Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 83 (декабрь 2011)» Проза» Трясущийся человек (рассказ)

Трясущийся человек (рассказ)

Зубенко Дмитрий 

ТРЯСУЩИЙСЯ ЧЕЛОВЕК

 

Оттенки тусклого заката наполняли комнату сумеречной тревогой. В кабинете было только одно окно, в которое вместе с лучами погибающего за горизонтом солнца просачивалась тоска холодного северного городка. Двое сидели в креслах друг напротив друга. Обстановку дополнял старенький стол с дешёвой ламинированной окантовкой, а книжная полка и аквариум с десятком тощих рыбёшек завершали унылый дизайн.

- Вода в аквариуме слишком мутная – пробормотал болезненно худой, с измождённым лицом молодой человек. Сидя в кресле, он всем видом пытался показать, что ему нет никакого дела до происходящего как в этой комнате, так и за окном. Его взъерошенные волосы точно так и кричали окружающим – мне до вас нет дела. Тощий обращался к доктору, который сидел напротив. Оба явно призирали друг друга. Тощий призирал и боялся всех, в то время как доктор имел «некоторое мнение», которое конечно нельзя было  прямо назвать презрением или пренебрежением к окружающим, но он мнил себе что «специфика его образования» позволяет судить об окружающих точнее нежели они сами могут это сделать.

- Доктор, я думаю вашим рыбкам жить осталось пару дней, – пояснил тощий – Ну что вы вопросительно задираете свои брови? Не все что я говорю безумие. В аквариуме вспышка нитратов… да вы сами разве не видите?! – он указал пальцем в сторону аквариума, более желая что бы доктор перестал смотреть на него, чем для того, что бы тот обратил внимание на своих рыбок. -  Они просто загадили собственный дом. Я думаю надо сделать подмену воды. Или не мучайте их и выбросите в унитаз.

Доктор повернулся к аквариуму и равнодушно проводил взглядом пару вяло сопротивлявшихся своей смерти скалярий. Он немного удивился, ведь до сих пор считал, что вид рыбок может только успокаивать пациентов. Впрочем, спустя минуту доктор, как и любой человек, дорожащий своими интеллектуальными привычками,  забыл про рыбок и мнение тощего.

- Вам действительно интересна их судьба? – он вновь повернулся к тощему –  думаю будет лучше, если мы вернёмся к вашим проблемам. Не беспокойтесь по поводу рыбёшек.

Тощий вяло улыбнулся. Он вытянул ноги и откинулся в кресле. Было видно, что парень очень устал. В комнате было тихо. Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, и тощий отчуждённо смотрел на закат.

- Давайте еще раз вернёмся к тому моменту, когда вы впервые увидели его.

- Что значит к моменту? Я вам объяснил, что не могу выделить какого-то конкретного момента… вернее я не могу вспомнить был ли такой момент, в отношении которого я мог бы сказать «да действительно это та самая первая встреча». И прошу Вас, не надо больше спрашивать меня о семье и о том, когда я последний раз их видел и всю эту прочую вашу ерунду. Мои проблемы не во мне, а в вашей голове.

- Вы главное не волнуйтесь и попытайтесь вспомнить ещё раз.

- А я и не волнуюсь! – внезапно заорал тощий. Он подался в сторону доктора и все его тело напряглось. Но приступ гнева не мог длиться дольше мгновения. Тощий был измотан до крайности и спустя миг он отвалился в кресле, опусти голову и закрыв глаза. В отчаянном порыве он схватился за колени, пытаясь подавить порывы болезненного гнева. Доктор же, не обращая внимания, продолжал:

- Я всего лишь прошу вас вспомнить. – он выдерживал чуть не академические паузы, совсем не задумываясь над тем есть в них толк в конкретной ситуации или нет. – А вы, в свою очередь, должны понять, что я хочу помочь. Я на вашей стороне. То состояние, в котором вы были доставлены, свидетельствует о серьёзных проблемах. И мой долг помочь вам. А вы своими вспышками гнева только мешаете этому. Вы хотя бы понимаете это?

- Да понимаю…

В этой фразе прозвучали все оттенки отчаяния:

- И я уже неоднократно рассказывал специалистам, работавшим со мной до вас про… сколько их вообще было?

- Трое – пояснил доктор.

- Да... трое... так вот, всем троим я объяснил что именно со мной произошло, и всем троим я уже рассказал почему я не могу быть спокоен. И все трое - как заводные несли какую-то чушь! – при этих словах тощий оскалился, и говорить продолжил уже сквозь зубы – вы все идиоты… идиоты… вы такие глупые! Я тысячу раз говорил одно и то же… я говорил,  но вы не верите мне. Я говорил вам всем тысячу раз, что он идёт по моему следу!

Тощий остановился и закрыв глаза о чем-то задумался. Через мгновение он продолжил:

-  Это даже не след… нет …все гораздо страшнее. Если это было бы просто следом, то я был бы счастлив.

 - Это?

- Да «это» - тощий наклонился вперёд, оценивая действительно ли доктору интересно, или его заинтересованность показная – это не след в полном смысле. След даёт надежду, понимаете?

- Не понимаю.

- Ну что вы доктор? – тощий улыбнулся – Надежда! Когда идут по твоему следу, то остаётся надежда, что ты можешь сбить с толку своего врага. Ты сопротивляешься, потому что чувствуешь шанс, потому что знаешь - может повезти! – тощий улыбнулся засохшими и растрескавшимися губами - Когда идут по следу, ты петляешь, уворачиваешься, ходишь кругами… одним словом, делаешь всё что бы уйти от погони. Но в моём случае всё иначе. Он идёт не по следу. Это, что-то гораздо более сложное. Это, что-то неотвратимое. Словно я раскручиваю рулетку, другой конец которой находится у него… я раскручиваю… раскручиваю…  раскручиваю… а он скручивает. Сначала я стал замечать странности в поведении обычных людей. Это было похоже на какую-то тряску. В первые минуты я подумал, что это чья-то идиотская шутка, или какая-то иллюзия.

