Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 92 (март 2013)» Поэзия» Над пропастью как в прописи (подборка стихов)

Над пропастью как в прописи (подборка стихов)

Метельков Антон 

братья беруши, храните меня

все, что за вами – огонь-полымя

все, что пред вас – скворечная мгла

ты, брат, могила, я, брат, смола

смерти бояться – бояться воды

сколько загадок таят в себе льды

лечь бы и плыть на закат, на закат

как обреченный на отдых зэка

поезда ждать, а сам опоздал

больше не будут ходить поезда

хоть на приступку ушедшего дня

братья беруши, возьмите меня

 

чернила твои чудной каллиграф

вода изреченная в кровь

подушкой для перьев деревьев и трав

корытце с прекрасной игрой

игрой навылет наотмашь игрой

навзничь внахлест вглубину

чтоб между первой и между второй

под поле игры заглянуть

где бьет родничок где выжил бычок

а выиграл тот кто учел

что каждой бабочке свой сачок

что ты сам себе червячок

 

В Норильске никто не слышал о Рильке.

От холода дети родятся усатые.

А тот, кто рискнет в сугроб из парилки –

в дверях застывает античной статуей.

В Норильске всему виной дураки.

И дороги, которые они выбирают.

Никелированные рудники

тебя согреют с изнанки рая.

Норилец, что к вечеру не пристрелился,

с утра побрился, оленей свистнул,

и тварью, дрожащей как смех, расстелился

по теплой тундре горячий выстрел.

В Норильске ни сном, ни духом о кризисе,

до среднего возраста там не живут.

С каждой секундой все явственней близится

голод годов и жажда минут.

В общем, в Норильске все так же, как тут.

 

неспроста набивают подушки пером

сон и пушкин и батюшков

но не вырубишь из себя топором

сочиненных во сне стихов

и они замирают в иных веках

и они так хрупки и легки

что они разлетаются от сквозняка

оперившиеся стихи

 

спит дитя под лист страниц

хвост лисиц  и хворост птиц

хворость всех людских больниц

нежной ночью обленись

ночь-лисица съест луну

ты уснешь и я усну

 

тэц два рифмуется с тэц три

беда сбегает по спине

трава расчерченна тетрадь

в которой ни тебе ни мне

небесней мест

не ждать не звать

трава рассыпчата кровать

ни сесть ни встать

лежать молчать

нажав печать

 

встретились два одиночества

в космосе два корабля

и обретали двуочество

с криком земля! земля!

это твое отечество

кладбище для живых

верят в твое младенчество

груди небес дождевых

 

крючок небесный поймай меня

на сковородку тайного дня

как зуб воскресный я прорасту

деревней песней свистеть во рту

как зуб здоровый мышкин трофей

пасет корову макар орфей

спасет и сложит вериги свои

змеиной коже легко без змеи

в мышиной норке живет медведь

ни встать ни выйти, лежать и петь

 

барнауличный скворец

покидая свой дворец

света в нем не выключай

чтоб не вянул иван-чай

вынул ключ и выкинь вон

на любую из сторон

в каждой стороне рассвет

будет длиться много лет

а как только рассветет

мостовые разведет

а под ними сплошь цветы

это я а это ты

 

или вот например

жил один браконьер

птиц ловил поил кормил

в зоопарк зверей водил

рыбу с мылом умывал

и устроил карнавал

уничтожил всех людей

потому что не злодей

 

женский волос в тарелке риса

согреваемой на работе

жену вспоминаю

 

сид барретт с оранжевой ветки

в амбаре где смежил ты веки

в заснеженном сном человеке

утонут великие реки

там брови великие луки

расправятся в вечной разлуке

там руки почти что не руки

а поручни пни и старухи

лоб что прежде вечерел

станет сыром для червей

а душа а душа

лезвием из складыша

просочится сквозь песок

между скрепок и досок

и подземная вода

заструится борода

 

первый снег в середине марта

это время сбегает от нас

для небесного автомата

все имеет один окрас

не оставить следов легко

нет понятия молоко

мы под снегом будем целей

мы согретые навсегда

мы последний день на земле

назовем хромая среда

поскользнулся очнулся гипс

гипс кругом и не помнишь ни зги

дай же боже нам сапоги

 

проверка и ответ сошлись

как башлачев с землей

грустит наемшись братец лис

он стал совсем не злой

вдаль уплывают облака

уплывшие из луж

петров и васечкин зэка

вослед им машут в два платка

два платьица их душ

 

               А. Левченко

в здоровом теле

грачи прилетели

растаяли соли

в суставах ассоли

покатился ток

резкий как глоток

водки из горла

смейся догола

в белых парусах

твой конвой засох

были бы в призах

кабы колесо

в восемь не ушло

в ворсе воскресе

выдайте весло

белке в колесе

пусть ее несет

в реку енисей

там ее компот

там ее кисель

там чтоб не искис

ил ее повидл

живописец кисть

в реку опустил

лижется река

треплет рукава

а на дне строка

стелет им слова

 

таяли феты

фантики забыты

на лужайке лета

осторожно двери

прищемили сердце

не закрыть америк

в платьице из ситца

вдаль уходит велик

о колесах солнца

и сидят на мели

ловят шанс присниться

огненные птицы

перья их лучисты

 

мой стишок запечатали в книжку

стал бумажным мясной мальчишка

изгибаясь как оригами

он искусно сражался с врагами

а потом, самокруткой дымя

начал в небо править коня

если небо под ним не треснет

он спохватится и воскреснет

ты увидишь: погасла звезда

это он возвратился сюда

 

