Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 94 (июль 2013)» Поэзия» Не вытравить из сердца теорем (подборка стихов)

Не вытравить из сердца теорем (подборка стихов)

Баранова Евгения 

Посвящение поэзии

Не покидай меня! Не пробуй!
Не пей, не ройся, не взыщи.
Метафизический Чернобыль
необитаемой души.

Моя поэзия!
Хотя бы
не проходи. Не привечай
дороги-дроги, мысли-крабы,
и городов чужих печаль.

И лица лишние, и скатерть
в слезах от кофе с эскимо.
Любимец музы, певчий катет!
Смотреть и больно, и смешно.

Моя поэзия! Трамвай ли,
от солнышка ли ржавый пес.
Ты-дух_ты-дым. И осень валит.
И жизнь летит из-под колес.



Libera me

Libera me, Domine, de morte aeterna in die
(Избавь меня, Господи, от вечной смерти)


Гроза. Или гром. Ничего не осталось.
Точнее, осталось — всего ничего.
Мы прячем глаза, как посуда — усталость,
как прячет состав пожелтевший вагон.

Мы учимся плыть, избегая Гольфстрима.
Мы учимся знать только физики зуд.
Я больше не буду (до бреда любима).
Ты больше не будешь (оставлен редут).

До крови, до боли, до первого мая
не выйдем на улицу пить каберне.
Гроза. Или гром.
— Дорогой.
— Дорогая.
Горячие губы в подушку стене.

Короткие дни, карамельные волки,
две сбитые буквы в приказе "верни__".
Послушайте!
Блок не встречал незнакомки.
Вертинский не мучил тоскою винил.

Гроза. Или гром. Торопливая Анна
ныряет с гранатой под поезд Люмьер.
Любви не бывает. Ремейки, реклама.
И добрая жизнь на кредитный манер.



***
Пора, мой друг, пора!
(не помнит и не просит)
покой неукротим,
знакомым все равно.
На раненой листве уже вторая проседь
искрится и горит, как оптоволокно.

Пора, мой друг, пора:
горячих круассанов,
горячечных забав,
горчичных свитеров.
Я помню о тебе. Просторно и пространно.
Я помню о тебе в нелучшем из миров.

И желтые цветы в отбеленные руки,
и зимние духи, и пьяный Херсонес.
Пора, мой друг, пора — отпущены фелюги,
расставлены кресты и вечности в обрез.

Я буду помнить все.
Единственные даты
единственной любви зарыты между строк.
"Пора, мой друг, пора". Пропущена цитата.
Пропущены звонки. Пропущен эпилог.



***
Тебе одиноко. Ты создаешь дневник.
Трясешь свою душу (прозой во всей красе).
Сорок читателей
скажут тебе: ЗАТКНИ.
Сорок читателей
скажут тебе: ПОПСЕЙ.

Их аватарки будут гореть, как дом
с умалишенными,
запертыми внутри.
Тебе одиноко.
Символом,
летом,
сном.
Тебе одиноко.
Нет на тебя Дали.

Мода,
диктаторы,
смена модели лыж,
смена дизайна в джунглях родных жж.
Тебе одиноко. Ты никогда не спишь.
Ты имитируешь отдых на вираже.

Не принимая слабость,
устав рычать,
ты вдохновляешься колой, жуешь жару.
Тебе одиноко. Ты закрываешь чат
и удаляешь профиль vkontakte.ru.



Колумб

Я Колумб,
Я дворняга Колумб!

В голове моей спят переулки.
В голове моей тяжесть шкатулки
переполненных временем рун.

Я - Колумб,
я - коралл,
я - корунд.

Я перчатка тончайшего меха.
Мой хозяин забыл и уехал.
И теперь меня вряд ли вернут.

И теперь мое место в каюте.
Чудеса парусиновой сути
и горячие пальцы минут.

Я - Колумб! Я - Колумб! Я - Колумб!

Божья дудка!
Стальная заря!

"Капитан, торопитесь, земля!"



***
Регата. Парусник. Четыре корабля.
Сей список — журавлиный, красноперый.
Волна играет белыми. Маяк
выдерживает взгляды репортеров.

На побережье — бой и бабл-гам.
И жжет глагол у хлебного киоска.
Регата. Парусник. К недальным берегам
уходят одинокие подростки.

Как хорошо быть штурманом! А дни!
какие дни стоят у Жюля Верна!
И мальчики становятся — людьми.
И блинная становится — таверной.



Terra Incognita

Не вытравить из сердца теорем,
из времени не выстругать петлю.
Как говорил Шекспир или Моэм,
луна и грош равны по декабрю.

Как говорил Высоцкий или Бах,
но главное — что ты не говорил.
Поэзия — лишь вымысел бумаг,
бессмыслица серебряных чернил,

всего лишь отражения мои,
всего лишь геометрия улик.
Достаточно пароли удалить,
и страсть переливается в других.



Идти

Я иду много лет,
я устала идти.
Этот призрачный бред,
позабытый в груди.

Этот горький восток
ямщиками изрыт.
Пожелтевший листок,
убеленный гранит.

Занесенная чушь,
заостренная страсть.
Я иду — столько душ!
Я мечтаю — упасть!

Я иду - я иду - я иду - я иду.
По холодному льду.
По голодному льду.

Отгонять рукавом и тепло, и покой.
По бокам — никого,
кто бы рядом со мной...

Ненасытность дорог!
Неизбывность пути!
........................................
Хоть куда-нибудь, бог,
разреши мне прийти.



Себе

Никто не уйдет обиженным.
Никто не уйдет живым.
За движимым и недвижимым
останется только дым.

Трамваем по скользкой мороси.
Слезой ледяной слюды.
Останется только поросль
из диких и молодых.

Иди же, ревнуй Вселенную,
наследуй по мелочам.
За тленными и нетленными
пусти по следам печаль.

В Саратове, в Риме, в Болдине
учись разводить пожар.
Никто не уйдет не вовремя.
Не жалуйся. Продолжай.


Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.