Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Последний труд

Сальников Александр 

ПОСЛЕДНИЙ ТРУД
(Небольшая трагедия в четырех сценах)

1.
Поэт:
Как я устал. Прошло лишь два часа,
А спину ломит, да и музы нету.
Возьму-ка "Илиаду", отдохну
И погружусь в рождение искусства...
Ах, господи, какие времена!
Какие люди населяли землю!
Ах, "Илиада" - вдохновенья клад!
Ты Фидию открыла путь к бессмертью -
В Олимпии создал он чудо света.
Гомер был слеп, но видел далеко.
Он до сих пор искусством поражает.
Хотя, теперь другие времена:
В цене лишь деньги. Ни талант, ни мудрость
Не ценятся сегодня. Что труды,
Которым я отдал года и силы?..
Когда в мои глаза смотрела смерть,
Косясь лукаво у больничной койки,
Еще я думал: мне бы только год,
Чтоб главный мой, последний труд закончить.
Тогда и в вечность можно уходить.
Я помню, как явился мне Господь -
Безликое светящееся диво -
И дал мне год для завершенья дел,
Сказал, что смерть отсрочена. Во сне ли
То было, а быть может - наяву,
Да только мне врачи потом сказали,
Что все в порядке: кризис миновал,
Что чудом я отделался от смерти.
И вот уж год на свете я живу
С тех пор, и наслаждаюсь полной жизнью...
Смешно сказать, ну разве это жизнь!
Когда к получке каждой занимаешь,
Когда жена не знает, что сготовить,
А дети то болеют, то скулят,
Что денег не хватает им на шмотки.
И труд мой все еще не завершен.
Успеется. Мне тяжело работать.
И нет уже былого вдохновенья...
На то ли я потратил столько лет?
И вечно отвлекают пустяки...
Ах, Древний мир! Свободный гражданин
Своей страны свободно мог трудиться,
Творить и презирать убогий быт,
Заботу о еде и о зарплате.
Там не стонала, а цвела земля,
Там статуи из золота ваяли
И поднимали храмы до небес,
И погибали от меча и яда...
А я в своей двухкомнатной квартире
Сижу, зажатый блоками бетона,
Вымучиваю что-то для потомков.
Нет, я устал. Как будто давит грудь.
И в голове шумит от этих мыслей.
Сегодня больше нет уже желанья
Работать, и осталась ерунда:
Дня три еще усердно посидеть
И главный труд мой будет завершен.
Успеется. Пойду пока, прилягу.

                         
2.
Ангел:
Вставай, поэт! Вставай! Готовься в путь.
Пора, пора. Спеши, нас ждут. Идем же.

Поэт:
Ты кто? Что ищешь ты в моей квартире?!
Как ты сюда вошел? Чего ты хочешь?!
Ты... Ангел?.. Вижу крылья за спиной...
Неужто, я во сне? Мне снится это?

Ангел:
Нет, не во сне ты. И не наяву.
Где лег, тебе там больше не подняться.
Там нет тебя. Ты здесь, и мы спешим.
Вставай же, нам пора: открыли Судьи книгу.

Поэт:
Постой, постой. Я умер? Я мертвец?
Не может быть! Я только что прилег...
Нет, тело мне не властно неживое.
Но почему?! Куда такая спешка?

Ангел:
Был срок назначен. Время подошло.
Часы пробили. Медлить нету смысла.

Поэт:
Нет, подожди! Постой... Не может быть...
Дай мне еще полгода... Только месяц!

Ангел:
Зачем тебе? Ужели не довольно?
Тебе и так год жизни был дарован.

Поэт:
О жизни речь моей, в ней нет излишка.
К тому же, завершить хочу я труд.
Осталось мне совсем уже немного.

Ангел:
Но дан был срок.

Поэт:
Еще хотя б чуть-чуть.
Управлюсь за неделю... в полнедели...

Ангел:
Продлить нельзя. Ты не спеша трудился.
Поэтому и к сроку не успел.

Поэт:
Но обстоятельства... Работа, дом, болезнь,
Жена и дети... Бедности рутина...

Ангел:
Я знаю все. Ты прожил так, как мог.
Но слишком ты жалел себя и нежил.
Ты каждый день не принимал, как дар,
Который и имеешь и теряешь,
И никогда уж больше не вернешь.
Ты не спешил успеть, считая Завтра
Важнее, чем Сегодня. Ты ошибся.

Поэт:
Дай срок исправиться. Дай только день один!

Ангел:
Все дни свои ты, все свои запасы
Уже прожил.

Поэт:
Скажи тогда, зачем
Мне год давался, если нет продленья?

