Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 85 (март 2012)» Поэзия» Неизмеренный человек (цикл стихов под эпиграфами)

Неизмеренный человек (цикл стихов под эпиграфами)

Чижова Лада 

1.

                                         «Радуйся, именем мужеским назвавшись,

                                          немощи женской отрешившаяся»

                                                          Акафист Святой блаженной

                                                          Ксении Петербуржской, Икос 1

 

потрескивает венок синий лед

хрустят сухожильица на морозе

вот и человек весь

неизмеренный (суть измеримый)

через лупу слезы – воздухом

мажет

мажет

 

умирающие облака на прозрачном запястье любимого тела

душа

душа

?

 

судороги

внутреннего сада

(пейзаж февральский:

сутолока)

сутолока.

 

 

 

2.

                            Белый грунтованный холст

 

плоть растет, но

цель ее – пустота и –

размыта

белилами вдруг забелена

приближающихся больничных стен

 

          а голые деревья стыдятся своих рук

          и корней

 

ладони врача – вежливы парадоксально:

упруго дрожат, перебирая мои подземные внутренности

сад

сад?

 

музыка?

стыд и тяжесть

 

           новые вырастут глаза –

           ничего этого не вспомнишь

 

 

 

3.

                          Frida Kahlo

                         "Henry Ford Hospital"

 

кафель облит мочой

и в туалете руки боятся стен

дверных ручек

вентилей крана

 

больница как станция

железнодорожная грустная

разъедающая собой тебя как

      реагентом – асфальт

 

я – собака, потерявшая цепь

(животом беременная такса:

у нее асфальтом и страхом стерты соски)

 

 

 

4.

                           Негрунтованный холст

 

синие скарабеи

в мягких руках ребенка/

фантазия уходит вглубь

архаики/

 

я топчу все сиюминутное, что

через час не могу забыть

приминаю очередной таблеткой –

внутри утрамбовываю этот второй завтрак/

 

операционной так

боятся только мыши подопытные

распростертые на столе жабы/

 

намерения страха не ясны

выплеснуты наружу –

вывернуты изнанкой

 

 

 

5.

                            я видел ее меня ею вырвало

                            этой душою: свежей - жирной

                            прямо в оторопь сада

                                      Кристиан Прижан, "L’Âme"

 

        если бы не было внутри,

      было бы?

    руки росли бы?

 

а так:

вывернута наружу ржаво-звенящим

 

свожу с

довожу до

обвожу вокруг

плачу плачу.

 

жизнь не может не быть – есть:

зрачкам разноцветным от резкого света больно.

 

 

 

6.

                        Белый грунтованный холст

 

скукоживающаяся!

 

холод

обнажающий вздроги

очевиден до

небывалого

 

я как мидия захлопываюсь

замираю посреди кардиограммы красной

раз одеяло

два одеяло

три - …

 

красная минипутка на желтом иле кричит кричит

 

в этом городе все – рыбы

и здесь все – вода

(реки реки):

о любого тереться в поисках нежности скользко

 

 

 

7.

                         Белый грунтованный холст

 

слишком мужские мои женские

слова

в этом больничном кафельном натурализме

молчу молчу

молчать тошно

 

февральский застывший холод и

лязганье

хирургических инструментов

за непрочной дверью смотровой

 

профиль твой как

спасение

темный темный живой живой

 

такое далекое

мое обнаженное тело

сквозь искусственное солнце

сквозь живое стекло:

      перевертыш

 

(местечковый оптимизм в продолжительной меланхолии)

 

 

 

8.

                            Белый грунтованный холст

 

радужка

вырвана цветом из черепа человека

синим кровоточит влажным

соленым

сладким

 

метаются рыбки под белой кожей

холод больничный опасен неуместными

бликами

на металле

 

и дрожит рука

 

наклоняется капельница

 

ясность сознания = приоритет выдержки = дело времени

хрусталику больно, когда

радужка вдруг переполнена

=незаполнима

 

 

 

9.

                                                   Giovanni Battista Pergolesi

                                                  «Stabat Mater»

 

рыба ночная плывет по стационару

вертит глазом

вечный надсмотрщик

стражник склизкий

 

         я лежу, рыба

         рыба, я не ушла

 

а мой мальчик усталый

лежит на дне жестяного блюда

в крепких объятьях хирурга

 

        рыба, скажи ему, что это я его мама

        скажи, чтобы был

        пусть он будет хоть пару минут

        пусть не будет дольше

 

ночь: остывшие простыни, твердые от хлорки, след от босой ноги на кафельном полу, глаз, пусто уставившийся в окно (граница сада не видна, воздух разрушен начавшимся снегопадом – пух), пух.

 

 

 

10.

                                Фламандский натюрморт эпохи барокко

 

все:

вывернуто наружу исподним –

легка

неоправданно пружинна

деревянная лодка тела

а на балках ее – душа

душа?

 

 

 

11а.

             Белый грунтованный холст

                       

теперь кормят

а кусок в рот – нет

не идет

 

я жую свой длинный спинной мозг:

вот и край анестезии

 

/твои гла

запах спир

боль в ру/

 

кап-кап – в кровь входит сознанье

а его не хотелось бы

 

 

 

11б.

                      

 

сына любила

синяя тьма съела мел

стен

 

скрежет костей под кожей – блаженство скорбящих

 

огонек в больничной ночи – невозможный чей-то глаз

 

одинокая пристань раздвоенного разума

 

боюсь:

игл, анестезии, крови и

просыпаться

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.