскому тоталитарному пафосу? Есть ли что-нибудь настоящее для Быкова в этом мире симулякров? Да, есть. Все те же классические ценности: вечная природа, поэзия, простые человеческие радости. Но это капля меда в бочке дегтя, ее  недостаточно для позитива.

Книгу можно разобрать на цитаты, однако финал выглядит как-то банально, хоть он и явно пародиен. На первый взгляд кажется, что авторской фантазии не хватило лишь на финальный аккорд. В итоге он обвинил Бога во всем зле, не только политическом, но и человеческом, поместил в тело вороны, настырно и зловеще прилетающей на окно Свиридова, который, после долгого и бесплодного диалога с ней, выгнал ее прочь. Бог предстает пред очами людей в разные эпохи в разных обликах, но олитературенному образу доброго старичка, похожего на школьного учителя, Быков предпочел по-стариковски ворчливую ворону, каркающую о необходимости мирового зла и почетности нахождения в списках. Но такой Бог больше похож на злобного демиурга древности, это пародия на Бога. Отказ Свиридова принадлежать к избранным становится равным отказу принадлежать к «списанным», лузерам, помещать себя в какие-то узкие рамки, «в списках не значиться» (совсем не по Б.Васильеву). Стараться не попадать ни в какие сообщества, держаться отдельно, для героя-индивидуалиста Быкова принципиально. Прежде всего, он не хочет быть в состоянии явного или тлеющего конфликта, сопутствующего коллективу (точнее, его критически настроенному и склонному к бесконечной иронии и саморефлексии взгляду на жизнь). Сценарист Свиридов придерживается вместе с самим автором лозунга Оскара Уайльда: «Не пристать ни к какой клике». Но вот недавно в телеэфире появилось ток-шоу Дмитрия Быкова «Картина маслом». Что это, ирония истории или смех богов? Не станет ли сам Быков еще одним божком телевизионной реальности, удержится ли на позиции зрителя трагикомедии современности? Посмотрим.

 

Литература:

 

  1. Быков Д. Списанные: Роман. М.: ПРОЗАиК, 2008.
  2.  Андрей Степанов. Стоять-бояться? // http://krupaspb.ru/piterbook/recenzii/recenzii.html?nn=538&ord=5&sb=&np=11.
  3. Интервью с автором. Дмитрий Быков: массовый спрос? Вопросы задавал Владимир Чернец. // http://www.litres.ru/pages/biblio_authors/?subject=48564.

 

 



[1] Быков Д. Списанные: Роман. М.: ПРОЗАиК, 2008.  С. 26.

[2] См., например, сетевые рецензии А.Горбачева и А.Руха: http://rollingstone.ru/articles/6012; http://krupaspb.ru/piterbook/recenzii/recenzii.html?nn=538&ord=5&sb=&np=11.

[3] Быков Д. Там же. С. 97.

[4] Называя роман Быкова романом о страхе, А.Степанов в своей критической рецензии  замечает по поводу «списка»: «Этот список – пустотный, «нулевой» знак – дает автору прекрасную возможность показать свой главный талант: способность моментально давать любому явлению десяток противоречащих друг другу толкований». // Андрей Степанов. Стоять-бояться? // http://krupaspb.ru/piterbook/recenzii/recenzii.html?nn=538&ord=5&sb=&np=11.

[5] Быков Д. Там же. С 255.

[6] Интервью с автором. Дмитрий Быков: массовый спрос? Вопросы задавал Владимир Чернец. // http://www.litres.ru/pages/biblio_authors/?subject=48564.

[7] Быков Д. Там же. С. 182.

[8]  Там же. С. 18.

[9] Там же. С. 20.

[10] Там же. С. 23.

[11]  Там же. С. 49.

[12]  Там же.

[13]  Там же. С. 37.

[14] Там же.

[15] Там же. С. 34.

[16] Там же. С. 143.

