Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 85 (март 2012)» Поэзия» Хорошо везде быть посторонним (подборка стихов)

Хорошо везде быть посторонним (подборка стихов)

Борзова Ася 

* * *

Странная связь ландшафта и силы веры –

 прямая зависимость. На холмах

 оседает религия, играя с серой

 правдой равнин. Мысль о богах,

 сошедшая с вершин, приобретает четкий контур,

 но мельчает. Видать, невпрок влияние культур,

 обычаев, нравов и быта –

 к холмам географически привита

система дуализма бытия –

то вниз, то вверх бредя,

сам человек становится двуличен.

 

 

 

 

"Из Дневника одного хазарина"

 

 Тишрей. Штормит. Когда-нибудь, боюсь,

на этом месте будет жить моллюск,

и копошиться археолог,

играя в кости, как ребенок.

В роду моем рахдониты,

потомки царя Соломона-

В этих легендах все слито:

комплексы, строгость канона-

суть Бессознательного народа.

Так потомки Аттилы стали проказой,

И Яхве стыдно смотреть с небосвода...

Впрочем, все привыкали не сразу,

не сразу прибили мезузу.

Пришел Нисан. Вошли в Итиль ладьи-

Бойней грозятся руги.

Спит славный Песах. Царство в беде.

Идет в Семендер враг в кольчуге.

Мой Семендер! Я покинул тебя,

перебравшись в Итиль, в столицу-

шествует враг, усы теребя-

по твоим и моим ресницам

текут слезы.

В этом воздухе живо дыханье отца

и причитания мамы!

И не будет моим стенаньям конца,

и не будет рассвета над старым

городом.

 

 

 

* * *

Гении не рождаются в блочных домах,

И, возможно, это – месть пространства

за отсутствие перспективы. Словно князь Мономах,

я запасусь терпеньем. Бытие – как элемент танца

Заратустры.

 

Мысли со всех окраин мозга,

как углы заброшенной конуры –  

в паутине лышится чей-то возглас,

но нечёткий…Так от меня остаются лишь

                                                         контуры.

 

 

Римская опись

              I

Я думала, здесь живут небожители,

А в Риме верней проводить опись;

под потолком парят (пока не похитили

крылья) местные херувимы. Ввысь

устремлён взгляд старого льва.

II

Канавоподобный Тибр, цвета-

как врут- надежды.

И всё же я брошу монету,

С тем, чтоб в июльские иды

Грифель Цезаря стал острей.

 

 

 

«О монетке-керенке»

 

 Каждая осень ждет прихода мессии,

 Определяя близость участливостью шагов.

 Я ей вторю, и лето осилив,

 слушаю шорох падших богов –

 

листьев. Листья русского октября!

Вас воспеть с ленинградской усмешкой

мне завещано было той решкой,

что чеканил премьер молодой.

 

Казаки не поспели, блудовала с Корниловым рота…

И теперь эта керенка – нумизмата отрада.

Человечья любовь! – небольшая утрата,

О, «СЛАВНЫЙ ВОЖДЬ СВОБОДНАГО НАРОДА»!

 

 

 

 

 

                                    Квартире Никиты Бегуна

* * *

Утро. Первое января –

По окраине шествуют двое –

Мировой Всехворающий Дух и я.

Дух – инкогнито. Вдоль бетонных построек

 

я, проваливаясь в снегу, слежу

пойными ямами для неприкасаемых…

Провожу этой тропкой межу

между тем, что навечно и тающим.

 

А у Вас иконы за телевизором,

Чтобы гости шептались о символах времени,

Чтобы гости роптали на власти и силы их,

стройотрядкой родительской прикрывая чело.

 

 

 

* * *

Воинственную стать потомственного гунна
Спасибо, что хранишь и от меня сберег.
Сколь редкостна без слез любовь в период гона,
Настолько и скупа, хоть взыскивай оброк.

Моё мало прошедшее время сюда не дошло.
Значит, можно помаяться с ветреным сти'хом.
Когда ветер стихает, так душно с душой
Из Великих Степей на метро домой ехать.

 

 

 

* * *

Хорошо везде быть посторонним -
Гимны петь неведомо кому.
И ругаться матерно удобней,
чем в своем устроенном дому.

Хорошо везде быть посторонним -
Горек хлеб, да сладки киселя! -
Ревновать чужих мужей к матронам,
Семьянинов гневно не кляня.

Хорошо везде быть посторонним,
супротив присутствию во всем,
Годному для Бога. На иконы-
вольноотпущенцы! - не взойдем.

 

 

 

* * *

Не размешивай сахар - пей так,
Предоставь ему таять в стакане,
И, быть может, спастись от затрат
Чью-то жизнь делать слаще обманом.

Я помню заповедь, что больше десяти -
Таится в них, но до сих пор сокрыта:

Шар вертится вокруг своей оси -
И большего у Бога не проси. 

 

 

 

* * *

Твоё Тело своим напором создает "минус ткани" пространства.
А в пространстве - зима, свитера с экспедиций полярников.
А в пространстве - безвластье тирана, моей жизни желе...
И Твой след - ни окно в новый мир, ни дыра, что должна разрастаться,
А фигурный разрез. Пять углов. И не знаю наве-рняка,
То ли это звезда мне мерцает, то ли я, вместе с миром, дрожу.

 

 

 

* * *

Приезжай из своих, мне неведомых стран,
Приезжай из-за гор, где царит истукан,
станем слушать с тобой вальсы Шнитке с утра,
подгонять грехи под статьи УК.
А потом, когда станет равнинно тебе,
ты в прихожей с распялки белый плащ свой сорви -
и квартира отметит твой уход лишь кивком
вЕщей вешалки плечиков - моим ма-ят-ни-ком.

 

 

 

 

* * *

О, Фридман*, ты не слышишь телефона,
не слышишь всему миру супротив.
Как будто ждешь вестей святых с Афона,
За чудо тишиною заплатив.

Обидевшись, до Выборгской доеду,
и в рюмочной "Стограммов" накатив,
отмечу неевклидову победу
над плоскостью, где мой аперитив - 
свидетель обвинения пространства
в обманной кривизне его краев,
в том, что оно стерпело постоянство
пропажи звуков в Царствии твоем.

 

(* - фамилия «обыгрывает» сама себя в контексте стихотворения: А.А.Фридман – создатель первой теории нестатичной Вселенной)

                                                               (2011)

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.