Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 22 (бумажный)» Гвоздь номера» Одинокому богу богово (подборка стихов)

Одинокому богу богово (подборка стихов)

Евчик Мария 

● ● ● ● ●

Раньше б я об этом говорила дольше.
Кажется, теперь сумею в двух словах:
Человек другому страшен быть не должен.
Хватит и того, что мир внушает страх.

Каждый по природе и силен, и чуток.
Отчего ж не знают о себе того?
Человек другому должен только чудо.
Слышишь? Только чудо. Или ничего.


● ● ● ● ●

На твоих волосах капли росы, золотые отблески на плечах...
У нее полчаса, только часы ей совсем не хочется замечать.
Ты ее не звал, а она пришла,
ты лежишь на небе ни жив ни мертв –
не унять родства, не спалить дотла
этот звон, испарину, вязкость, мед,

этот бархатный гул, тесную кровь, перебежки сердца в грудном мешке,
перехваты губ, перехлест ветров,
перестук капели ночной в виске...

Вам ходить по земле больше ничьей, только вашей, это бросает в дрожь...
От лучистого млеть танца в ручье
и ловить губами зернистый дождь...

Не дышать в кино, раскровить мозоль, подхватить по гриппу в конце зимы –
будто вы одно, будто вам позволено
думать о будущем словом «мы»...

Ты молчанием чтишь
то, что внутри,
как она приходит из глаз в глаза.
Ты с ней даже почти
не говоришь,
потому что нечего ей сказать.

Потому что высь.
Потому что друг.
Потому что в счастье уже одет.
Потому что жизнь
совершает крюк,
и никто не знает, когда и где.


мой екб

Вот город. Прозрачный и дымчатый, как стрекоза.
В граненых глазах звонкий ветер хрусталиком заперт.
Здесь каждый всегда ожидаем и сладко внезапен.
Здесь всё в вечном фокусе: форточка, ветка, слеза.

Мой город. С Плотинки на Площадь замедленный вдох.
Окошко в Сибирь, земляника в январском лукошке.
Куда тебя мне, до сих пор не забывшей ни крошки,
родильная бирка души, столько давшая в долг...

Вот первый сентябрь, вот в луже кровит алый лист,
а в стареньком плеере Полева так поливает,
что сердце в момент отъезжает в отдельном трамвае,
и вслед «Наутилус» звенит, горячо золотист.

Вот третий апрель, ярким снегом синеет Исеть.
И трещина в сердце, как в старом махотинском доме.
Общага, надломленный хрип и луна на ладони.
У каждого свой волосок, чтоб на нем повисеть.

И ты, мой конек, мой Пегас, Росинант, Боливар,
несешь меня всюду, путей мы не ищем попроще,
но из-под копытца искрится Зеленая Роща
и Синие Камни Сиреневый сыплет бульвар.

В парадном темно, резкий запах привычно бьет в нос.
Круги по воде. Вот девятый, наверное, август.
Я справилась с тем, с чем помыслить не смела, что справлюсь.
Мой город, тебе молока бы за вредность и звезд.

Тебе берега бы кисельные, русскую печь,
моя иногда европейская дивная сказка.
Гранитная, медная детская книжка-раскраска
с обложкою гор голубых, в сердце давшая течь.

Вот город. Вот хрустнуло яблоко. Вот тишина.
Всклокочено облако, трубы стройны, сон тревожен...
– Мы будем ли счастливы? Будем? Спасибо. Того же.
– Осталось за Оперный – выпить за это вина.


● ● ● ● ●

Ходим-бродим вокруг да около
ненароком в чужие сны.
Одинокому богу богово –
не порок, коль себе ясны,
коли стержнем своим исчеркано
полотно и своей весны…
Между мной и тобой лишь зеркало
изумительной кривизны.

 

 

предзимнее

Белая сказка, сухая, дремучая.
Лес и вино – непременно в одном.
Ходишь по веткам, ни сердца не мучая,
зайчиком лунным, белесым пятном.

Только в глухой глубине, на подкорке
что-то скребется чернильно и горько.

Перышко дышит, обивку царапая,
хочет сказать тебя всю, до конца,
всю, не оставив в футляре ни капли и
дорисовав выраженье лица.

Время Элизы бежит беглецом.
К празднику смерти должно быть лицо.

Мимо тебя все афиши и новости,
вся карусель на обертке весны.
Тени никем никому не становятся,
тени ничто никому не должны.

Первый твой Самайн по четверти века:
как умереть, если нет человека?

Нет человека, нет взгляда, нет запаха.
Стрелки бегут, начинается смерть.
Гаснет звезда, как слетевшая запонка,
вихрь нападает, не время не сметь.

Смерть диким лебедем вьется в груди,
жмет прошлогодними «не уходи»…

В памяти свалка, предзимняя мусорка,
где грузовик, поскорей отвезти…

Падает снег, как застывшая музыка.
Только в такую тебя и спасти.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.