Тощий шмыгнул носом и усмехнулся:

- Я даже к окулисту обращался… вот дурак. Мне бы сразу убегать начать, а я время терял в этих поликлиниках. Пристанет какая-нибудь мразь со своими цветными картинками, а у самой рожа трясется. – на лице у тощего повисла гримаса отвращения - Я видел как их лица превращаются в маски. За этими масками словно пряталось что-то странное, какое-то содержание, выходящее за границы их отвратительных харь. Да и вообще за границы их тел. Все вокруг меня как будто перевоплотились в бумажных кукол. Я по наивности еще задавался всеми этими вопросиками, которыми тешат себя философствующие юнцы -  может это просто во мне что-то изменилось, может это просто я прозрел? – слова эти тощий произнес тоненьким издевающимся голоском - Люди на улицах превратились в картонные рекламные макеты с тупыми улыбками, приглашавшие меня пройти в новый магазин. Их тела, о боже, эти чудовища в бумажных украшениях. Словно ширма, прикрывающая что-то отвратительное, вибрирующее, трясущееся в какой-то бешеной пляске смерти, нечеловеческой, нереальной, отвратительной, угрожающей…

Тощий сидел, вытянув ноги. Лицо его стало еще более отчуждённым.

- Доктор, моя сестра в детстве вырезала из картона бумажные куклы. Делала для них бумажный гардероб. В нем было все: и платья, и головные уборы, и пояса, туфельки на каблучках и без, сумочки и аксессуары. Так вот мы и есть эти куклы в бумажных украшениях, с той лишь разницей, что наши тела в свою очередь тоже что-то скрывают. Может быть, какую-нибудь очередную картонную истину, какой-нибудь гнилой закон физики. А может и что-то похуже.

Он умолк. Было видно, что в голове его роится множество мыслей. Резкие переходы от отчуждения к гневу совсем вымотали молодого человека.

- Я уверен, что мы найдем объяснение вашей тревоге. Вы со временем поймете сами в чем  было дело  и мы еще будем с вами смеяться над всей этой ситуацией.

Тощий покосился на врача.

- А вот вы доктор, вы еще не трясёте своей рожей. – доктор поёрзал в кресле, но сделал вид что пропустил сказанное мимо ушей. Было видно что происходящее ему начинало надоедать. - И я знаю почему - просто Он сюда еще не проник, еще не догнал меня. Но, я уверен, что и вы превратитесь в этот пляшущий от счастья холодец. И как только я замечу первые признаки этого, я вас уверяю, я здесь не задержусь. А пока можете расспрашивать меня, можете что угодно писать в своих бумажках. Меня тут кормят и поят, и я в тепле… большего мне и не надо.

- Что вы имеете ввиду?

Но тощий больше не собирался отвечать на вопросы. Он спокойно смотрел доктору прямо в глаза. Доктор было улыбнулся, но ответной реакции не последовало.

В комнате повисла тишина. Двое сидели друг напротив друга – доктор мнил, что угадывает мысли пациента и что-то пытался припомнить из курса по клинической психологии, тощий же безразлично наблюдал за ним.

Внезапно оба вздрогнули и затаили дыхание. Доктор замер, словно прислушиваясь к чему-то, а тощий закрыл глаза и по его телу начали проходить волны панической дрожи. Доктор медленно начал поворачивать голову в сторону двери. Было в этом движении, что-то неестественное и механическое. Как будто скрытые от глаз силы проникли в комнату и медленно направляли его шею в нужную сторону. Тощий зажмурился, и губы его начали что-то шептать. В тот момент, когда голова доктора развернулась к двери и его лицо с отвисшей челюстью и пустыми глазами уставилось на неё,  кресло под ним дрогнуло и резко развернулось к двери. Тощий тихонечко вскрикнул и с ужасом продолжал наблюдать. Жужжащий звук, смешанный с каким-то хлюпаньем и топотом заполнил комнату. Доктора что-то выдернуло из кресла, и он завис на носочках в сантиметре от пола. Голова его тряслась в судорогах. Звук усилился и теперь доносился из-за двери. Щель под дверью озарилась бледно зелёным сиянием. Повисший в воздухе доктор, вздрогнул. Его охватила какая-то странная тряска. Словно вздёрнутый и подвешенный за шею, продолжая трястись, он начал медленно лететь в сторону двери. Когда до двери осталось пара метров, она распахнулась перед доктором, словно её выбили пинком с другой стороны. Комната озарилась зелёным сиянием, исходившим от непонятного источника прямо за дверью. Оно не было ярким, но тощий не мог ничего рассмотреть. В эту же секунду тело доктора затряслось с такой силой, что его силуэт начал размываться. Ужасающий, низкий, чавкающий звук проникал в комнату, а когда сила его достигла предела, то трясущееся, почти неразличимое тело доктора начало медленно разворачиваться лицом к тощему.

Отчаянный крик пронзил помещения, но никто не вышел на него. Весь мир словно потерял часть красок. Лампочки заметно мерцали как при перепадах напряжения. Вместе с криком исчезло сияние и утробный, жужжаще-чавкающий звук.

В кабинете сидел доктор и что-то писал. Спустя пару минут он достал из стола баночку сухого мотыля и принялся кормить рыбок. Шепотка за щепоткой он высыпал  всю банку в аквариум. Его пустые глаза смотрели на рыб, плавающих у дна и жадно хватающих жабрами воду.  Доктор сопел и что-то бормотал себе под нос.   

               

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.