Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 83 (декабрь 2011)» Проза» Ангелы в раю (повесть)

Ангелы в раю (повесть)

Кожевников Петр 

АНГЕЛЫ В РАЮ
повесть

Посвящается М. П.

 

I

 

Из дневника Гали

Иногда я думаю, зачем веду дневник? Наверное, от тоски по человеку, которого люблю. Он сейчас далеко, служит под Комсомольском-на-Амуре. И зачем парней так далеко посылают? Служил бы в пригороде, тогда можно было бы встречаться. А так ни ему отпуска не дают, ни я не могу к нему поехать. Два года не видеть любимого человека. Это ужасно! Но он не может меня разлюбить. В каждом письме Сева пишет, как будет меня обнимать и целовать, когда приедет. Мы пишем друг другу каждый день.

Правда, я иногда думаю: вот окончу училище, направят работать, и так на всю жизнь, до самой пенсии. А какая жизнь после пенсии? Женщины вообще стареют после тридцати, а мне почти шестнадцать. Прожила половину. Да и какая жизнь у женщины? Замуж выйдешь – и все. Мужчина по дому ничего не делает, а ты работаешь тот же рабочий день, а потом столько же времени возишься дома по хозяйству. Надо ходить  в магазин, готовить еду, подавать, мыть посуду, стирать белье, рожать детей, кормить и воспитывать… С ума сойти!

Интересно, а Всеволод будет мне помогать? Конечно, мне бы не хотелось, чтобы любимый человек мыл посуду или стирал носки. Но можно просто как-то разделить обязанности. Там, где физическая работа, например: вымыть пол – мужчина, а вытереть пыль – женщина…

Третье апреля

 

Из дневника Миши

Сегодня мне пришла в голову мысль о самоубийстве. Это – итог моих несчастий и неудач. Но как мне умереть? Вот в Штатах: купил револьвер – и порядок. А у нас как достать? Отнять у милиционера? Стать охотником? Проще открыть газ, но если учуют соседи, – все пропало. Достать снотворного? Не знаю, правда, какого и сколько. Да и как достать? Прыгнуть под трамвай боюсь, да и сделаю, а потом зачинят, и живи всю жизнь уродом. Нет уж, фиг! Может, умереть от тока? Нет, ненадежно, а мне хочется, чтоб наверняка. А главное, не мучиться – без боли. Не знаю, зачем пишу все это в дневник. Для себя? Для других? Ну, пусть прочтут. Только чтобы я это знал, а они думали, что не знаю. Я даже могу посвятить это Вам, читайте!

Я считаю, что у каждого человека своя нить в жизни. Я потерял ее или не нашел. Меня мучают неразрешимые вопросы. Вот человек. Он рождается, растет, учится, работает, заводит семью, а потом – умирает! Человек всегда умирает! И мое настроение невыносимо! Иногда я думаю, как возникла жизнь вообще, как возникла Вселенная? Тогда мне кажется, что я свихнулся. А почему человека, когда-то сильного и смелого, в старости может оскорбить любой гад? Почему люди дряхлеют?

Даже хочется плакать.

Уехать куда-нибудь.

Третье апреля

 

II

 

Из дневника Гали

Сегодня в училище было комсомольское собрание. Уже после четвертого урока внизу дежурили девчонки с третьего года обучения, которым было велено никого не выпускать. Так что нас с Маринкой вернули. На собрании Маринка читала общую тетрадь. Я дремала, а потом заглянула к ней и зачиталась. У нее был переписан английский рассказ о том, как одна супружеская пара пригласила фотографа снимать детей, а другая пара пригласила «государственного мужа». У них есть такая должность. Так вот, фотограф пришел в ту семью, где хотели иметь детей, а «государственный муж» пришел туда, где хотели снимать детей. Мужья были на работе, а у них дома происходили очень смешные вещи.

После собрания мы с Маринкой поехали ко мне. Она рассказывала, как целовалась с парнем. Он наставил ей на губы засосов, и они теперь болят. Маринка вообще фартовая девчонка. Курит только «Беломор», а пьет только водку. Она много гуляет с парнями, но хоть кажется прожженной, на самом деле – девочка. Не знаю, как ей удается сохранить невинность, когда она так напивается с парнями. А ругается как! Через каждое слово – мат! Но с виду о Маринке никогда не скажешь, что она блатная. Главное в ее лице – большущие синие глаза. Я всегда себе представляла такие глаза у Мальвины. Лицо грубовато, но кожа – прекрасная. Маринка невысокого роста, но фигура у нее очень пропорциональная, и она не кажется ниже остальных девчонок. Ведет она себя, конечно, развязно, но на самом деле очень стеснительная. А когда она говорит, то таким спокойным и уверенным голосом, будто иначе и быть не может. Моя мама ее не любит, и я прошу Маринку перед приходом всегда звонить из автомата. Путь приходит, когда мамы нет дома.

Шестнадцатое мая

 

Из дневника Миши

Я никогда не спешу домой после училища. Но все-таки спускаюсь в метро, и через десять минут я на Васильевском. Сегодня получил только одну двойку – уже достижение. В нашей группе тридцать человек, но бывает не больше двадцати пяти. Кто болеет, кто прогуливает. Я хотел слинять с двух последних часов, – была спецтехнология, но на выходе дежурил мастер, и ничего не вышло. Спецуха – очень дурная наука. Преподаватель читает. А мы записываем: «Процессом резания древесины называется пиление… Элементы стружки – опилки…» И так два часа. А преподаватель любит вызвать к доске и издеваться, пока ты ему отвечаешь. Не огрызнешься, –поставит тройку, а не двойку, если не фига не знаешь. Он себя считает самым умным. Да все, наверное, так считают. Вот спускаюсь в метро, а навстречу непрерывно едут люди, и каждый считает, что он и есть самый умный.

На уроках эстетики вообще маразм. Первый час преподавательница рассказывает о чем-нибудь, зачитывает какие-нибудь определения, а ведь не она их и выдумала. Второй час мы записываем то, что она нагородила. Дома заучиваем. Но я думаю, что у каждого должен быть свой взгляд на искусство, любовь, а как он у нас будет, когда она так делает? Учебный год кончается. А в музее мы были только раз – в доме научно-технической пропаганды.

После занятий нас согнали на лекцию. Пожилой мужик рассказывал, как мы совершаем уголовщину, думая, что шалим. Один кадр угнал машину, – хотел покататься, а его – в колонию. Другой - тоже из ПТУ - выточил из металла пистолет и выкрасил его в черный цвет. А потом на Голодае стал им стращать тридцатипятилетнюю бабу, которая шла с продуктами, хотел изнасиловать. Баба испугалась его вороненой игрушки. Изнасиловать парень не сумел, а его – в колонию.

Они оба, конечно, дураки. Мне самому иногда хочется угнать машину, когда выпью. И с оружием я себя часто представляю, что бы тогда делал.

Сегодня среда, и нет вечерней школы. Можно почитать книгу. Брался за нее в этом году два раза – и все никак. Совершенно нет времени.

Из училища прихожу в три часа и не могу ничего делать – валюсь и сплю. А книгу надо возвращать. Библиотекарша сказала, что на Шерлока Холмса очередь: его Конан Дойль написал.

Шестнадцатое мая

 

III

 

Из дневника Гали

Вчера Маринка опоздала в училище и весь день была как больная. В вечернюю школу она не пошла, спросила, можно ли ко мне вечером зайти. Мама работала в ночь, и я сказала, что буду дома.

Когда Маринка пришла, то сказала, что стала женщиной. Тот парень, который нацеловал ей губы, сказал, что если она его любит, то пусть отдается. Они были в компании. Все уже напились. Маринка и Сашка пошли в поле, и там, в заброшенном доме, она ему отдалась. Сразу у них не вышло, и на следующий день они опять были в этом доме. Теперь Маринка не знает, что делать, если забеременеет. Ей ведь нет еще шестнадцати, а парню этому осенью идти в армию. Ему в июле будет восемнадцать. Он работает электриком.

Мне жалко Маринку. Мама всегда пугала меня, что становиться женщиной очень больно. Я спросила Маринку, а она сказала, что почти не чувствовала боли. А я думаю, что у всех по-разному.

Двадцатое мая

 

Из дневника Миши

Сегодня ездили с мамой смотреть дачу. Она хочет пожить отпуск на свежем воздухе. Там я встретил Пашку. Он стал совсем мужиком. Ростом я его повыше. Учится Пашка на третьем курсе энергетического техникума. Пошел туда после восьми классов.

Мы обрадовались встрече. Договорились встретиться в городе. Вспоминали детство. Ведь мы не снимали дачу у Вероники Егоровны восемь лет. Когда отец и мать жили вместе, они снимали каждый год времянку в Шувалове. Я в первый же год сдружился с хозяйским внуком. Он был старше меня на два года, но не обижал. По утрам мы бегали купаться на озеро, после обеда сражались в саду малиновыми прутьями, а вечером нас не могли развести по постелям. Но один случай оборвал нашу дружбу.

Пашке было тогда лет десять, и это был последний год, когда родители жили вместе. К хозяйке приехала внучка от первого мужа. Ей было девятнадцать лет. Нам она казалась взрослой женщиной. У Вероники Егоровны были сданы все помещения, и она устроила ее с Пашкой в одной комнате. За Риткой каждый день заходили какие-то чуваки, и она пропадала с ними до самой ночи. Пашка вспоминал, что когда засыпает, то ее еще нет дома.

Однажды после обеда, не дождавшись Пашку в саду, я пошел в хозяйский дом. Когда открыл дверь в комнату, то Рита сидела на кровати. На ней был розовый лифчик, и она пристегивала к поясу чулок, надетый на ее полную ногу. Другой чулок висел на стуле поверх цветастого платья. Рядом с ней сидел Пашка. Я всегда видел Риту в платье или в купальнике, а тут впервые увидел ее в нижнем белье. Оно мне очень понравилось. Захотелось прикоснуться к розовому бюстгальтеру там, где под ним выпирали вершины ее грудей. Мне хотелось просто прикоснуться. А Рита закричала, зачем я вхожу без стука? Я спросил: почему Пашке можно сидеть с ней, а мне нельзя? Она сказала, что Пашка ей родственник. Помню, тогда я до того разозлился на Пашку, что до конца лета не играл с ним. Теперь-то я понимаю, зачем он сидел за ее спиной. Пашка помогал Ритке одеваться.

Двадцатое мая

 

IV

 

Из дневника Гали

Произошла ужасная вещь. Погиб человек – парень. Не знаю даже, как написать обо всем. В доме на соседней с нами улице собралась компания. Наркоманы. Девица, которую этот парень любил, на него за что-то обиделась. Он просил прощения. Она сказала, что простит, если он выпрыгнет в окно. А парень вышел на карниз и прыгнул. С девятого этажа. Разбился насмерть. Говорят, страшно было смотреть. Вызвали милицию. Компания увидела из окна на асфальте кашу и разбежалась. Девица тоже. Ребята потом собрались, выждали, когда у нее никого не было дома, и ворвались в квартиру. Они били ее головой о батарею и топтали ногами. Украли много золотых вещей. Девица эта из богатой семьи. Ребят потом поймали и судили за наркотики и избиение. Всех посадили. Девицу не судили. Она в больнице в тяжелом состоянии и на всю жизнь останется инвалидом. Они ей все отбили. Сейчас у нас все говорят об этом случае. Конечно, кто – что. Некоторые говорят, что, не прими они наркотиков, ничего бы не было. Парень – дурак, что прыгнул, но ведь он хотел доказать, что на все готов, что любит ее настолько, что готов умереть по одному ее слову. Она – дрянь, хотя, конечно, страшно, что ее так отделали. Вообще видеть избитую девочку – страшно. Когда мы ездили зимой на каток, то там девицы дрались из-за парней. А дерутся они страшней, чем парни. Берут в руки коньки и бьют ими по голове и лицу. Мы с Маринкой несколько раз видели такие драки. Мы туда приезжали уже с парнями, поэтому не попадали в такие истории. А избитых девочек я видела – и это ужасно.

