Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 23 (бумажный)» Проза» Сквозь боль (рассказ)

Сквозь боль (рассказ)

Ликбезюк Акакий 

Кожаный мяч просвистел над ухом вратаря, заставив того сжаться в комок от страха. Это был пятый мяч, который я забил в ворота. Не сказать, что я был самым лучшим игроком в футбол в школе, но это был мой день, я был быстрее ветра, не было места на поле, в котором я не мог оказаться в следующую секунду, ведомый футбольным мячом. Даже более взрослые парни смотрели на меня презрительными глазами, за которыми скрывались восхищение и зависть. С каждой секундой игры во мне становилось все больше сил, мокрую футболку я давно уже повесил на перекладину ворот, после каждого гола я бежал по полю, орал что-то в небо, делал сальто с разбега, садился на шпагат. Это явно был мой день.

Когда игра закончилась, и все начали расходиться по домам, в моей груди по-прежнему клокотала радость, радость оттого, что я чувствую каждую клеточку своего тела, слышу, как она поёт, отдавая свой молчаливый писк моим вибрирующим от напряжения мышцам. Не зная, куда девать силу, я подбросил мяч и пнул по нему изо всех сил. Солнце яростно притянуло его к себе, но сил у гравитации было больше, и мяч по параболе полетел вниз прямо на крышу школы, возле которой мы играли на школьном стадионе в футбол.

Тут же заныл Пашка, это его мячом мы играли последнее время. Я улыбнулся ему, хлопнул по хлипкой спине и в три прыжка подбежал к углу здания. Его украшала рыжая ржавая лестница, ее загнутые концы усами смотрели в стороны, ее начало было на уровне двух метров от земли. Этой осенью физрук поклялся, что заставит меня принять участие в районных соревнованиях по прыжкам в высоту. В этом он, конечно, был прав, с одного прыжка, почти без разбега я подпрыгнул, схватился руками за поручни лестницы, подтянулся и тараканом полез вверх.

- Пашка, щас я тебе мяч скину!

Мяч я обнаружил на той стороне крыши, взяв его в руки и уже собираясь вернуться к лестнице, я заметил, что внизу по тропинке к школе идёт Аня, у меня вылетело из головы, что вчера я звал ее поболеть за нашу команду, видимо я спутал время, когда звал ее. Вчера из-за дурмана запаха ее волос, ее солёных губ от моих прокусов, ее шёпота в моих ушах и вокруг, я забыл, что такое время.

- Анюта!

Мой крик напугал ее, она задрала голову вверх, прикрыв глаза ладонью.

- Денис? Что ты делаешь на крыше? На неё нельзя залазить! Слезай скорее, а то придёт сторож!

Я смотрел на неё сверху вниз, и меня переполняла нежность, хотелось протянуть к ней руки и взять ее на свои ладони, соединённые лодочкой.

- Аня, я иду к тебе! Прямо сейчас, и ничто меня не остановит!

Чуть в сторонке рос старый клён, который у руководства школы так и не доходили руки спилить под корень. Его ствол, утончаясь, рос в метре от края крыши, на которой я стоял. В начале лета я и мой лучший друг на спор, по очереди, прыгнули с крыши на это дерево. Оказалось, что страшнее всего было бояться. Именно тогда я решил, идти напролом сквозь любой страх, который липкой смолой из почки иногда прилипает к сердцу.

- Стой! Ты что! Это опасно! Я боюсь!

Аня закрыла голову руками от страха. Она всегда боялась моих выходок, даже когда я подарил ей огромный букет роз, сворованных на дачах, она боялась, что я поранил руки, когда их нёс. 

- Анюта! Ты даже не представляешь масштабов безумия в том месте, где образ тебя переходит в меня! Я хочу обнять тебя прямо сейчас!

Разбег, мягкий толчок ногами, ладони вверх, шелест листьев на ветру, серая шершавая кора дерева, лай собак где-то вдалеке, стрекоза, зависшая в воздухе – ее прозрачные крылья, как в замедленной сьёмке застыли, в воздухе мраморной слюдой. Потом мир перевернулся, раздался вскрик откуда-то снизу, солнце выпрыгнуло из-за моей спины, я начал падать в воронку, раздался хлопок, затем тишина и темнота накрыли меня собой. 

Я очнулся от ее крика, открыл глаза, увидел ее огромные глаза, полные слез, ярости и боли, попробовал улыбнуться, и вдруг я резко осознал, что моё тело молчит, я не чувствовал ярости, переполнявшей мышцы несколько минут назад. Только странное гудение в районе левой ноги, неприятное, словно туча комаров, желающих выпить твою кровь без остатка, отдавалось в ушах криком, переходящим в визг. Только через несколько секунд до меня дошло, что визжит Аня, она тянула свой белый указательный палец в сторону моих ног и ужасно кричала.