Ангел:
Для всех дается шанс: понять и жить
Остаток жизни с полным вдохновеньем,
А не скулить, что беден и безвестен,
Что стар и слаб, что быт заел и труд.
Иные и полстолька не живут,
Но оставляют память на века.

Поэт:
Ну что ж, пошли... Но дай мне только час:
С семьей проститься, завещать наказы.
Пусть жизни труд уже не завершить,
Так хоть по-человечески расстаться
С родными мне людьми. Даю я слово...

Ангел:
Слова есть ложь. Доверия к ним нет.

Поэт:
Слова есть ложь? Тогда не ложь ли мысли,
Несущие и жизнь и смысл словам?
Но что есть истина, когда и мысли - ложь?

Ангел:
Факт - истина, - свершившийся уже.
Его, как не крути, он все ж свершился.
Несправедливость - только оправданье.
Для каждого есть в мире свет и тьма
В достаточном количестве для жизни.

Поэт:
Неужто, я вам так необходим,
Что час один изменит суть вселенной
И ваша власть утратится над миром?

Ангел:
Ничтожность не изменит ничего.
Но даже час, когда он дан Судьею,
Способен все на свете изменить.
А власть над миром - меньше, чем ничтожность.
Но ты настойчив. Хорошо, иди.
Да помни, только час тебе остался...

                         
3.
Жена:
Проснись! Вставай! Да что с тобой стряслось?
Меня ты напугал. Совсем не шевелился.

Поэт:
Жена? Ах, господи! Какое чудо - жить!

Жена:
Ты что, как будто умирать собрался?

Поэт:
Сплюнь, что ты! Только мелешь языком!
Я так, прилег, и, будто, задремал...
А дети дома?

Жена:
Дома. Скоро ужин.
Тебе сюда нести, иль с нами будешь?

Поэт:
Сюда неси. Постой, не уходи...
О чем-то думал я пред тем, как лечь...
Ах, да, Гомер, Гораций, Фемистокл...
Неужто, правда, он ко мне являлся?

Жена:
Ты про кого? О ком ты говоришь?

Поэт:
Ты знаешь, мне приснился странный сон...

Жена:
Давно ли ты стал снов своих пугаться?
А что за сон?

Поэт:
Нет, ладно, ничего.

Жена:
Ну, ты пиши, я ужин разогрею.

Поэт:
Да, да, иди. Еще я потружусь.
Ушла. Она понять меня не сможет.
Я, видимо, родился в век не свой.
Мне все здесь чуждо. Только вот работа...
Хоть и трудна, и ненавистна часом,
Но весь я в ней, другого нет меня.
Когда тружусь, о всем я забываю.
Но для чего? Кто знает обо мне?
Была надежда лишь на этот труд,
Который завершить я не успею.
Мой сон был вещим. Время утекло.
А может, завершат мой труд потомки,
Найдя, что он на должной высоте?
А может, если сесть сейчас за стол,
То кое-как мне завершить удастся?
Ведь Грибоедов тоже лишь одним
Трудом прославил имя для потомков...
Проклятый ангел! Курочеловечек!
Не дал мне месяца, не дал одной недели!
Ну, что ж, тогда и труд мой путь умрет.
Порву и - в урну! Хватит недоделок!
Вот так! Вот так! Вот так! Вот так!.. Жена!

Жена:
Иду, иду. Еще не разогрелось.

Поэт:
Снеси на мусорку вот этот хлам.

Жена:
Сейчас.

Поэт:
И вызови врача. Мне что-то плохо.

Жена:
Ах, господи! Приляг, приляг, я скоро.

                         
4.
Поэт:
Жена? Я где? Скажи мне, что со мной?

Жена:
В больнице, где же. Ты не беспокойся.
Врачи сказали, кризис миновал.
Второй инфаркт. Работал бы поменьше.
Но, слава богу, все уж позади.
Вот здесь, в пакете, книжка, вот хурма.
Она полезна, ешь. А я пойду.
И так я очень долго засиделась.
Ждала, когда проснешься. Ну, пока.

Поэт:
Ушла. Так значит, это был лишь сон?
Я снова жив. Я пережил свой труд.
Он получил логический конец.
Так самых дорогих людей теряют.
Что ж, за перо я больше не возьмусь.
Но что теперь я буду с жизнью делать?
Я для себя давно уже покойник,
Как только труд мой уничтожен был.
А между тем, мне снова надо жить...
Взгляну-ка, что там принесла жена,
Какую книжку?.. Боже, "Илиада"!
Заботливые руки у любви.
Посмотрим, что мне даст слепой мудрец...
"Вестница утра Заря
На великий Олимп восходила,
Зевсу царю и другим
Небожителям свет возвещая..."
Да, в жизни что-то есть, определенно.

************************************

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  4
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.