Двадцать седьмое мая

 

Из дневника Миши

Вчера после занятий мы с Лехой пошли на Петропавловку. Купаться было холодно. Загорали на бастионе. Бросали оттуда камешки на тех, что внизу. Люди, которые загорали под стеной, бесились, а не могли понять, кто их тревожит. Думали, наверное, друг на друга. Леха сказал, что думает бросать училище. Он вообще отличается от наших пацанов. Отчим у него – скульптор. А мать – певица. Он умный парень, много знает и интересно рассказывает. Правда, домашний уж очень и тихий, но ребята его не обижают. Наверное, потому что я с ним дружу. Леха, хоть и худой, немного похож на девушку. В мышцах никакого рельефа, попа большая, соски и те набухшие. Переходный возраст. Глаза он часто опускает, обидчивый. Лицо у него такое, будто он только что молился, а глаза синие, и в них часто бывает словно ужас какой-то перед чем-то, никому из нас не видимым, но очень страшным. Леха очень откровенный. Когда Потапов спросил, спал ли Леха с бабой, тот ответил: «Признаться, нет». Я при Лехе почти не ругаюсь. Но вообще мне кажется, что люди про себя называют многие вещи теми словами, которые не печатают в книгах. Я, например, даже думаю иногда одними ругательствами. Они все время вертятся в голове. А вот в дневник их почему-то не пишу.

Часов около семи мы поехали в ДК Кирова. Там показывают старые ленты и есть что посмотреть. Мы хотели сходить на фильм ужасов. Но на этот раз ничего дельного не было. Пошли на Смоленское. Я очень люблю кладбище. Все детство на нем провел. Когда прихожу, словно книгу перечитываю. Все тебе здесь знакомо, будто сам в этой книге. Правда, сейчас на кладбище стало хуже. Многие памятники разрушены. Рабочие увозят плиты и решетки. Вот подохнешь, а тебя ограбят. Лучше, чтоб сожгли. Да и тогда какая-нибудь падла сопрет твой пепел и посыплет им свой огород или просто ноготки на балконе.

Мы прошли через кладбище к дрессировочной площадке. Там шли занятия. Мы смотрели. Площадка соединяется одним забором с кладбищем, и в детстве мы с ребятами любили смотреть на собак, сидя на заборе. А хозяева всегда травили их на нас. Мы кидали в собак камнями, а надо было в хозяев. Потом я потащил Леху на залив. Он не хотел – я соблазнил его рогозом. Но никакого рогоза не оказалось. Там все застроили и испортили. Раньше мы с ребятами ходили на залив купаться и загорать голышом, а потом носились в высокой траве, скрывавшей нас с головой. Из травы вылетали утки, а над берегом кричали чайки. Когда трава сохла, мы ее жгли. Теперь кругом стоят дома и кишат люди.

Мы дошли до ковша. Хотели покататься на лодке. Была большая очередь, а Лехе надо было еще съездить по делу. Мы сели на «семерку» и расстались у метро. Леха поехал до Восстания, а я пошел на набережную. Куда девать время?

Двадцать седьмое мая

 

V

 

Из дневника Гали

Сегодня я поняла, что влюблена в него. Он живет в доме напротив. Тоже на последнем этаже. Я часто вижу его через окно или с балкона. Он старше меня на полгода. Всех девчонок, с которыми гуляет, он быстро бросает. А есть у него одна, которая старше его на три года. Меня познакомила с ним сегодня Маринка. Она была с Сашкой и со мной у него. Мы купили три бутылки портвейна. Когда выпили и послушали музыку – пошли гулять. По дороге Сашка встретил двух своих друзей с девицами. С ними мы пошли за железнодорожную линию в поле. Там вообще происходят страшные вещи. Как-то мы гуляли с Маринкой и зашли в полуразрушенный дом. Он одноэтажный, небольшой, а что в нем было раньше, никто не знает. На полу валялись пустые бутылки и окурки. Стоял старый, грязный диван. (На нем Соколова стала женщиной, когда ее приводил сюда Сашка.)

Когда мы первый раз зашли сюда, нам было и страшно, и интересно. После этого каждый раз, как ходили в поле, наблюдали за домом. А однажды увидели, как солдат завел в дом пьяную девицу. Они вышли почти через час. Девица плакала. Ее слезы размыли тушь на ресницах, и черными струйками стекали по щекам.

В поле мы гуляли, пока было светло. Потом пошли по домам. Сейчас в школе масса зачетов – надо готовиться. В училище на носу экзамены. А я пришла и не могу ничего делать. Сижу, смотрю в окно, но Толи не вижу. А мне так хочется побыть с ним еще. Вчера получила письмо от Севы. Думала ответить сегодня, а что писать? Я разлюбила его. Хочу поговорить с мамой. Может быть, мама подскажет, что делать?

Двадцать восьмое мая

 

Из дневника Миши

После занятий я ходил к Ромину. Он – руководитель нашего ансамбля. В этом году заканчивает училище. Отмаялся три года, теперь понял, что его призвание – музыка, а не профессия столяра, которую он терпеть не может. На гитаре Вадим играет отлично, а вот поет слабо, – нет голоса. Вообще он отличный парень. Сам хоть и хилый, но очень самостоятельный и держится всегда с большим достоинством. Очень любит кого-нибудь осмеять. Но когда смеется сам, то глаза серьезные. Они у него такие, будто олово расплавлено, а туда добавлена горчица. Я относил Вадиму порнографический журнал, из которого он хочет переснять один кадр, а мне на этот снимок не очень приятно смотреть. Журнал цветной, шведский. Я отнял его еще два года назад у одноклассника, когда тот показывал журнал в классе.

У Ромина мне понравилось. В его комнате стоят только шкаф и раскладушка, а у окна – стереомагнитофон. Половина шкафа занята пленками. Вадиму очень повезло с соседями. Когда я спросил, не ругаются ли жильцы, что у него громкая музыка, он сказал, что соседи иногда кричат, чтобы он сделал погромче. А летом перед его окнами танцуют.

Вадим достал на время американские стереонаушники. Он дал мне в них послушать музыку, и она зазвучала сильнее и правдивее. Вообще я очень люблю слушать музыку. Наша музыка – искусство будущего. Она принадлежит нам, потому что мы идем в будущее. Мы встанем на места наших отцов, а они – на места дедов… Когда слушаешь музыку, то перед тобой открывается совершенно другой мир. Иногда он не очень красив, не очень справедлив, но всегда искренен. Он чужой, но близок нам. В нем мы переживаем чьи-то судьбы. Чужие, но близкие. Они сложны и кажутся недосягаемыми, но ты попадаешь в них и живешь какие-то мгновения единым целым с ними. И когда музыка становится возвышеннее всего на свете, то моя еще нерастраченная любовь встречается с ее потоком, вышедшим из берегов человеческого сознания. И музыка затопляет самые глубины моей души, в которые не проникает никто. О которых никто не догадывается. О которых никто не думает. Я не понимаю текста многих песен, но они никогда не обманывают меня. Я чувствую их, и верю, и иду за своей музыкой туда, куда она ведет меня. И от нее зависит, останусь ли я жив или погибну. Она – вечна! Я – смертен! Но я не боюсь смерти в глубинах своей музыки. Может быть, когда погибну, то опущусь на самое дно этого величества и увижу всю красоту до предела. Захлебнусь этой красотой.

Иногда, когда слушаешь, тебя охватывает внутренний ритм, если танцуешь, то всю музыку сжирает твое возбужденное тело. Я предпочитаю слушать не двигаясь. Просто весь замираю, когда слушаю. В нашей музыке все настоящее. Такое, как есть. Она – разная. В одной я вижу нависшие надо мной дома, которые вот-вот раздавят меня, и не будет слышно даже хруста. Они смеются надо мной. Стекла в их окнах блестят, как обнаженные зубы. Я вижу вооружившихся наркоманов, которые бросаются и зверски убивают в своем разрушительном беспамятстве. Вижу сексуального маньяка-садиста, терзающего девчонку, и тело, истосковавшееся по тому, чего никогда не знало. Вижу самоубийство, тонущее в крови, и насилие, смеющееся своей бесчеловечности, и сожженные напалмом тела. Вижу порожденный безумным человеческим гением гриб, нависший над планетой, над испуганными, остолбеневшими в последнем миге ужаса лицами землян. В других музыкальных вещах меня поражает свежесть цветов, подаренных девушке, и невольно подслушанное признание в любви: истеричное. Но такое, как все наше поколение. Меня поражает искренность чьей-то исповеди, поведанной мне моей музыкой.

Двадцать восьмое мая

 

VI

 

Из дневника Гали

Сегодня получила письмо от Всеволода. Cпрашивает, почему молчу? Пишет, что очень по мне соскучился. Не дождется нашей встречи. Жалеет, что мне мало лет, а то сразу бы поженились.

Мы познакомились с ним в деревне, куда я почти каждый год ездила к бабке на все летние каникулы. Он приезжал из Петрозаводска к дяде, дом которого стоял рядом с нашим. Сейчас вот вернулся из армии. Хотя я его больше не люблю, – интересно, каким он стал. Ему уже двадцать два. Говорила о нем с мамой. Она сказала, ни в коем случае не писать, что я его разлюбила. Сева покончит с собой, если прочтет такое письмо. Я хотела ему написать так, как раньше, но все время представляла написанное и зачеркивала. Переписывала четыре раза. Отослала.

Вчера ночью я была у Толи. Когда ушла, мама уже спала, а с ним я договорилась, что в два часа он откроет мне дверь. Толя живет с родителями в квартире, как наша. Отец очень пьет. Мать работает на одном заводе с отцом. Она тоже маляр.

Толя провел меня к себе. Мы просидели до пяти часов. Он только клал голову мне на колени, но ни разу не захотел меня поцеловать. Странный какой-то! Вообще я обратила внимание на то, что он очень ограниченный человек. Толя закончил восемь классов. Работает на почте. Развозит на мотороллере корреспонденцию. В вечернюю школу не ходит. Часто выпивает. А говорить с ним неинтересно. Мы обычно молчим.

Двадцать девятое мая

 

Из дневника Миши

Сегодня была практика. У нас так заведено: полнедели теория, полнедели – практика. Мастерскую нам устроили на территории фабрики – экспериментальная группа.

Когда шли с фабрики, в проходной заловили Молчанова. Он рассовал струны по карманам, а часть положил во внутренний карман пиджака. А они возьми и выскочи чуть не в нос бабке, проверявшей пропуска.