солнце под рубашкой

месяц над башкой

в образе барашка

кажется божком

с древней перфокарты

шерстяной страны

кратеры – инфаркты

и саванны – сны

потайной дорожкой

в кружевах дорог

месяц точит рожки

о резной порог

о порог заветный

как изнанка сна

там на кухне светлой

ты сидишь одна

за окошком зреет

неба туесок

ты сидишь и время

капает с часов

 

крайне серьезная игра

как крылья у икара

как если б в ручейке кора

блик вздумал бросить якоря

и якорная цепь бы заикалась

и якорь взвыл и песнь его

то песня всех ракушек

то песенка отчаяния песьего

он вечно в состояньи рождество

забыв о суше будучи на суше

 

лилась из глаз ночь

в ночи ярчей свет

струилось окно

в режиме офсет

а на проходной

твой пропуск не в счет

ты ходишь родной

чего же еще

 

умер филипп нуаре

и анни жирардо умерла

не буди ты их на заре

не разбудишь – такие дела

а разбудишь – что тебе с них

там особое ходит метро

над землей вагончики-сны

как реклама нездешних миров

ты бы много отдал за билет

не работает твой проездной

и молчат антуан и колетт

погружаясь на самое дно

 

смеялись звери около ясель

поселок спрятал свои колеса

курс недопеска смертельно ясен

сынишку юра зовет иосиф

и пять восхищенных юрий осичей

расправив крылья над москворечьем

как марсианский шагач кьюриосити

бинтуют небо и время лечат

 

над пропастью как в прописи

неровною строфой

подставив ветру лопасти

гуляли мы с тобой

ах лопасти те хлопасти

то две простых горсти

для храбрости для робости

чтоб больше не грустить

 

на конечной вечной

то есть бесконечной

рельсы скрыло инеем

рейсы отменила

бесконечно мила

девушка по имени

и последний поезд

затянув как пояс

в кольцевом маршруте

мы глядим с улыбкой

замерев улиткой

время с нами шутит

 

внутри тебя лес, по которому можно путешествовать

внутри тебя дом, в котором можно остановиться

внутри тебя небо, которое бездонно

внутри тебя Бог, в кармане которого небо

 

мы с тобою витая пара

не из пепла мы но из пара

параллельно с миром живем

агрегатные расстояния

таю инеем в волчьей яме я

это будет наш водоем

 

сердце оказалось

не резиновое

ах какая жалость

что в грязи новое

ах какая малость

склеились два крыла

что-то там сломалось

жизнь прошла

 

ты поставил свой опыт

на дыбы

дырку надо заштопать

на груди

и вернуться обратно

может быть

ведь не быть неприятно

холодит

и мороженщик старый

скажет блядь

и гремит стеклотара

и опять

загоняют всех наших

по домам

лишь слоняется Паша

наркоман

 

                                                              П. Элюару

подбрось в мою печку дровишек

сказала она

не слишком ли много воришек

дрожит у окна

а впрочем пускай отогреются

пусть врут про метель

я верю мне все-таки верится

меж них прометей

 

не оборщай не оборщайся

но исповедуй букву щи

беспутной доли не ищи

на ветке вишенкой качайся

от ветра к ветру трепещи

 

ходячая вавилонская башня

тягучая барышня

прознала где временем банчат

тогда три товарища

схватили кто крюк кто лопату

кто виски со льдом

и уволокли ее ватную

в свой каменный дом

 

грей снежок на терочке

и придет весна

ты поймай ее: апчхи

только не зевай

в обиходе у мужчин

путать имена

все равно ты не молчи

лето вспоминай

синий снег и сеновал

липовый китай

 

быть поэтом

значит

чистить трубопровод

до горизонта

быть сантехником

быть электромонтером

сделать

искусственное дыхание

по телефону

перекусить веревку

самый надежный провод

вспомнить

электродом твой стал электродом

 

вот дом

вот который

вот построил

вот джек

вот кроватка

вот комната

вот двор

вот город

вот окрестные города

вот город

вот двор

вот комната

вот кроватка

вот вот

 

пиши стихи моя милая

ты пишешь что больше не пишешь

что солнце встает над могилою

все выше

ты пишешь дорожка становится

заросшей

ты ходишь строга и смоковница

в сорочке

дни строчки меняют линуют

короче

и птицы напоминают

твой почерк

 

под капюшоном принцесса

беги принц

природа не стерпит инцеста

не отведет линз

останется горстка пепла

щепотка сна

точка-тире капели

квадрат окна

 

рука дочери легла

как пчела

колбаса закатилась

как луна

жизнь огромна и бесконечна

да как же это

ну вот

пропало

человек умирает

когда разобьется

последняя из елочных игрушек

с которыми он встретил

свой первый новый год

 

часы – это компас для времени

воспользуемся картой памяти

подхватят тебя гуси-лебеди

не запечатлевшись на камере

умчат по морщинкам по трещинкам

по родинкам с кочки на кочку

с болота страстей человеческих

в молочную речку наколку

 

рубцы на сердце усложняют кровоток

зовет дорога падавших с кроваток

зовет роняет новый завиток

поймай меня мой верный гайавата

веди меня орлиною тропой

лыжней небесной перышком гусиным

за облаками нам не встать на водопой

за облаками мы упьемся синим-синим

 

внезапно засыпая запахло вечностью

когда-то рассветая мы шли с беспечностью

а после облетая деревьям щурилось

как мысли оплетая паук на лучик влез

колени пели радостно об отмели

олени угол градуса копытом мерили

увидев отражение пообмерли

забудь о нас блаженный морис метерлинк

не будет нас не станет

смешайте нас с тенями

рассмейте нас по свету

на звонкую монету

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.