Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 92 (март 2013)» Поэзия» Биология (подборка стихов)

Биология (подборка стихов)

Тимкин Тимофей 

Вечер

 

Мы слушали Стинга.

Железное жало

Вжигалось в пластинку

Нам было не жалко.

Но нам было жарко,

Мы слушали Жарра,

Друг к другу мы жались,

Чтоб было пожарче.

И рыжий пожар абажура

На жирной и глянцевой шкуре

Пластинки журчал

И шуршал,

Как луна на ручье.

А зачем?

 

Потом был Pink Floyd,

Граммофонной иглой

Пронзались

Пространства,

И стены,

И вены.

Из центра вселенной

Аккорды слетали

Гипноспиралью

Дорожки,

На крошки,

На гроздья,

На звёзды

Распавшись,

По ноткам, по тактикам

По хитрым тактикам

Становились галактикой,

Искрящейся бурей

Вокруг абажура.

 

Мы слушали «Doors»,

До дыр и до одури,

Такой милый вздор,

Эффект speaker rotary

Вращал этот мир,

И в голодный эфир

Сигнал уходил,

И из звёздных глубин

Возвращался ответ

«Нас здесь нет».

 

…Но была в этом всём какая-то сложность.

На душе скреблись кошки,

В голове скреблись мыши,

Как мысли,

С губ слетали и висли

На шершавости взгляда.

Как-то не так всё как надо,

Как-то не ладно,

Не складно.

Да ладно!

 

Жизнь не сменила

Мудрость винила:

Прописано жёстко –

Звучит лишь бороздка,

А гладкость нема,

И струна

Звучит лишь, когда не пряма.

 

А значит – будем жить с грацией

Граничного танца

Где-то в градации

«Обняться / подраться».

И так до конца.

 

Абажур соком света тёк, как апельсин.

Мы слушали «Queen».

 

 

 

Шторм

 

Час до шторма – всё тихо и ладно,

Только зудят застарелые раны.

Акустик глядит в глаза циферблатам,

Щупая пульс океана.

 

Час до боя – всё ладно и тихо,

Миг тишины по воителям.

Заполняли бассейн ненасытного Стикса

С равной производительностью

 

Ярославна и Андромаха. И влаге

Океана плевать, кто в какой будет форме.

Платков в мире нет, лишь плакаты да флаги

И Харон, прибывающий к левой платформе.

 

Первородные слёзы океанской лазури,

Закипая, чернеют – не время для фарса.

Фигурка на пирсе одна перед бурей

Ожидает сбежавших из мёртвого царства.

 

Её не пугает опасная зона,

Она не боится холодного мрака,

Она чутко ждёт, как нить горизонта

Подпрыгнет в пик пульса, поддетая флагом.

 

Веку страшных реалий – страшная сказка.

Вместо гор самоцветов – зубастые скалы,

Да – это жизнь, когда белый парус –

Большая сказка, нежели алый.

 

Фигурка на пирсе – маяк под холодной

Зарёй, и она, трепеща,

Первой увидит кляксу подводной

Машины серии «Щ».

 

 

 

Тоска

 

Тоскую по солнцу, я ночь на минуты порву.

Тоскует по боли падения некий предмет в невесомости.

Тоскует язык по недόпитой чашке колючей кислинкой во рту.

Компаса стрелка, прижатая пальцем, тоскует по полюсу.

 

Тоскуют глаза по огню, а огонь – по глазам, ведь лишь в них

Он обретает свою полнокровную яркость.

Пылкий влюблённый тоскует, узнавший из книг:

По шумной тоске молодых всё тоскует бесшумная старость.

 

Тоскует по небу порвавший билет пассажир,

Хотя точно знает, что так будет чище и лучше.

Маяк незажженный в холодной приморской тиши

Тоскует по небу, земле, по воде и по суше.

 

Луна – как таблетка, повыть – профилактика боли.

Такая ночная тоска – это тоже вид счастья.

Я буду тоской щекотать своё сердце доколе

Восставшее солнце не разорвёт эту ночь на ничтожные части.

 

 

 

Биология

 

Жизнь и здоровье – начала начал.

Стихи – это тоже вакцина.

Писать хочу так, чтобы в строчках звучал

Гуманный цинизм медицины.

 

Жизнь – это странная-странная сила,

Её изучает наука.

Жизнь отличает плаванья стили:

Стиль «на спине» от стиля «вверх брюхом».

 

Жизнь отличает стили полёта:

Планета и пуля – отличны предельно.

Плюс – важно помнить, что жизни работа –

Ещё отличать также стили паденья:

 

Когда над тобой не закрыто окно

Как незаконченность крайнего шага,

Это, приятель, совсем не одно

С последним пике неубитого «ЯКа».

 

Так для чего твой паршивый каприз?

Кричишь: «Всё. Конец. Баста. Пусто.

В моей смерти прошу винить мою жизнь» –

И ушёл имитировать люстру.

 

Да, конечно, понятно, всё сложно, и верить,

Что выход и вход – это то же,

Можно пока лишь открывшейся дверью

Тебя не прихлопнут по роже.

 

Но глупо и верить «Мне некуда деться,

Я не снесу это бремя»,

Из всех часовых механизмов лишь сердце

Себе подчинять может время.

 

«Выхода нет» – это, друг, не беда.

Жизнь – не движение к выходу.

«Выхода нет» – это, друг, ерунда.

Жизнь есть движение к выдоху.

 

 

 

Элегия

Закат – прощальный поцелуй огня

На бледной коже неба.

Ранние звёзды глядят на меня,

Горизонт закипает и слепит.

 

А море, всхлипывая, спит

Капризной девочкой, уснувшей после плача.

Волна бессильно бьётся о гранит:

От моря хочет убежать – да не иначе.

 

А я не то чтобы люблю бывать один –

Мне нравится быть тет-а-тет с вселенной,

Брожу у кромки я морских глубин

И часто езжу в неизвестном направленьи.

 

А солнце тонет, только золотая нить

По гребням волн ко мне стремится в тихом танце.

Пока мне есть к кому идти, кому звонить,

И одиночеством могу я наслаждаться.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.