Ворует вообще вся группа. В основном струны – их нигде не купишь, а здесь завались. Еще берут звукосниматели для электрогитар, чехлы и даже корпуса (их подсовывают под вторые ворота). А по сути, прут все подряд.

Когда Молчанова вели к начальнику караула, – он чуть не плакал. Молчанов очень толстый, а мордой похож на хомяка. Весь в веснушках. Парень он тихий, а тут вот попался. Теперь его как-нибудь накажут, а ему и так достается в группе почти от всех и ни за что. А кличку ему дали: «Соленые яйца».

Двадцать девятое мая

 

VII

 

Из дневника Гали

Я поняла, что не люблю Толю. Он красивый, – а мне не нравится. Его глаза, по которым все сходят с ума, кажутся мне твердыми и плоскими. В него влюблены все девчонки, а он любит только меня. Толя сказал мне об этом сегодня. Хотел поцеловать. Я не дала ему это сделать. Не могу целоваться с тем, кого не люблю.

Ко мне заходила Маринка, – она беременна. Не знает, что делать. Говорит, что часто в первый раз аборт делать нельзя. Она сказала обо всем Сашке. Он согласен жениться. Но главное в том, что теперь вся ее жизнь ограничится ребенком. Об учебе будет нечего и думать.

По-моему, ей надо любым способом избавиться от ребенка.

Тридцатое мая

 

Из дневника Миши

Сегодня после занятий нас с Лашиным оставили натирать пол в актовом зале. Мы опоздали на линейку, а опоздавших всегда заставляют что-нибудь делать. Мы натерли быстро и пошли в вечернюю школу. По дороге Васька сказал, что у него есть рубль. Мы пошли к дневной школе, которая напротив училища, и натрясли у ребят пятьдесят копеек. Купили бутылку портвейна. Пошли к Ботаническому саду. Там перелезли через забор. Устроились в беседке, которую знает вся наша группа. Вся беседка исписана именами мальчишек и девчонок, словами “любовь” и разными ругательствами. Сделаны даже рисунки с пояснительными надписями. Я не понимаю, зачем ребята это делают. И когда Васька достал нож, я ему сказал, чтобы он ничего не писал.

Вообще, странно. Вот Васька. У него чистые, просто прозрачные голубые глаза. Щеки румяные, даже кажется, что у него всегда повышенная температура. Его и зовут в группе “Машей”. А он сейчас хотел написать или нарисовать какую-нибудь гадость. И ведь главное в том, что в голове у него все это уже было представлено. Как-то нелепо. И кто, смотря в его прозрачные глаза, поверит, что Васька ворует с фабрики, что Васька стреляет из поджиги голубей и что ругается он, как потерявший разум пьяница.

А в группе он - комсорг.

Тридцатое мая

 

VIII

 

Из дневника Гали

Только что у меня были Маринка с Сашкой. Тащили на свадьбу. А я не пошла. Как это так? Брат и сестра?! Двоюродные, правда. Говорят, что во Франции это модно. Но только представить – брат и сестра?! Сейчас я понимаю, почему все так странно у них было. Как ни приедешь, они каждый раз будто из постели. Олег одет наспех, рубашка не заправлена, брюки часто не застегнуты, потный, глаза бегают. В нем всегда было что-то неприятное, даже страшное. Смотрит на тебя так, будто ты перед ним голая, - я даже стеснялась. А чего ходила к ним, не знаю? И Светка тоже всегда в одном халате, и лицо недовольное. А на диван садишься, смотришь – покрывало измято, и на нем то лифчик, то трусы Олега валяются. Как их родители не убили?! Свадьбу играют! А если бы Светка не забеременела, что тогда? Так бы втихаря и жили. Теперь будут скоро с коляской ходить. Прямо сон страшный.

Семнадцатое июня

 

Из дневника Миши

В понедельник – первый экзамен. Вчера вечером ко мне зашел Генка. В руках у него была завернутая в газету бутылка. Спросил, хочу ли я выпить? Конечно, да. Пошли к его тетке. Он мне про нее рассказывал. Говорил, что фартовая баба.

Живет тетя Зина недалеко. В Бугском переулке, на Шестой линии, у набережной. Квартира коммунальная. Один сосед по полгода гостит в дурдоме, а другой, молодой парень, ходит в загранку, а комнату его жена сдает. Квартира паршивая. Первый этаж. Пол дощатый со здоровенными щелями. Трубы ржавые. Текут. Ванной нет. Грязища.

Генкина тетка здорово пьет и вообще… Раньше у нее была отличная комната в другом районе. Она жила тогда с одним кадром, который заставил ее поменяться. А как переехали, – скоро свалил. Вот она здесь и живет. Родичи от нее отказались. Только Генка и ходит. Но ходит он, как я понял, не зря.

Когда мы пришли и позвонили, то нам долго не открывали. Наконец голос, похожий больше на мужской, спросил: «Кто пришел?» Генка ответил. Звякнуло, и дверь отворилась. Перед нами стояла женщина, которую нельзя было назвать ни «средних лет», ни пожилой. Вид ее был и неопределенный, и в то же время вполне определенный. Первое, что можно было сказать, она – пьяница. Своей красной рожей тетя Зина смахивала на мужика. Ранее голубые глаза побелели. Волосы были сальные, крашены в белый цвет. Верхнего переднего зуба не хватало. Лицо ее было как недоспелый гниющий помидор. Ну и тетя! Генка ведь мне не описывал ее внешности, а только говорил, что ей сорок лет, и всякое такое.

Встретила нас тетя Зина неприветливо. Наверное, из-за меня. «Привел… Чего привел… Ходят… Водят…» - бормотала она почти про себя. Одета она была в салатно-бежевое кримпленовое платье. Генка говорил, что это ее гордость, за которую она очень боится – вдруг кто продаст? На ногах у тети Зины были белые босоножки, а ноги все в синяках и царапинах.

Генка развернул газету и дал ей бутылку. Она быстро взяла и как хищная птица склонила голову над бутылкой. Генка сказал, что мы поздравляем ее с днем рождения, а батя вот прислал спиртяшки. Бутылка была на пол-литра, полная.

Слева от входной двери было окно, почти вровень с землей, напротив - дверь дурного соседа. На ней висел замок, а через два стола от соседской двери был проход без дверей в коридор. Между входной дверью и туалетом стояли еще стол и плита. Прихожая была одновременно и кухней. На стене против окон висела облупленная раковина. Налево по коридору была комната тети Зины, а в конце – соседа-моряка.

Мы вошли в комнату. Там сидели мужик и баба. Они, по всему, тоже были пьяницами. Мужик пожилой, небритый, нос лилово-черный и все остальное в том же роде. Рожа - как мороженая картошка с приставшей к ней землей. Руки - как коряги, ими, наверное, невозможно застегнуть ширинку, поэтому она всю дорогу распахнута. Одет он был в старые милицейские штаны и рубашку. Ботинки такие, какие носят в школу дети бедных родителей. У бабы волосы не по возрасту коротко острижены, выкрашены в черный цвет, блестят меньше, чем у тети Зины. Зубов у нее не хватало изрядно, а рожа раскрашена так, что похожа на восковое яблоко. Раньше она, видно, была очень красивой, а сейчас напоминает внезапно состарившуюся девочку. Одета в василькового цвета платье в белый горошек, короткое для ее лет и не скрывавшее ее стареющего тела. Генка сказал, что зовут ее Валентиной Степановной. Она работает на хладокомбинате, проверяет пропуска, и у нее всегда можно пожрать мяса. Валентина Степановна -  подруга тети, а мужик – дядя Саша, бывший милиционер, теперь работает вместе с тетей Зиной на комбинате, где делают торты и пирожные. Дядя Саша там грузчик, а тетя Зина - уборщица. Она берет на комбинате масло, сахар, орехи – что удастся, продает, а на вырученные деньги пьет. Когда не хочет для Генки что-нибудь сделать, то тот стращает ее тюрьмой за воровство, и она ему все делает.

Когда Генка меня со всеми познакомил, мы сели за стол. Я огляделся. Комната была меньше нашей. Потолки низкие. У стены, за которой живет дурной сосед, стоит полуторная кровать с отбитой местами эмалью. На одеяле, которые выдают летом в больницах, горка грязных подушек. У противоположной стены стоит буфет, который, будто старый пес, облез и протер свою шкуру до кожи. В комнате два окна. Света они не давали из-за дома, стоявшего метрах в двух перед ними. Между окнами стоит крашенная в фисташковый цвет тумбочка. На ней телевизор «Волхов». Генка говорил, что тетка взяла его напрокат. Телевизор сломался, и она боится нести его назад. Посреди комнаты стоял обеденный стол, накрытый для праздника. На изрезанной клеенке стояла алюминиевая кастрюля с картошкой. В общепитовских тарелках лежали соленые огурцы и грибы, селедка. В алюминиевой миске был студень. Стоял еще торт, который тетка заказала на комбинате к своему дню рождения. Генка говорил, что когда заказывают свои, то кондитеры кладут всего столько, сколько положено, а не как обычно. В широкой стеклянной вазе были насыпаны орехи и шоколадные обломки, из которых на комбинате делают пудру, чтобы посыпать изделия. А орехи кладут в косхалву. Тетя Зина вышла, а вернулась с полной сковородой жареного мяса. Вокруг стола стояло шесть стульев разного калибра, но добытых наверняка в одном месте - на свалке. Мы сидели на этих стульях.

Над кроватью висела пожелтевшая фотография с тетрадный листок. Рядом несколько маленьких. Я видел их у Генки – это все разные предки и родичи. К стене над телевизором была прикноплена фотография Ленина из журнала.

На столе стояло шесть бутылок. Две водки и четыре «портвейна-72». Тетя Зина поставила спирт и сказала, что без нас они не начинали. Дядя Саша убрал карты и разлил водку. Мы выпили за здоровье виновницы. Дядя Саша разлил еще. Предложил тост за то, «чтобы все было хорошо!». Выпили. Водка кончилась. Я сказал, что мы выпили за здоровье тети Зины водку, а теперь надо выпить портвейна. В голове шумело, хотелось какого-то движения.

У дяди Саши портвейн после водки не пошел. Его вырвало частью на стол, частью на пол. Тетя Зина назвала его «паразитом», сказала, что «все мужики вообще хулиганы и сволочи». Дядя Саша, когда мы с Генкой вели его до кровати, ухватил было тетю Валю за руку. Она назвала его «нахалом бесстыжим», сказала, что сейчас вообще не умеют веселиться. А пить и подавно. Называла нас «ребятками», рассказывала, какие в молодости устраивала вечера. Мы выпили за ее молодость. Тетя Зина сказала, что хорошо бы позвать соседей, которые снимают комнату морячка.

Это были молодые ребята. Ему лет двадцать, а ей на вид как нам. Они говорят, что муж и жена. Он высокий, здоровый. Глаза часто делает мутными, томно втягивая губы. Девчонка была аппетитная. Яркая, как сырая переводная картинка. Волосы пышные, глаза карие, глубокие, с желтым светом изнутри. Нос вздернут. Губы такие, что их хочется сейчас же целовать. И сама будто вот-вот… Ноги полные, грудь небольшая. Вообще, совсем еще девочка. Они все отказывались, жалели, что не знали о рождении, но потом зашли.