Коментарии

Craigorgat | 03.02.18 20:51
Приобрести можно на веб-сайте http://otp.bestsky.info Рады предложить вам потрясающее средство для снижения веса Mangoosteen. При помощи него можно избавиться от 15 kg за 14 суток. Дерево мангостин произрастает на Шри-Ланке. Плоды данного дерева обладают потрясающими свойствами, которые были взяты за основу препарата Мангустина. В банке имеется около 20 плодов этого замечательного дерева. Плоды с растения мангустин помогают растопить излишнею жировую ткань. И замечательно воздействуют на человека в целом. Специфика изготовления средства, и специализированная упаковка помогают сберечь все полезные свойства гарцинии.Основным веществом сиропа Мангустина являются плоды с растения мангостин, в них содержится большое число питательных веществ. Благодаря компоненту ксантону, которое в громадных количествах содержатся во фрукте, сильно тормозятся окислительные процессы в организме. Ксантон является одним из самых сильных антиоксидантов. В плодах дерева мангостан к тому же содержатся различные группы витаминов и элементы. Приобрести сироп Мансустина можно на сайте http://tedsjkpb.bestseller-super.ru.
Craigorgat | 04.02.18 01:36
Приобрести можно на веб-сайте http://m.1bestone.pw/ Предлагаем нашим покупателям инновационное средство для похудения сироп Мангустина. С его помощью возможно избавиться от 15 кг за 14 суток. Дерево мангкут растет в Малайзии. Плоды растения обладают удивительными свойствами, которые были взяты за основу средства Mangoosteen. В банке содержится около 20 плодов данного замечательного дерева. Плоды дерева гарциния помогают убрать излишнею жировую ткань. Также положительно влияют на организм в целом. Специфика производства препарата, а также уникальная упаковка помогают сохранить все удивительные свойства мангостина.Главным действующим веществом сиропа Мангустина являются фрукты с растения мангостан, в них имеется огромное количество полезных веществ. Благодаря компоненту ксантону, которое в больших количествах содержатся в плодах, сильно притормаживаются окислительные процессы в теле. Ксантон считается одним из наиболее сильных антиоксидантов. В плоде дерева мангустин к тому же содержатся разнообразные группы витаминов и элементы. Купить сироп Мансустина возможно на интернет-сайте http://tedsjkpb.bestseller-super.ru.
Craigorgat | 04.02.18 06:17
Приобрести можно на веб-сайте http://otp.bestsky.info Рады предложить вам инновационное средство для снижения веса сироп Мангустина. С ним можно сбросить около 15 кг за 14 дней. Растение мангкут произрастает в Малайзии. Плоды растения имеют замечательные свойства. Во флаконе содержится более 20 плодов данного удивительного дерева. Плоды растения мангостан помогают сжечь чрезмерную жировую ткань. А также замечательно воздействуют на человека в комплексе. Технология изготовления препарата, и специальная упаковка помогают сберечь все удивительные свойства плодов.Главным действующим компонентом сиропа Мангустина являются фрукты с растения мангостин, в которых содержится большое количество полезных элементов. Благодаря веществу окиси дифениленкетона, которое в больших количествах содержатся в плоде, сильно замедляются процессы окисления в организме. Ксантон признается одним из наиболее мощных антиоксидантов. В плоде растения мангостан также содержатся разные витамины и микроэлементы. Купить сироп Mangoosteen возможно на сайте http://tedsjkpb.bestseller-super.ru.
Craigorgat | 04.02.18 09:43
Приобрести можно на веб-сайте http://m.1bestone.pw/ Хотим предложить вам чудодейственное средство для снижения веса Mangoosteen. При помощи него возможно сжечь около 10 кг за 2 недели. Дерево гарциния растет в Малайзии. Плоды данного дерева имеют удивительные свойства. В баночке содержится более 25 плодов этого замечательного дерева. Плоды дерева гарциния помогают сжечь лишнюю жировую ткань. И также положительно воздействуют на организм в целом. Специфика изготовления средства, а также специальная упаковка помогают сберечь все полезные свойства мангустина.Главным компонентом сиропа Мангустина являются фрукты с растения мангустин, в которых имеется огромное количество полезных микроэлементов. Благодаря веществу ксантону, которое в огромных количествах имеется в плодах, значительно тормозятся окислительные процессы в теле. Ксантон является одним из наиболее сильных антиоксидантов. В плодах растения мангкут также есть разнообразные группы витаминов и микроэлементы. Купить сироп Mangoosteen можно на веб-сайте http://tedsjkpb.bestseller-super.ru.
Страницы:  1  2 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.