Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 83 (декабрь 2011)» Проза» Градиент (стихотворения в прозе)

Градиент (стихотворения в прозе)

Панченко Артемий 

***

 

Облака, как ватные валики выпали из небесной аптечки и покатились вниз по небосклону. А немного погодя закапал маленький слепой дождик, бросая на землю прозрачные цветные полоски. Я сидел в кресле на веранде, укрытый пледом, в волосах дебоширил ветерок, а дождик тихо шипел на ухо.

 Прекрасное состояние, не правда ли? В голове тут же начали рождаться строчки, а в руках уже были блокнот и карандаш, только бы успеть все записать... Но тут я осекся. А если представить, что там наверху кто-то неимоверно большой несколько минут назад упал и ободрал коленку! Ну, как тут не заплакать, когда тебе только сегодня купили новые брюки, и ты, довольный, вышел  во двор пощеголять в них. Но под ногами как назло оказался какой-то противный камешек (размером, скажем, с нашу планету!). И вот на коленке дырка с разноцветными лоскутами, а из глаз конечно же слезы, ведь сейчас мама начнет ругать. Но вместо того, чтобы ругаться, мама аккуратно обмакивает валики облачной ваты в зеленке (а кто сказал, что зеленка должна быть непременно зеленой, а не, например, небесно-голубой?) и мягко обрабатывает ранку, при этом нежно обдувая. Уже практически не больно, но все же остается досада из-за порванных штанов. И тогда мама достает из шкафа яркий золотистый леденец, и ты уже совсем не грустишь, а в других штанах бежишь играть с дворовыми мальчишками.

 К этому времени из облаков выглянул тот самый леденец. Мне стало так хорошо от нахлынувших воспоминаний детства, и я, вместо того, чтобы написать какой-то очередной "взрослый" стих, открыл свой фотоальбом и на целый вечер ушел с самим собой в самое лучшее время жизни.

 

 

***

А если выйти на край неба, когда Солнце вот-вот закатится за горизонт, можно услышать, как оно плачет, будто никогда больше нас не увидит.

 

Цепляясь за тот самый краешек под твоими ногами, оно срывается в вечер - ну, само собой, такое тяжелое Солнце вряд ли сможет удержаться за такой мягкий циклон.

 

И ты хочешь помочь, подаешь руку, но, обжигаясь, одергиваешь ее назад и смотришь в огромные горячие глаза Солнца, а оно плачет и тонет.

 

Проходит еще немного времени, и город накрывает марганцевая дымка, которая сереет с каждой минутой, как если бы на небе кто-то смешивал разные цвета гуаши, превращая все это в темное ночное месиво.

 

Где-то в глубине земли еще слышатся стоны утопающего Солнца, но это давно стало похожим скорее на технический шум, чем на главную партию дня.

 

И в конце, ты тоже становишься совсем бессильным и неважным, потому что Солнце тебе так же необходимо, как и ты ему.

 

 

***

...а люди смеялись и падали из окон. Дорогие машины пргибались под их телами, как картофельное пюре под солёным огурцом, а люди продолжали смеяться. Умирали и смеялись...

 Десятки стран вступили в отчаянную конфронтацию, деля между собой остатки черного молока, как щенки, сосущие свою уставшую мать. Этот сладкий запах мазута, пачкая легкие, сводил с ума руководителей. И чем выше статус, тем сильнее было сумасшествие.

 Это давно должно было случиться, вопрос в том, кто нажмет кнопку, да и это не особо важно. Первым ударом поразило сразу троих - желтовласую девушку-студентку, читающую книжку, толстую негритянку с гамбургером во рту и офис-менеджера средних лет с ярко выраженной челюстью и большими скулами. Затем захохотали трое азиатов, очень похожих друг на друга, но из разных социальных слоёв. Через пять минут уже вся улица билась в смешной истерике, и, держась за живот, каталась по асфальту. Яркие веселые вспышки озаряли небо, из горизонта, гонимый самолетами, нёсся гул, и разрывал людям перепонки, развлекая всех, в том числе и обладателей этих разорванных ушных отверстий. Вся природа переливалась пузырьками газировки, поднимаясь из центра воронки на месте падения ракет. Пролетая мимо серых офисных зданий, пузарьки привлекали сотни веселых трудяг к оконным проемам. Тяжелые металлические конструкции танцевали под пение разноцветных птиц, а люди смеялись и падали из окон...

 

 

***

Из головы струями бьет кровь, стекая по бровям, и заливает глаза. Щиплет. "Сука!" Удар нацелен в живот, но попадает в бедренную кость. Сердце колошматит по барабанным перепонкам, как матерый ударник. "Мразь!" Толчок подошвой по ребрам сковывает дыхание. В глазах светлеет, я ухожу в состояние отрицания своего тела. Больше не чувствую...

 То, что я видел, совершенно не казалось мне странным. Тёмно-фиолетовые полосы вырывались из небольшоко круга наверху и, попадая на практически белый пол, создавали большую мрачную поверхность. За теми же предметами, которые оказались на пути странных полосок, тянулся светлый шлейф. Потолок казался безумно высоким и имел нежно красный оттенок, хотя я думал, что это из-за крови в моих глазах (Кто-то позвал меня). Попытка встать закончилась падением, в вестибулярном аппарате как будто села батарейка. Я встал на четвереньки. Сделав несколько движений конечностями, я почувствовал, что под ладонями и коленками не гладкая поверхность, а сухая хвоя, так и норовящая забиться под ногти или проткнуть мне кожу.  Это весьма больно, я пробую закричать (хотя бы застонать), но этот процесс заканчивается на вдохе. Тогда я замечаю, что за каждым моим вдохом не следует выдох. Я, как черная дыра, всё всасываю в себя, не только воздух, но и черно-фиолетовые полосы, и светлый шлейф от предметов, соответственно, и сами предметы. Я в оцепенении, но пытаюсь двинуться дальше. Не могу. Кто-то или что-то держит мои ступни. Оборачиваюсь...

 Это я. Меня зовут... не помню. Оказывается, у меня есть брат-близнец. Сиамский. Мы срослись ногами, чуть ниже колена. Брат свернулся калачиком, не двигается и почти не дышит, из его головы струится кровь, стекая на лицо, руки перекрещены на животе. Наверное, ему больно. Нужно что-то предпринять. Я пытаюсь прощупать его пульс на шее(так в кино показывают), но пальцы проваливаются внутрь. Что за...?!

 Чувство инверсии исчезает, я снова начинаю ощущать, что лежу на асфальте, а в ушах опять заиграл ритм. "Эй, придурок, ты живой? Парни, вроде дышит, валим отсюда!" 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.