Парня звали Владлен. Он вел себя тихо, называл всех на «вы». Разговаривал со мной, приглашал как-нибудь зайти посмотреть его работы. Он – художник. Девчонка молчала, часто и долго смотрела на Владлена, а смотрит она на него внимательно и долго, как на икону. В глазах у нее все время была грусть, как у обезьянок в зоопарке. Посидели они недолго. Выпили с нами по стакану и ушли. Потом вдруг вернулись, и Владлен дал тете Зине какую-то бумажку. Она поблагодарила его, подошла к буфету и приставила подарок к пластмассовой вазочке, стоявшей на нем. На бледно-розовой бумаге белой и красной красками в профиль был нарисован Ленин.

В это время погас свет, и мы с Генкой пошли посмотреть, в чем дело. Тетя Зина вышла за нами, но когда увидела, что из угла, в котором мы шуровали, вылетают искры, то заорала, как бешеный поросенок, и спряталась в туалете. Тетя Валя вышла ее успокаивать.  Когда свет был починен и все мы шли в комнату, то я услышал чей-то оживленный разговор. Кто-то кому-то что-то доказывал и, распаляясь, ругался. Я спросил, кто это? Генка сказал, что это дядя Саша. Он вообще молчалив, а иногда по пьянке вот так заведется, – не остановишь.

Дядя Саша за все это время отошел и подсел к столу. Что-то хотел объяснить, но никто ничего не понял. Впрочем, это только мы с Генкой не понимали, а у них просто такой разговор. Потом стало понятней. Он говорил, что приходит к тете Зине не как к шлюхе, а как к человеку, но если она его продаст… И тут он не жалел матери ради того, чтобы дать понять, что он сделает, если его продадут. Потом стал говорить ласково, называл тетю Зину «котиком маленьким и умненьким».

Тетя Зина сказала, что дядю Сашу надо отвести домой, потому что жена у него – «сука». Оказывается, он – сосед Валентины Степановны, и та попросила меня помочь ей его доставить. Я согласился. Был первый час. Генка сказал, что останется у тети. Ну что ж, так я и думал. Она, видно, его кормит, поит, а ему – все равно. Мы выпили на дорогу. В дверях Генка мне подмигнул. Ох, и вмазал бы я ему сейчас по роже.

 

Дядя Саша был совсем пьян. Морда его вспотела и стала похожа на мороженую картошку в мокрой земле. По дороге он пел песню про несдающийся «Варяг». Мы дошли до Первой линии. Там их дом. По лестнице дядя Саша шел тяжело. Мы его волокли и подталкивали. Когда вошли в квартиру, жена открыла из комнаты дверь, – он на жену и повалился.

Входная дверь закрылась. Я прислонился к ней и стал оседать. Все кружилось, мутило. Хотелось спать, но когда закрывались глаза, то проваливалась голова. Я встряхивал ею и ударялся о дверь. Тетя Валя стала меня поднимать. Я слышал, как дядя Саша ругался с женой. Он вяло буркал, как сонная собака. Мне стало смешно. Я стал хватать тетю Валю руками. Она тоже засмеялась. Я несколько раз громко чмокнул ее в шею. Она повела меня по коридору. Было темно. Мы тыкались в стены. Что-то упало. Я выругался.

Вошли в комнату. Не помню даже обстановки. Все вертелось перед глазами. Плыли огромные круги. Я лез к ней под юбку. Мы все смеялись. Она толкнула меня на диван. Сама стала раздеваться, смотря на себя в зеркало. Наверное. Я в нем тоже отражался. Мы были там оба. Мне казалось, что я катаюсь на бешеной, стремительной карусели. На ней меня укачало. Я могу упасть… Я повалился лицом на диван. Тетя Валя окликнула меня. Она стояла передо мной голая и была похожа на лошадь, которая давно в работе: спина провисла, живот вспучило, а на ногах вздулись вены. Груди были большие, но отвислые. Сквозь кожу просвечивали зелено-голубые жилы. Соски темные, как изюм. Сколько мужиков мяли эти груди? И еще я подумал кое о чем в этом же роде, отчего мне стало совсем не по себе, когда я осматривал ее с головы до ног – с головы до ног. А ведь она лет на двадцать пять старше меня. На целую жизнь! Страх! Сейчас мы с ней ляжем, а в уме я ее все время зову по отчеству или тетей. При толстом теле она имела тощие ноги и была похожа на семенящего клопа, когда ходила по комнате. Спросила, чего я не раздеваюсь? Я начал, а она сидела на стуле, смотрела и курила сигарету. Живот ее сложился в несколько ярусов.

Трусы я не стал снимать. Она сказала, что так не годится. Я снял. Мы легли. Мне уже ничего от нее не хотелось, но было как-то стыдно лежать и ничего не делать, когда она ждет. Еще подумает, что я не мужчина. Целовать ее, даже в шею, мне стало противно. Я мял ее груди, а потом опустил руку вниз. Она хрипло засмеялась. Сказала, что так щекотно. Я лежал рядом с ней. Она сказала, чтобы я лег иначе. А я больше не мог касаться ее тела! Меня охватило отчаяние. Я заплакал.

- Ты что, сынок? – спросила она.

  Я отпихнул ее и слез с дивана. Чувствовал, что по лицу стекают слезы. Засмеялся. Стал обзывать ее сквозь свой слезливый смех. Назвал «старой курвой», «грязной сукой», «падлой». В сумраке рассвета она удивленно смотрела на меня со своего дивана. Он был без ножек. Заплакала.

Я долго не мог найти трусы. Хотел одеться как можно быстрее, но меня качало, будто после моря. Не мог завязать шнурки, потом застегнуть запонки. Дрожали руки. Полузастегнутый вышел из комнаты. В кромешной тишине слышался плач со стонами. Под ногами трещали половицы. Я снял крюк и вышел на лестницу. Спустился. Вышел на улицу. Побежал. И не знал куда. А в ушах полз на стенку плач тети Вали.

 

Я добежал до набережной. Сел под Сфинксом. Закурил. Почувствовал, что сейчас вытошнит. Очень не люблю, когда рвет. Кажется, что все кишки сейчас вывернет наизнанку. Но я не сдержался, и меня вырвало тут же на ступеньки. Голове стало легче. Я опустил руки в Неву. Умылся. Поднял голову, увидел на мосту людей. Огляделся. По набережной прогуливались люди. Сейчас же белые ночи! И меня все видели. Как гадко! Противно… Я быстро пошел домой.

Семнадцатое июня

 

IX

 

Из дневника Гали

Позавчера был последний экзамен. По техноложке. Сдала на пять. Прямо умница! Только одна четверка. В школе их, правда, три, но по сравнению с остальными я – отличница. Мама за мою хорошую учебу и вообще обещала подарить на шестнадцатилетие магнитофон. Это будет просто прекрасно!

Теперь каждый день – практика. Сегодня, когда мы ехали с девчонками на фабрику, в трамвай набились ребята. Они тоже из училища и проходят практику напротив нас, на мебельной фабрике. Мы почти всегда ездим одним трамваем. Многих ребят я узнаю в лицо. Девчонки даже в некоторых влюблены. Мы их всегда обсуждаем и часто смеемся над ними. Я вообще всегда, когда вижу парней, даю им внутри себя оценку, представляю некоторых вдвоем с собой, как бы они себя вели и что бы делали. С некоторыми я вообще не могу себя представить, другие – ничего, но один… Я видела его раньше, но первое время он был мне противен, потом смешон. Мы всегда смеялись над ним, а он что-то шептал своему другу, который очень скромный и почти всегда молчит, только иногда улыбнется – видно, тот, которого я теперь люблю, говорит ему что-нибудь гадкое или смешное про нас. Парни всегда смеются гадостям.

Мой парень внешне похож и не похож на остальных. У него те же длинные волосы, развевающиеся брюки, но иногда кажется, что он притворяется, когда выкрикивает ругательства, мучает других парней, смотрит на нас пошло и вообще ведет себя как все парни.

Второе июля

 

Из дневника Миши

К этому экзамену по техмеханике готовился всю ночь. Получил пять. По материаловедению – четыре. Теперь экзамены позади. Школа закончилась еще раньше. Все учебники я забросил до сентября на антресоли.

Началась практика. Теперь катайся по утрам, как на работу. Лето, а мы ишачим: пилим и строгаем. На кой черт я пошел в это училище?! Оно создано исключительно для кретинов. Мастера тупы до упора. Преподаватели рассказывают до смешного простые вещи. Как-то я читал, что один кадр написал талмуд о том, как надо сбрасывать снег с крыш. Так и в нашей лавочке. Объясняют, что такое есть стружки, а что такое есть опилки. Единственная отдушина – поиграть вечером с пацанами на гитаре. Но ансамбль у нас со всего училища, и некоторые участники в другом потоке. Приходится собираться по воскресеньям. Ну, ничего, искусство требует…

Приглянулась мне одна девчонка. Конечно, не Софи Лорен, но, в общем-то, товар нормальный. Она тоже из ПТУ. Мы сейчас вместе ездим на практику. Их, как и нас, человек тридцать. А из всех нравится мне она одна. Сегодня вот едем, болтаем с Лехой о том о сем. Смотрю, а она за мной наблюдает. Видно, тоже интересуется. Рядом с ней стояла какая-то шиза с заячьей губой. Я шепнул Лехе, смотри, мол, какая очаровашка. Он, ясное дело, рассмеялся, а моя баба подумала, я про нее чего ляпнул, губы надула и отвернулась. Доехали до работы и разошлись. Им – направо, нам – налево. Даже жалко… Надо с ней как-то состыковаться.

Второе июля

 

X

 

Из дневника Гали

Сегодня ребята были выпивши и привязались к нам в трамвае. Один из них, рыжий, противный, оперся руками на сиденье: я сидела с тремя девчонками сзади, - и спрашивал, откуда мы такие взялись? Он же знает откуда. Вот дурак! Когда вышли из трамвая – он останавливается как раз напротив проходной, - то парни увязались за нами. Марина Соколова сказала, что им надо на другую сторону улицы, но они дошли до проходной. И вот здесь мой парень подошел ко мне. Выпивший он был еще красивей. Если всегда он был то серьезен, то смеялся, то теперь как-то разомлел от выпитого. Он смотрел пошло, а мне нравилось. И мне знакомо его состояние. Когда ты выпивши, но не пьян, то хочешь охватить весь мир и всех осчастливить. Он посмотрел мне в глаза.

- Ты после работы свободна?

Господи. Я бы сейчас пошла за ним, куда бы он ни повел меня, сейчас целовала бы его руки и отдала все на свете. Но здесь, рядом, его пьяные друзья и наши девчонки, которые уже все слышали…

- Свободна для чего?

- Для того…

- Иди отсюда!

Он засмеялся и ушел, ушли и остальные. А мне хотелось плакать.

Четвертое июля

 

Из дневника Миши

Сегодня мы с корешками крепко поддали. Получили за лето деньги на питание и отметили это дело, как у нас полагается. На фабрику ехали в лучшем виде. Наш поток сегодня во вторую смену. Когда садились, то в трамвае уже ехали девчонки. Первым выступил Гена. Мы зовем его «Крокодилом».

