Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 89 (ноябрь 2012)» Культура-мультура» Кошмар чиновника (рассказик)

Кошмар чиновника (рассказик)

Куликова Екатерина 

КОШМАР ЧИНОВНИКА

 

Глухая, холодная ночь нависла над городом. Чиновник средних лет Матвей Степанович Погребушкин готовился ко сну. Вырвав из календаря листок с датой «23 января 1992 года», оставив на тумбочке вечернюю газету, он лег согласно распорядку − после полуночи. Сложил  ладони одну поверх другой на животе и закрыл глаза.  Но в какой-то момент суеверие ему подсказало, что такое положение рук не пристало живому человеку. Тогда он разнял руки и раскидал их по сторонам. Это показалось очень неудобным, и он положил одну руку под голову, другую – на грудь.  Не понравилось тоже: голове было жестко, локоть мерз, а из-за натяжки одеяло поднималось вверх, и открывались ноги. Наконец, Погребушкин повернулся лицом к стене, сложил ладони лодочкой перед носом, и, кажется, оставшись  довольным, замер.

 Неожиданно постель зашевелилась, простынь задвигалась, и на подушку влез кто-то темный. То был хозяйский кот – огромный, черный, как преисподняя. Официально  кота звали Амфибрахием из-за странной склонности животного к водным процедурам, однако сам хозяин  называл его по-свойски − «Обормот».

Кот свернулся клубком  и тоже замер. В комнате, не считая слабого тиканья часов, стало безмятежно тихо.

 Прошло с полчаса. Погребушкин находился уже в полудремотном состоянии, как вдруг услышал над самым своим ухом: «Разлегся тут!» Голос был мрачным, недовольным, а само его происхождение казалось и вовсе загадочным.

С Погребушкина словно рукой сняло дрему. Резко повернувшись на спину, выпучив глаза, он начал прислушиваться. Кот мирно лежал рядом и спал. Слух не различал ни единого шороха.

 Матвей Степанович укрылся одеялом с головой. Однако сон не шел. Тишина давила гнетом. На то, чтобы пошевелиться, не хватало моральных сил, поэтому пришлось застыть неподвижно.

«Кто бы это мог быть? ─ думал чиновник, лежа оцепенело под мрамором одеяла. – Домовой, что ли? Уже и его допекли. Но я-то здесь при чем?».

Тут Погребушкину вспомнилась услышанная от кого-то байка про то, что любого домового можно задобрить, если рюмку налить.

Матвей Степанович решил действовать незамедлительно. Собравшись с духом, он встал, включил свет, вытащил из стола бутылку, а из холодильника трехлитровую банку воды, заряженную по методике Кашпировского. Из бутылки налил в стоящий на столе бокал коньяку. Потом открыл банку и из горла отпил несколько глотков, окропив водою рубашку – на всякий случай. Достал из ящика бумажную иконку Николая Угодника и прикрепил ее на пижаму. Снова лег. Но заснуть не получалось. В голову лезла разная дурь про зеленых человечков и призраков. В надежде себя успокоить присутствием кого-то родного и теплого, Погребушкин пошарил рукой по простыне, ища кота. Но не нашел. Обормот исчез куда-то.

Чиновник почувствовал беспокойство. На секунду  показалось, что кто-то смотрит в спину. На стене висел портрет Андропова – подарок друга-гебэшника на юбилей. Висел уже около года, и неоднократно  приводил впечатлительного Погребушкина в смущение.

На этот раз ему стало совсем не по себе. Казалось, что лицо с портрета смотрит сверху твердым взглядом. «Привидения – предрассудок, плод ума незрелого», − говаривал обыкновенно Матвей Степанович с маской пренебрежения на лице какому-нибудь мистически настроенному типу. Любил Погребушкин поучать других, о себе при этом замалчивая ─ из боязни прослыть неблагонадежным.

И вот почудилось ему уже, что над головой кто-то тяжело дышит. Погребушкин резко повернулся лицом в пространство, чтобы видеть противника в лицо, так сказать. Разумеется, не увидел никого и с облегчением перевел дух.  

«Тьфу ты! Мерещится всякое…Нервы ни к черту, ─ мелькнула мысль у него. ─ Летом поеду в Крым».

Вспомнив про Крым, Погребушкин стал успокаиваться душою, и мыслями повеселел даже. Беспокойство постепенно рассеялось, и через четверть часа он задремал.

Внезапно непонятная сила дернула его за ногу, торчащую из-под одеяла. Причем так больно, что он вскочил на кровати, затем молнией бросился к выключателю и зажег свет. В комнате ровным счетом ничего не изменилось.

«Однако кто-то же это делает, ─ бормотал он про себя, ─ и этот кто-то, может быть, сейчас сидит за кроватью и ухмыляется!»

Нога ныла в голени.  Погребушкин наклонился посмотреть, нет ли синяков. Тут он хлопнул себя по ляжкам, как часто делают рассеянные люди: «Ноги-то забыл окропить!».

Раствор Кашпировского стоял на столе. На сей раз Погребушкин предусмотрительно обтер им себя всего, включая уши. Натянул рубашку и брюки. Встав на табурет, снял Андропова с гвоздя и поставил на пол лицом к стене.

Обормот, разлегшись на ковре, сонно жмурил глаза и наплевательски отворачивал морду.

Закончив все процедуры, Погребушкин потушил свет (увы, без света он спать не умел), лег опять. Дребезжание заставило его нервно сжаться – включился, затарахтел холодильник. У Матвея Степановича отлегло от сердца. Мало-помалу  он перестал бояться и нарочно стал думать о приятном. Мысли его вскоре помутились, и глаза прикрылись сами собой.

Вдруг звон бьющегося стекла раздался где-то позади. Погребушкин подпрыгнул; собрав последние остатки храбрости, трясущейся рукой нашарил кнопку и включил свет. Банка лежала в осколках, лужа магической воды растеклась, подмыв ковер и тапки. Не раздумывая, Погребушкин схватил тапки в руки и босой выбежал на лестничную площадку. Обормот пулей бросился вон из квартиры, обогнав хозяина. Стучаться к соседям было стыдно и неудобно, потому утро Погребушкин встретил под дверью.

Несколько месяцев он лечился  от расстройства нервов. Квартиру продал. Кота своего так и не нашел. А летом все-таки поехал в Крым, где в тени кипарисов, обласканный солнцем и морем, понемногу сумел забыть о необычайном ночном происшествии.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.