Он вообще отвратный тип. Рыжий, прыщавый, пахнет чем-то сладким. Неприятен уже тогда, когда подходит. Изо рта у него воняет тем запахом, какой бывает, когда на солнце гниют раздавленные озерные ракушки. Глаза, как ни странно, голубые, но это только усиливает гадкое от него впечатление. А на харе у Генки всегда написано то, чего он хочет.

«Крокодил» прицепился к бабам, сидевшим на заднем сиденье. Я смотрю, а с краешку, у самого выхода, – моя. Ну, думаю, Геночка, ладно. Но он ничего особенного не сказал. А когда сошли, я подошел к ней и хотел культурно познакомиться, а наговорил ерунды. Совсем не то, что хотел. Даже не успел. Потому что разговора не вышло. Да так даже и лучше. Жалко, конечно.

Четвертое июля

 

XI

 

Из дневника Гали

Интересно, что такое любовь? Говорят, будто привязываешься так, что от тоски по человеку можешь умереть или покончить с собой. Не представляю себе такого! Я, конечно, могу влюбиться очень сильно, но страдать по парню – никогда! Их столько, что всегда можно найти другого.

Пятое июля

 

Из дневника Миши

Сегодня мы с Потаповым были дежурными по мастерской. Он подметал пол и рассказывал мне, как вчера сделал одну девку женщиной. Хотя я не знаю подробностей этих дел, но он явно врал от начала до конца. Он – грязная скотина! Ведь он выдумал те слезы, которыми плакала эта девочка, а это хуже, если бы они были. Я хотел набить ему морду, но подумал, как отнесутся к этому ребята? Каждый считал бы себя героем, рассказав такую историю.

Потом Юрка вспомнил, как они ездили с Лашиным за город с ружьем, которое Васька берет у своего дяди. Они дошли до поля и там стреляли птиц. Маленьких, вроде воробьев. Я спросил, зачем это делать? От птиц-то, поди, и перьев не остается? Какой толк? Потапов сказал, что просто так, интересно. Хотя когда стреляешь ворон, то они иногда еще трепыхаются. «Ну, а ворон-то ты тоже, наверное, не жрешь? - спросил я его. – Это бессмысленное убийство!»

Юрка сказал, что не всегда убивает бесмысленно. Вот однажды - совершенно справедливо: чтобы наказать соседку, не дававшую им играть в футбол возле своих окон, Юрка поймал ее кота и закопал в землю, оставив на поверхности одну голову. Потом разложил вокруг костер и поджег. А сам сидел, смотрел и слушал.

 Я назвал его сволочью. Он заржал. Сказал, что поговорил бы со мной серьезно, да вечером надо идти к бабе, а я ведь ему тоже могу испортить карточку во время драки. Бабы же этого не любят.

Я подумал, что Юрка ненормальный, но тогда он не один. Черт его знает?! Рожа-то у него бешеная: глаза круглые, и вращает он ими постоянно. А сам, кажется, сейчас плюнет. Два верхних передних зуба у Юрки выбиты. Он похож на обиженного волка, а чихает как кот.

Пятое июля

 

XII

 

Из дневника Гали

Вчера в ДК был вечер. Несколько девчонок из нашей группы и я пошли. Народу было уйма. Играл ансамбль. И как я обрадовалась, когда увидела на сцене своего парня. Он играл на гитаре и пел. Щеки его горели. Видно, он выпил. Сейчас все парни пьют, да и девки не лучше. Мы выпили с девчонками в туалете две бутылки «Хирсы» на пятерых, покурили и пошли плясать. Меня приглашали несколько парней. Я танцевала, но не давала себя лапать и лезть руками. Мой парень играл весь вечер.

Закончился пляс в двенадцатом часу. Все стали расходиться. Надо идти и мне, а я, как дура, встала и глазею на сцену. Потом сообразила, что он может это заметить, и стала смотреть на выходящих, будто ищу кого-то глазами, кого жду. А сама нет-нет да и посмотрю на него. Все наши девчонки уходили с парнями, кроме Лены Забелиной. У нее заячья губа, поэтому нижние веки оттянуты вниз, и получается страшная и смешная гримаса, заставляющая еще раз на нее посмотреть. А тело у нее хоть худое, но рыхлое, и пахнет от Ленки всегда ужасно. Когда приходишь к ней домой, то в ее комнате всегда пахнет ее особенным потом – очень неприятно. Парни с ней не ходят, а зовут Ленку «гнилым мясом». Мне ее всегда жалко: она же ждет, что кто-то будет и с ней ходить.

Когда все вышли, я тоже пошла, но вдруг услышала: «Здравствуй!» Я еще не обернулась, но узнала голос, – это был его голос! А когда обернулась, то он стоял передо мной.

- Здравствуй! – ответила я.

- Извини меня за тот раз, у фабрики. Мы тогда с корешками малехо заложили.

- Да ты и сейчас под кайфом.

- Ну, это ничего. Когда играешь – надо пить.

- Майкл! За аппаратурой приедем завтра. Так что чао! Не томи девочку, - крикнул ему со сцены волосатый парень в кожаном пиджаке, который с другими ребятами там еще возился.

- Пока, Вадим, - ответил Миша и обратился ко мне: - Тебя можно проводить?

- Мне далеко.

- А куда?

- В Дачное.

- Бывает и дальше. Поехали.

Мы спустились в гардероб. Почти все уже разошлись. Несколько парней и девчонок курили в ожидании друзей. В кресле около выхода сидела Забелина и курила. Рядом стоял с папироской в зубах тот рыжий, который пристал к нам в трамвае. У него было веснушчатое прыщавое лицо, какое может и не вызывать отвращения, но в лице его скопилось столько гадости, что стало еще больше жаль Забелину.

Есть люди, у которых на лице написано то, что им надо. Конечно, пусть, всем надо. Но здесь, когда надо не человека, не Забелину с ее заячьей губой, а то, что у нее, скорее всего, в порядке и примерно такое же, как у всех остальных, а она рада даже такому вниманию… Мне захотелось подойти и ударить рыжего, но я подумала, что у меня нет заячьей губы и вообще никаких дефектов. Лицо если не красивое, то симпатичное, хорошая кожа, стройное тело. Я еще не знаю, что видит во мне Миша, но готова отозваться всем своим существом даже на то внимание, на которое отзывается сейчас Забелина. Но жалею я ее, а она мне наверняка завидует, что я пойду с высоким, видным парнем.

- Ты о чем мечтаешь? – услышала я голос Миши. Он получил вещи и подавал мне плащ. Оделись и пошли на метро.

 

Когда дошли до моего дома, Миша посмотрел на часы.

- Ай-ай-ай! Четверть второго!

- Как же ты поедешь? Тебе куда?

- На Васильевский.

- Здесь можно поймать такси.

- Какое такси, когда на водку не хватает.

Мы замолчали. Миша предложил посидеть на детской площадке.

- Ты с кем живешь? – спросил он.

- С мамой.

- У вас отдельная квартира?

- Конечно, двухкомнатная.

- На двоих?

- Нет, отец прописан у нас, а сам снимает или живет у кого-нибудь.

Мы долго сидели около моего дома, наверное, с полчаса. Говорили о разном. Потом Миша спросил, не будет ли волноваться мама, что меня долго нет дома? Что было ответить? Сказать правду, что мама работает в ночь? Или что она не волнуется за меня. Я сказала правду и что ко мне можно зайти посидеть, пока откроют метро.

Я думала, что он, как все парни, начнет сразу ко мне лезть, обниматься и целоваться, но он даже не взял меня в этот вечер за руку. Я подумала – он понял, что я ему не нравлюсь. Он только говорил и говорил со мной, или вовсе молчал.

Когда Миша вошел к нам и помог мне раздеться, то стал совсем тихим и очень хорошеньким. Он был теперь похож на маленького мальчика, а не на того гопника, каким я его видела раньше… От ветра волосы его рассыпались в разные стороны кольцами, а около губ щеки были припухлыми, как у ребенка. Мне захотелось приласкать его. А он сидел и рассказывал, но теперь без этих своих «малехо», «с легонца», «по делу», а просто и интересно, как любит он свою музыку, выступления, что музыка эта – настоящее искусство, что ж, если возникает она с помощью электричества! Говорил о том, что тоже живет без отца, с одной матерью в коммунальной квартире. А отец прописал его у себя для того, чтобы получить трехкомнатную квартиру, а у него жена и ребенок от нее. Потом рассказывал про своих друзей. Про парня, который бесподобно рисует. Про того, которого я видела на сцене, - что он прекрасный музыкант, шикарно говорит по-английски и может достать любую вещь.

Пока Миша рассказывал, я сварила пельмени. Мы поели. Выпили кофе. Он закурил, и я тоже. Кончили курить, немного поговорили и замолчали. Я подумала: «Что же дальше?» Решила, что он, наверное, хочет спать. Сказала, что лягу у мамы, а ему постелю у себя. Он удивился, – неужели я хочу спать?! Завтра же воскресенье!

Я все-таки постелила, а потом мы еще говорили, а мне хотелось, чтобы он меня поцеловал, и еще, и еще… Конечно, я не хотела, чтобы это слишком далеко заходило. То, о чем я недавно мечтала, пугало теперь меня одной мыслью об этом.

Миша дал мне посмотреть порнографический журнал. Как можно фотографировать такую гадость? И кто на это идет? Когда я посмотрела и подняла голову, то он пристально, даже как-то отчаянно на меня посмотрел. Потянулся ко мне и поцеловал прямо в губы, а потом притянул к себе, посадил на колени и все целовал.

Как мне было хорошо с ним! Но когда он полез руками, – мне стало стыдно. У меня маленькая грудь, и я стесняюсь этого. Я стала убирать его руки, а он все лез, а потом взял мою руку и положил к себе. Господи, как я испугалась! Никогда не думала, что это такое большое! Я много слышала. Кое-что читала, но тут мне стало очень страшно, и я попросила оставить меня…

 

Когда мне было семь лет, мама единственный раз снимала дачу: сарайчик в Белоострове. В доме наших хозяев жила масса дачников. Были муж и жена с двумя сыновьями. Старшему исполнилось шесть, а младшему – четыре с половиной. Мы всегда играли с ними в разные игры. Пускали мыльные пузыри, ловили сачками насекомых. А как-то придумали игру в доктора и больного. Больной ложился в гамак, а доктор его осматривал и говорил, как лечиться. Мы всегда подолгу осматривали то, что нас больше всего интересовало друг в друге. Если я бывала доктором, то говорила, чтобы излечиться от болезни, они должны вначале сходить «по малому» (мне очень нравилось, когда они это делали, - я даже иногда подсматривала), а потом покачать меня в гамаке, стоя у сосен со спущенными штанами. Мальчишки говорили, что так нечестно: я тоже должна снять штаны и задрать юбку. Я смеялась и задирала юбку, не снимая штанов. Мы быстро ссорились. Мальчишки со слезами на глазах натягивали свои вельветовые штанишки и уходили. А я продолжала качаться.

Я выросла и узнала, как все делается, но до самого этого времени не представляла себе ничего на деле…

 

 Миша сказал, что больше не будет. Но когда я хотела выйти, то обнял меня очень нежно, стал опять целовать, довел до дивана, уложил на него и стал раздевать. Мы молча боролись, и изредка я шептала «не надо», а он говорил: «Подожди… Ну что ты… Я ничего…» А сам раздел меня и поцеловал в грудь. Мне стало очень беспокойно. Я совсем потерялась и заплакала. Он отпустил меня, и я ушла, взяв свои вещи, не пожелав ему спокойного сна.

Я вся горела. Легла. Уткнулась в подушку. Хотелось плакать. Слез не было. Они будто высохли на моем жару. Мне хотелось к Мише. И я пошла. Но он заснул, а я не могла будить его и тихо ушла.

После того, как увидела его спящим, я успокоилась. Легла и даже задремала, но вдруг почувствовала, что он в комнате. Миша стоял в одних трусиках около кровати. Всю меня била дрожь, и я только спрашивала, что он хочет со мной сделать? Он сказал, что ничего не сделает, чтобы я успокоилась. Сел на кровать, наклонился ко мне и прижался всем телом. Он тоже дрожал. Поцеловал меня в лоб – совсем как в детстве отец перед сном. Пошел к дверям.

Я окликнула его. Он подошел ко мне. Я протянула к нему руки. Мы снова стали целоваться, а потом я все с себя сбросила и сказала, что готова на все. А он стал целовать меня все реже, а потом вовсе перестал, встал и вышел. Вернулся с сигаретами. Мы закурили. Я взглянула на часы. Скоро должна была прийти Мама. Я сказала, что ему пора уходить. Он быстро оделся, а вид у него был совсем смущенный, будто он нашалил. Мы поцеловались в дверях. Миша ушел. Я все убрала, и мама ничего не заметила.

Восьмое июля.

 

Из дневника Миши.

Вчера мы играли на вечере. Исполняли в основном западные вещи. Пляс вышел шикарный. Драк было немного, но повеселились нормально. Когда все расходились, я разглядел на выходе свою бабу. Стало ясно, что видел ее среди танцующих, да не узнал. Она сегодня сделала прическу: челочка на лоб. Остальные волосы зачесаны назад и собраны, как кружевной крендель, на висках и по всей голове гирляндами свисают завитки. Губы – вишневые, ногти – тоже. Ресницы длинные, как усики у махаона, черны так, что глаза, словно в трауре. Брови, видно выщипала. (Раньше они мне казались гуще). Под ними голубые тени. Лицо напудрено загарной пудрой. Прямо кукла раскрашенная.

Вообще я ничего не имею против, если баба красится. Да и парень, если удачно выкрасит волосы, тоже ничего – сам этим занимался. Но когда накрашено все, что можно, мне кажется, что это только портит дело. Ну, ладно, бледные губы. Подкрась! Блестит нос, тоже, валяй, замазывай! Но ведь другая вся перемажется и думает, что это сногсшибательно.

Она, видно, кого-то ждала, потому что не выходила, а внимательно смотрела в толпу выходящих. На ней была юбка серого цвета, коротенькая, как у маленькой. Ноги длинные, в дымчатых чулках. Туфли на платформе. Штатская баба!

Спустившись со сцены, я все-таки подошел к ней. Мы поздоровались. Познакомились. Мне захотелось ее проводить. Она была поддавши, а в таком виде бабы многое позволяют. У меня, правда, до сих пор не было девки, с которой бы я переспал, но я много раз целовался и умею это делать. Мне, конечно, хочется переспать с бабой, но это не так просто. Связаться со шкурами у меня не выходит. Когда они начинают сами лезть, то мне становится неприятно. И вообще, как-то страшно связываться с бабой, которая все прошла, а ты только целовался и больше ничего. Мне кажется, я проще проделаю это с бабой, которую совсем не знаю: она мне просто понравится при встрече. Но разве это возможно? А когда уже хорошо знаком с девчонкой, то как на это решиться? Как мы узнаем и увидим друг друга в этот момент?

Я не знал, какая Галька, но она мне понравилась, и я поехал ее проводить. Она живет в Дачном.

 

От метро мы шли пешком. До ее дома доперли во втором часу. Посидели перед домом. Поболтали о жизни. Она все волновалась, как я доберусь на свой Васильевский, а я об этом и не думал. Мне хотелось поцеловать ее, но я не решался. Сидим, разговариваем, и вдруг – нате! Она же поймет, что это несерьезно, а так… Я спросил, не будет ли волноваться ее Мама? Она сказала, что Мама работает в ночь. Пригласила зайти.

У них с матерью двухкомнатная квартира. Отец прописан с ними, а сам, вроде моего, только в другую сторону. Дом – шикарный. Два лифта, мусоропровод. Потолки приличные для новостроек. Прихожая большая, стенные шкафы. Обстановка, конечно, не фонтан. У Гальки комната с лоджией. Она показывала квартиру, пока кипятилась вода для жратвы. Я спросил. Не страшно ли жить на четырнадцатом этаже? Она ответила, что отсюда до Бога ближе. Я похвалил ее за остроумие.

Заморив червячка, мы опять разговорились о разных вещах. Рассказывали о себе, о друзьях. Курили. Другие парни не любят, чтоб девка курила, а по мне все равно. Лишь бы как следует, взатяг. Разговор сникал, а я думал: «Что же дальше?»

Галя сказала, что если я хочу спать, то могу лечь. Перед приходом Мамы она меня разбудит. И я уйду. Мне не хотелось спать, а хотелось еще побыть с ней. Это ведь здорово! Еще сегодня были чужие люди! Она – накрашенная, внеше пустая кукла. Не знаю, чем казался ей я. А теперь сидим в ее доме и говорим, как самые близкие люди. Наверное, мы с ней в чем-то похожи, раз так скоро сошлись.

Я думал об этом, пока она мыла посуду. Потом мы пошли в ее комнату. Закурили. Мне захотелось показать ей порнографический журнал, который мне сегодня вернул Вадим. Я спросил Галю, как она относится к порнографии? Она сказала, что это – ужасная гадость. Но журнал посмотрела и с опять сказала то же. Я обратил внимание на то, что мне было приятно, когда Галя смотрела журнал. И когда она подняла голову, которую склонила над ним, то я поцеловал ее. Посадил к себе на колени и продолжал целовать. Мне захотелось узнать все ее тело. Она снимала мои руки с коленей и грудей. А у меня было непередаваемое чувство того, что, устроенные природой по-разному, чтоб соединяться в единое целое, мы можем сейчас увидеть и узнать друг друга, и что может быть на свете значительнее?! Она отпихивала меня и хотела уйти. Попросила оставить себя. Я отпустил ее, но в дверях мне захотелось снова ее обнять. И я обнял ее и завалил на диван. Раздел до пояса и поцеловал в правую грудь. Она заметалась в моих руках. Заплакала. Я дал ей уйти. А сам разделся и лег. Но какой тут сон? Услышал, что она вернулась, и зачем-то притворился спящим. Она была недолго, потом ушла.

Я не мог лежать и пошел к ней. Когда подошел к кровати, меня начала бить дрожь. Галя спросила, что я хочу с ней сделать? Странный вопрос. Я сказал, что ничего, прижался к ней. А потом просто поцеловал в лоб и пошел вон.

Она позвала меня. Протянула руки. Мы стали целоваться. Галя сняла с себя рубашку и сказала, что согласна на все. В ее голосе звучала торжественность жертвы, которую она мне готова была принести. Мне стало смешно. Потом я понял, что это тот момент, когда в моих руках чистая девчонка, которой я могу воспользоваться. Но я вдруг испугался неизвестности этого дела и еще той пустоты, которая в этот миг скользнула под рукой.

Я перестал ее целовать. Сходил за сигаретами. Пока курили, Галя сказала, что мне пора сваливать. Я пошел одеваться. Было стыдно своей минувшей робости. Опять свалял дурака. Но она подумала, что я благородно не воспользовался ее согласием. Ну и ладно.

Прощальный поцелуй вышел коротким и стыдливым. Будто в первый раз.

Я приехал домой, когда мама уже пила кофе. Она привыкла к тому, что я не ночую дома. Ничего не сказала. Вообще ей сейчас не до меня. Она ждет ребенка от одного кадра, за которого собирается замуж. А ведь ей сорок лет. Виктор на семь лет моложе. Интересно, где они собираются жить с ребенком? У Витьки одиннадцатиметровая комната, а у нас с матерью четырнадцать метров.

Восьмое июля

 

XIII

 

Из дневника Гали

Мы с Маринкой и Сашкой напились. На рождение я их не приглашала из-за Мамы, а вчера скинулись на три бутылки портвейна и насосались, как клопы. Маринке, конечно, не стоило так, но что ей скажешь? Не будешь отнимать стакан, а Сашка молчит. Вообще он чудной. Глаза у него очень красивые – кошачьи, цвета каштановой скорлупы. Они ласковые и мягкие, когда он в хорошем настроении. И сам он производит впечатление чего-то очень мягкого, что хочется иногда прямо взять и потискать. Непонятно, как такой может лишать невинности? Он ведь рассказывал Маринке, что до нее у него были три любовницы – и все девочки. Младшей тринадцать лет. Сашка всегда мечтает – то об  учебе, то о карьере на производстве, но, я думаю, что он слишком безвольный, чтобы чего-то добиться в жизни, да и не умен он.

Мы пили у меня, – Мама работала. Сашка рассказывал все время анекдоты. Маринка слушала, а сама твердила мне, что я напрасно не пригласила Толю: он говорил ей, что я ему до сих пор нравлюсь.

Я почти весь вечер молчала и вспоминала Мишу – то на сцене, то, как он меня целовал, а потом ушел и ни разу не позвонил. И не позвонит, наверное, никогда. Что я ему? Он – парень.

Двенадцатое июля

 

Из дневника Миши

Сегодня я опоздал на фабрику на полчаса. Мастер ругался. Начали делать табуретки. Строгали все, кроме Сереги. А он пристроился за задним верстаком и проспал на полу до обеда. А после обеда мы идем домой.

До трамвая шли с Серегой. Он, как всегда, рассказывал про свои подвиги. Вчера надрался с корешками. Пошли гонять народ. Пристали к курсантам морского училища. Тех тоже было восемь. Начали махаться. Серега с дружками похватали колы, покидали их в моряков. Те в них. Курсанты взялись за ремни. Одному рассекли голову. «Зеленый» был весь в кровищи», - сказал Сергей. Набежала милиция и дружинники. Кто-то вызвал. «Графа» и «Зеленого» повязали. Остальные рассыпались.

Серега уходил проходными. В одном дворе наткнулся на пьяного. Тот валялся около гаражей. Серега расстегнул штаны и помочился тому на лицо. Попал в глаз. Веко, говорит, заворачивалось, и сквозь струю сверкал белок.

Я сказал Сереге, что он совсем опустился. Спросил. Зачем делает такие вещи? А он ответил, что не фиг валяться на дороге.

Вообще я Серегу побаиваюсь. Думаю, не будь я ему другом, как бы он со мной когда-нибудь обошелся? Я крупнее его, но во мне его решительной беспощадности и желания делать то же, что он. Может быть, про себя я думаю о таких вещах, но никогда не совершу.

 

После поступления в училище, в сентябре, нас отправили в совхоз. В деревне нас поселили в бывшей пекарне. В ней каждый год живут студенты или ребята из училищ, которые помогают совхозникам собрать урожай. Но какая от нас помощь? Все давили сачка. Из турнепса вырезали страшилок, а картошкой кидались. Когда мастера говорили, что если мы не соберем столько того-то и того-то, то председатель не даст денег на нашу жратву, то мы собирали сколько надо.

По вечерам мастера пили, а мы ходили за два километра в бывшую школу. Там разместили группу ювелиров. В ней было только шесть парней, а остальные девчонки. Нас было две группы, но многие сявки не ходили, и драк из-за баб почти не было. Мы устраивали пляс, а потом махались с местными ребятами, если девчонки жаловались, что те к ним лезли.

В совхозе мы были около месяца. Потом стали уезжать. Я отправился с первой партией. Позже Леха мне рассказывал, что Серега мучил тех двух котят, которых ребята откуда-то притащили в пекарню. Их и назвали: одного по кличке Сереги Свинцова – «Бес», второго по кличке его лучшего друга Потапова – «Боцман». Серега лил на них йод и бросал в костер. Потом, когда котята с виду были дохлые, играл ими с Юркой в футбол.

Ночью, когда все спали, Леха вышел во двор в туалет. Услышал писк. Пошел на звук. Увидел два комка шерсти и мяса, которые лежали друг около друга, только поднимали свои ослепшие мордочки и пищали. Леха тут же заплакал, а с Серегой не разговаривает до сих пор.

Один раз я был у Сереги дома. На окне стоял аквариум. Серега постучал пальцем по стеклу, и рыбки сбежались. Он бросил им мотыля. Танцующих в воде червей просвечивал насквозь рефлектор, висящий на аквариуме. «Котят в костер кидает, а дома  с рыбками беседует», - подумал я.

Меня очень удивило, когда Серега рассказал, как заступился за мать, когда пьяный Батя поднял на нее руку. Наверное, Сереге было просто охота почесать кулаки. А бьет он с наслаждением. Он привык бить. А теперь ему некуда девать свое умение и привычку. Раньше он занимался боксом, имел первый разряд и подавал большие надежды. Такой человек мог стать великим боксером. Свинцов бросил бокс, когда его тренер перешел в другое общество. Сейчас Серега много курит и пьет, путается с девками.

 

Закончил свой рассказ Серега тем, как завалился потом к одной бабе и что там сделал. Он никогда не смакует эти вещи, как все ребята. Там, где он хорош, - он примитивен.

Когда я поступал в училище, то Серега не производил на меня впечатление садиста. Я никогда не могу сразу определить человека по его внешности.

Глаза у Свинцова коричневые, лошадиные, даже мертвые, когда звереет, – блестят. Стрижется всегда коротко. Волосы светлые. Он похож на лошадь, симпатичен лицом. Иногда кажется невинным и томным, но присмотришься и видишь, что Серега, как новенький штиблет, который уже успел окунуться и в придорожную грязь, и в дерьмо скотины, и в его лакированную обувную юность уже въедается и то, и другое. Иногда, когда Свинцов дремлет на уроках, он смахивает на старуху. Он здоровый парень. Но как стремительно разматывается катушка, так Серега жжет свои силы.

Двенадцатое июля

 

XIV

 

Из дневника Гали

Наконец позвонил Миша. Я так ждала его звонка. Даже растерялась. Хотела его позлить и сказала, что сева сделал мне предложение. А Миша пожелал мне счастья в семейной жизни и повесил трубку. Что же теперь делать? Когда езжу на фабрику, то его не бывает в трамвае. Надо решиться и спросить у Мишиного друга, с которым он всегда держался вместе, что с Мишей?

Всеволод приехал два дня назад и сразу предложил мне выходить за него замуж. А я его еле узнала. Совершенно отвыкла. Он стал очень неприятный. Или был? Лицо у него розовое, а руки красные. Он лысеет и носит короткую прическу, только сзади волосы отпущены и завиваются колечками. Глаза, как гороховый суп. Сам небольшого роста, не выше меня, спортивный. Постоянно серьезный, деловой, все знает. Собирается держать экзамены в ЛИАП. Он проваливал туда два раза до армии. Теперь, говорит, после службы, льготы.

Когда я заговариваю с Севой о чем-нибудь сложном, то он уводит разговор в сторону. Видимо, боится осрамиться. Когда я включаю магнитофон, то он делает вид, что вслушивается и о чем-то внутри себя переживает, а сам в это время стучит ногой – разве можно?

Он – человек, который знает, что ему надо. Вот выбрал меня, и все, хоть лопни, а стань его женой. А может быть, в нем ко мне что-то человеческое? Так-то он как машина. Одет всегда в бордовый костюм с жилетом, и обязательно галстук. Часы на цепочке, ботинки остроносые. Даже в солнечную погоду носит плащ и шелковый шарфик.

Сева понарассказывал мне очень страшных вещей. В часть, где он служил, приходили из поселка одиннадцати-двенадцатилетние девочки, а вечером прибегали матери, били их и тащили домой. На следующий день девочки снова приходили. А взрослые бабы приходили и просто ложились. Солдаты ставили атакой бабе банку с водой и кусок хлеба. Ею пользовался, кто хотел. Я не могу себе даже представить такой ужас.

Сева остановился у родных. Встречаемся с ним каждый день. Как раньше я его любила? Ведь он первый учил меня целоваться! Как я могла это с ним делать? Сейчас только назло Мишке разрешаю Всеволоду себя трогать. Мне даже иногда хочется назло Мишке ему отдаться.

Мы с ним вчера выпили за встречу, и он смотрел на меня такими сладкими глазами, что я засмущалась.

Сегодня Всеволод говорил с Мамой. Он ей давно нравится. Мне она всегда говорила, что просто мечтает иметь такого зятя. Мама сказала. Что с нашим браком надо повременить, пока я хотя бы окончу училище, а это еще два года, и мне будет как раз восемнадцать. За это время и Всеволод поступит в институт и вообще как-то устроится в Ленинграде.

Пятнадцатое июля

 

Из дневника Миши

Я бросил ходить на практику. Ну, их всех к черту! Тошнит меня от этих табуреток! Чтобы мать не догадалась – ухожу утром, будто на фабрику, а сам еду на Петропавловку, залезаю на наш с Лехой бастион и там сплю. Говорят, утром солнечные ванны полезны. Потом иду к зоопарку, перелезаю там через забор и хожу смотрю зверушек.

Позвонил Гальке. Она сказала, что какой-то кадр хочет на ней жениться. Я пожелал ей счастья. Не буду больше звонить.

Пятнадцатое июля

 

XV

Из дневника Гали

Я сказала Всеволоду, чтобы он больше не ходил ко мне и не звонил. Не могу его видеть.

Практика кончилась. Проклинаю себя за то, что не успела поговорить с Мишиным другом. Не могу даже узнать Мишин адрес, - не знаю фамилии. Хоть плачь! Да и плачу часто. Все готова ему простить! Только бы он пришел или позвонил. Где он? Что с ним? Может быть, он умер?

Ко мне заходила Маринка. Она сказала, что все мои старания по Мишке – ерунда. Вот она поняла, что не любит Сашку, а ведь живет с ним! Она от него ничего не получает, не чувствует себя женщиной, только больно всегда, но идет на это ради Сашки – он к ней очень привязан. У них будет ребенок, и родители разрешили им  жить вместе. Сейчас взрослые ходят в исполком, чтобы выбить Маринке разрешение на брак.

Маринка сказала, что я зря отказала Всеволоду, а тем более бросила Толю. Он сейчас из-за меня пьет.

Я рассказала ей, как люблю Мишу. Она долго не соглашалась, что можно, как я,  сидеть униженной и ждать. Потом сказала, что вообще-то кто его знает. А когда уходила, сказала, хоть я и дура, а она мне завидует.

А я решила, если не буду Мишиной, то и ничьей. А если стану его, то после этого покончу с собой.

Девятнадцатое июля

 

Из дневника Миши

Вчера встретил Владлена. Он узнал меня. Поздоровались. Владлен был с двумя друзьями и тремя бабами. Все были поддавши. Он сказал, что если я хочу выпить и послушать фирменный магнитофон, то могу двигаться с ними. Я пошел. Все ребята, кроме Владлена, были хорошо одеты. На нем были старые вельветовые брюки песочного цвета, розовая рубаха, завязанная узлом, и грязные белые кеды. Я был одет плохо и стеснялся своего вида. Мы зашли в угловой магазин. Ребята взяли три бутылки водки и пять – портвейна. Парень с прической, как у Гоголя, положил бутылки в большой кожаный портфель. Его звали Володя. Волосы у него были черные, даже с синевой. Лицо белое, будто в мелу. Глаза карие, как у коровы, умные. Губы толстые и красные. Зубы плохие. Но он все время широко улыбался. Володя был выше Владлена, но очень хилый, только плечи широкие. Его брюки были цвета яичного желтка, модные, в таких только иностранцы ходят. Очки на пол-лица. Дымчатые. На теле белая футболка без рукавов. На ней нарисован черной краской лев (это Владлен ему нарисовал). Под футболкой вычерчивается впалая грудная клетка. Худые руки свисают как плети. Запястья – одна кость, а кисти – широкие, пальцы длинные. Часы старинные на толстом кожаном ремешке. А сам словно истощен и изнурен, но, как человек в последней степени утомления, расслаблен и весел.

Мы сели в автобус. Сошли у «Юбилейного». В начале Большого завернули в подворотню. В глубине двора было парадное, у которого парень, который был все время серьезный, сказал, что это и есть «гнездо». Поднялись на шестой этаж. Открыла девица в роскошном халате. Фигура – полный порядок. Волосы цвета спелой пшеницы, стрижка «Гаврош». У корней волосы значительно темнее, - видно, крашеные. Лицо русское, здоровое. Глаза. Как незабудки: веселые, с виду небрежные к окружающим. А на самом деле она все сечет. Хозяйка сказала, что думала, мы уже не появимся. Владлен нас познакомил. Лариса небрежно на меня посмотрела.

 

Квартира была трехкомнатная. Комнаты огромные, и мебель в них – тоже. В одной две стены до самого потолка занимали полки с книгами. Стояло старинное бюро и кресло такого же стиля. В углу рояль, а над круглым столом в центре с потолка свисала бронзовая люстра. Во второй комнате стояли два шикарных дивана, трехстворчатый шкаф, трюмо и очень красивый торшер с большим колпаком. В третьей комнате жила Лариса. У нее стоял японский стереомагнитофон, а стены были завешаны фотографиями.

Володя потащил одну бабу на кухню. Он говорил, что она обязана приготовить жратву, что это ее профессиональный долг, а Сима смеялась и отказывалась, но потом он ее уговорил. Серьезный парень, которого звали Костей, включил магнитофон. У Кости даже прическа была серьезная, а похож он был на ковбоя из американского боевика. Телом сухой, как вобла. Узкий и плечи на одной линии с бедрами. На нем были попсовые фиолетовые джинсы. Рубашка лимонного цвета, приталенная. На шее кумачовый шарфик в большие черные горошины. На правой руке серебряный перстень. В него вправлен прозрачный, как стекло, камень, под которым нарисовано женское лицо с ползающими по нему муравьями. Это тоже работа Владлена.

Костина баба – Виктория, сказала, что у нее болит голова от этой музыки. Ну и дура! Володя закричал из кухни, чтобы она переложила вату в уши, а не мешала советской молодежи вкушать современные ритмы. Вика вообще – противная баба! Лицо, как смытое дождем объявление: оно все выцветшее, только губы, накрашенные алой помадой, выглядели как у вампира, напившегося крови. На ней были белые брюки такой ширины, каждая штанина которых, если ее зашить с одного конца, могла служить Виктории спальным мешком или саваном. На левой брючине вышита роза. На теле тельняшка, поверх которой джинсовая куртка. Помесь пирата с ковбоем, а на ногах, – босоножки на платформе.

Я спросил Владлена, где его жена? Он посоветовал, чтобы я лучше поинтересовался, где хозяйка дома? Я пошел искать Ларису. Она курила, облокотившись на рояль и вглядываясь через очередное облако дыма в его полировку. Я спросил, отчего она ушла? Лариса сказала, что не выносит Тамару, с которой заявился Владлен. И вообще, женился – ходи с женой!

Володя позвал всех к столу. Сима сделала салат и пельмени. Мы поели. Владлен говорил непонятные мне тосты, а мы пили. Сейчас он вел себя развязно: все время лапал Тамару и лез к ней лизаться. Она была баба ничего. Лицо загорелое. Волосы до грудей, черные и вьющиеся. Глаза узкие, скулы широкие, губы пухлые. Ноздри чутко раздувала. Казалось, что девчонка только что выловлена из дикого племени и силой наряжена в замшевые брюки, белую гипюровую блузку, а на ноги ей надели совсем непривычные ступне дикаря спортивные тапочки. От нее веяло свежестью. Ей бы исполнять танец с саблями.

Володя с Симой пошли танцевать. За столом Сима все время молчала. На ней было платье цвета весенней травы в черную полоску. Сима походила в нем на гусеницу, потому что все время словно пыталась свернуться и вела себя так, будто боялась, что с нее сейчас свалится вся одежда, и все на нее станут глазеть. Она была темная и измятая. Стрижка короткая, но только подчеркивающая, что Сима старше всех своих друзей. На лице меньше косметики, чем у остальных. Она все время аккуратно снимала Володину руку со своего зада и недовольно на него смотрела, а Володя говорил, что Сима напрасно это делает, – ведь он является лучшим массажистом глубоких морщин.

Владлен о чем-то спорил с Костей. Он говорил ему очень интересные вещи, которые не везде услышишь, а Костя отвечал то, к чему я уже давно привык, и что мне порядком надоело. Я хотел это сказать Косте, но он закрыл мне рот рукой, назвав «мальчоночкой», и посоветовал выпить «сельтерской». Я не обиделся на него, потому что он был гораздо старше, как и все ребята, потом ведь я попал в их компанию случайно, задарма ем и пью – чего ж выступать? Я закурил и стал смотреть на Костю: у него был благородный профиль, но я уверен, что он и сам не прочь поживиться, а говорил он глупости.

Володя с Симой перестали танцевать и вышли. Виктория отправилась следом. Вернулась и сообщила, что они уже «того». Владлен заметил, что она сегодня слишком нетерпелива. Он назвал ее «Ципой» и пригласил танцевать. А я пригласил Тамару.

Мы выпили уже половину бутылок. Девушки – портвейн, а мы – водку. Я был счастлив, что попал в такую компанию. Хотел поцеловать Тамару, но кто-то ущипнул меня за задницу. Это был Владлен. Он сказал, что не хотел бы конфликтовать с такой «деткой», как я. Я хотел ему что-нибудь ответить, но тут резко вошел Володя и завопил, что больше не подойдет к Симе на пушечный выстрел, и что ему срочно нужна «тачка». Хлопнула входная дверь. Это ушла Сима. Володя стал вызывать такси.

Тамара сказала мне. Что не любит Володю за его образ жизни. Он не работает: играет по ночам в карты на деньги и тем живет. Умный парень, а целый день торчит в «Сайгоне». Как ни зайдешь в кафетерий – он там. И всегда лезет со всякими гадкими разговорами.

Володя услышал Тамару и сказал, что теперь он прижился в «Ольстере», а ей рекомендует не «испражняться» его биографией так небрежно. Тут зазвонил телефон, и Володе объявили, что его «тачка» уже выехала. Он ушел, сделав нам на прощание руками «общий привет».

Владлен с Ларисой вышли из комнаты. А мы взялись за руки и понеслись по кругу по комнате. Потом, закружившись, упали. Я свалился на Тамару и быстро поцеловал ее в губы. Костя с Викторией во время падения закатились под стол, но оттуда, видно, еще долго не собирались вылезать.

Вошел Владлен, назвал Тамару «мамой» и сказал, что пора плыть. Они исчезли. Лариса сказала Косте и Виктории, что они могут расположиться в спальной. Они, взявшись за руки, вышли.

 

Когда мы остались вдвоем, Лариса стала скромнее. Я пригласил ее танцевать. Танцевали спокойно. Я поцеловал ее в шею. Она прижалась ко мне. Кроме ощущения того, что я пьян, я чувствовал. Что какая-то сила сейчас сомнет меня в комок и бросит к ней в ноги, чтобы позже распрямить уже другим человеком. Мужчиной. Я встал на колени и начал целовать ее руки. От нее очень приятно пахло. Чем-то лесным, хвойным. Я поднял ее на руки и отнес на диван. С ее ног упали на пол тапочки изумрудного цвета, шитые золотыми нитками, с помпончиками из красного меха.

Когда мы легли, я раздел ее. Она все время повторяла мое имя. Я замирал и ждал, – она что-нибудь скажет, но Лариса только склоняла голову на мое плечо. Я целовал ее и понимал, что меня уже захватывает новое чувство. И когда она хотела помешать, то я властно прошипел: «Лежи…» И она подчинилась.

Девятнадцатое июля

 

XVI

 

Из дневника Гали

Мама предлагала мне поехать до конца лета к бабке, а я не согласилась. Конечно, надежды никакой, но я все равно жду. Почти не выхожу из лома. Целыми днями слушаю музыку. Мама сдержала обещание и подарила мне магнитофон. Сашка притащил разных кассет с самой попсовой музыкой.

Я очень люблю музыку. Но не однообразную и дикую, а более человечную, не такую злую, какую любят ребята. Когда слушаю, то часто даже дрожь берет. И будто музыка мне что-то рассказывает и отвечает на мои мысли. Не могу пересказать словами, но сердце понимает. Иногда мне чудится, будто музыка говорит, что у Миши есть девчонка красивей и умней меня, и он сейчас с ней и целует ее, а меня не любит. А если мы с Мишей встретимся, то нас ожидают какие-то неожиданные события, и я чувствую, какие они громадные и важные. А чаще всего мне чудится, что там тоже кто-то тоскует, сидит и ждет любимого человека, а может быть, не встретится с ним никогда. И тут же всем телом чувствую стену между мной и Мишей, и чем нежнее мое чувство, тем меньше ему надежды проникнуть через эту стену, и вижу себя с расстроенными глазами.

Двадцатое июля

 

Из дневника Миши

Вот я и стал мужчиной. Но, странно, кажется, что я уже давно все это проделывал, и даже привычка была какая-то. А когда к чему привыкаешь, то это тебя уже не трогает. Вообще Лариска после этого стала для меня из двух половинок, как фильм: люди на экране, а звук из динамиков.

Двадцатое июля

 

XVII

 

Из дневника Гали

Иногда мне кажется, что я ненавижу Мишку. Я злюсь на него и думаю, что никогда о нем не вспомню. Но потом вспоминаю и очень хочу. Чтобы он минуточку побыл рядом, чтобы я могла просто внимательно посмотреть на него. И мне даже хочется поймать Мишку и запереть у себя, чтобы он не мог выйти. Тогда всю жизнь могла бы с ним быть.

Двадцать восьмое июля

 

Из дневника Миши.

Не могу больше ходить к Лариске. Она понимает, что я ни капельки ее не люблю, и нужна она мне как баба. А она говорит, что влюбилась в меня с первого раза. Раньше она любила Владлена, но он, хоть и талантливый художник, а человек плохой и женщин хочет иметь, как полную пригоршню ягод. А она гордая и не хотела его делить ни с кем. Я возник как раз в тот момент, когда у них эти дела разваливались, и она его вызывала тогда из комнаты, чтобы сказать, что не любит и не хочет видеть. Мне она призналась, что хоть я и дикарь, а она меня очень полюбила.

А я все время вспоминаю Гальку, даже представляю, что это она со мной, когда сплю с Лариской. Очень хочу увидеть Гальку. Как странно устроен человек! Вот я: в меня влюблена баба, которая в самом соку (ей двадцать два года), денег у нее завались и всегда хата. Ее предки сейчас в Венгрии на каком-то конгрессе. Отец – большой ученый, а мать не работает и всю жизнь следит за собой. Родители ничего не жалеют для Лариски. Она окончила третий курс театрального института, – будет играть в театре. Ну вот, а я рвусь к девке, у которой ни кола, ни двора (вообще-то площадь у нее есть), которая не читала ни Шекспира, ни Гете. Но ничего не могу с собой поделать, а ведь даже не понимаю за что ее люблю. Передо мной часто возникают ее глаза – большие, шоколадные и обиженные, как у ребенка. Неужели мы больше никогда не увидимся?! Но как я к ней пойду? Ведь я изменил ей?! Да и она, наверное, сейчас с этим кадром, как его – сева?! Тоска!!!

Двадцать восьмое июля

 

XVIII

 

Из дневника Гали

Он спал на диване одетый. Мой диван стоит у окна. Миша лежал головой к окну, и на его лице было солнце. Я подошла и села рядом. Его загоревшее лицо вспотело на солнце, оно было спокойно. Около носа было несколько прыщиков. Странно, но мне это совершенно не казалось противным, как у других ребят. Мне было интересно, что он видит во сне? Наверное, зоопарк, куда он хотел меня повести.

Миша был сегодня ночью со мной. Он позвонил вчера вечером. Спросил, можно ли зайти? Конечно, да! У Мамы сейчас отпуск, и на две недели она уехала в санаторий. Но даже если бы она была дома, то я  бы пустила Мишу.

Он был выпивши, но не сильно. И опять мы сидели с ним, и он был похож на маленького мальчика, а потом стал серьезный, но серьезный, как ребенок. Он взял мою руку, поцеловал и стал говорить, что не может жить без меня, что понял, как я ему дорога, что у него нет никого, кроме меня. А я сказала, что не могу без него, и разревелась, как дура. Я хотела стать его, но он сказал, что лучше потом, и мы проспали остаток ночи вместе просто так.

Миша хочет на мне жениться! Я сказала, что ничему не хочу стеснять его свободы. И не требую от него ничего. А если он полюбит кого-нибудь, то я ему ничего не скажу.

Двадцать шестое августа

 

Из дневника Миши

Вчера я не выдержал и позвонил Гальке. Она разрешила мне прийти. Я пришел, мялся, а потом сказал, что у меня нет никого на свете, кроме нее. Она плакала, говорила, что все время ждала меня. Я и сам чуть не разревелся.

Я очень хочу жениться на Гальке. Жалко, что нам только шестнадцать лет.

Двадцать шестое августа

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.