Я посмотрел вниз и увидел, что левая половина моих серых шорт стала бордового цвета, она вся была мокрой. «Пот», со страхом подумал я. Рукой, потянув ткань шортины вверх, я увидел атласно белую кость, торчащую из моей ноги, она вся была в розовых разводах. Во рту зажгло желчью, меня замутило, последнее, что я запомнил перед тем, как потерять сознание – как маленький чёрный муравей ползёт по белой поверхности и с любопытством водит головой из стороны в сторону…

 

«Жизнь – это тире между началом и концом».

 

…Голова ужасно болела, не нужно было вчера пить виски, от него у меня наутро последнее время было дикое похмелье, как впрочем, и от любого крепкого алкоголя. С тех пор, как Анна забрала детей и уехала к родителям в деревню, я не стал пить больше, я стал больше работать, я стал чертовски больше работать. Сколько лет уже прошло? Не так много - всего четыре года. За это время я, прыгнув через голову своих конкурентов, из зама по корпоративному бизнесу филиала стал управляющим территориального офиса банка. Всего-то делов, увеличил кредитный портфель в три раза, снизил просрочку до минимума, внедрил несколько новых продуктов, переспал с куратором региона из головного офиса (она была слегка старовата, но у неё было ухоженное тело, умение брать то, что она хочет, а хотела она многого, как впрочем, и я).  И вот сейчас я лежу на кровати в турецком отеле, смотрю, как мой коллега из Омска в пижонском спортивном костюме пытается спихнуть меня с постели. У нас совещание управляющих мегамасштаба, нас собрали на банковской конференции в Турции, вчера был банкет после выступления президента банка, а сегодня у нас корпоративная зарядка на стадионе у отеля - именно это мне сейчас пытался втолковать крашеный коллега из соседнего региона. 

Кое-как приведя себя в порядок завтраком из анальгина, я напялил на себя спортивный костюм, который секретарша купила мне к поездке, и который оказался мне слишком большим в размере, и поплёлся за соседом на улицу. Когда мы подходили к стадиону, нога уже начала побаливать, но стоило мне посмотреть на стадион, как я забыл о боли, и в голове, и в ноге.

- Нихрена себе китайский квартальчик любителей ушу!

- Ты что-то сказал, Денис?

- Нет, нет. Ничего. Как много нас здесь собралось!

- Инициатива Альберта Иоганновича, в здоровом теле – здоровый дух! Перед обучением мы должны все вместе принять участие в корпоративной зарядке. Он будет модерировать мероприятие.

Когда я увидел бегущего трусцой Шмидта, в окружении замов, я понял, что у Омича костюм куплен на китайском рынке у бомжа за бутылку водки. У Президента банка был атласно-белоснежный костюм с розовыми корпоративными логотипами на плечах, и вышитой золотыми нитками стрекозой на спине, он блестел на солнце всеми цветами радуги, но даже блеск ткани не мог затмить самодовольного выражения лица руководителя банка.

Омич потянул меня за собой.

- Давай быстрее, нужно поближе к нему подойти, может, заметит нас, запомнит, скоро начнётся!

Из динамиков по периметру стадиона начала играть музыка, тут же напомнившая мне какой-то немецкий марш из детства времён занятий на уроках музыки.

Мой проводник в псевдопижонском костюме к этому времени смог провести нас в первые ряды выстраивающихся для зарядки мужчин и женщин разных мастей и телосложений. Белоснежный гуру поднял руки, все находящиеся на стадионе тут же замерли.

- Коллеги, начинаем зарядку с прыжков!

С этими словами он начал махать руками и в такт музыки пытаться прыгать на месте. Вслед за ним, с резиновыми улыбками на невыспавшихся лицах, это начали делать все присутствующие руководители.

- Хорошо! Хорошо друзья! А теперь быстрее! Еще быстрее! Выше! Да! Да! Еще!

Только тут до меня дошло, что я прыгаю болванчиком среди остальных коллег, собранных под палящим солнцем Турции стремлением к саморазвитию и самосовершенствованию. Прыгаю и лживо улыбаюсь.

Нога ужасно заболела. Меня замутило от прыжков. Не в силах терпеть боль, я остановился, сжав зубы от пульсирующей боли, растекающейся по бедру левой ноги вверх и вниз.

- Не останавливаться! Мы команда! Мы одно целое! Ну же, вместе! Друзья поддержим коллегу!

Модератор вечеринки «спорт для тех, кому за сорок» подскочил ко мне в несколько семенящих прыжочков и начал прыгать вокруг, размахивая руками.

- Хоп! Хоп! Подними руки! Прыгай как я! Прыгай как я! Ну же! Быстро!

Я поднял руки ладонями вверх, закрыл глаза и подпрыгнул.

- Так! Ещё! Ещё раз! Ещё раз, я сказал!

Я подпрыгнул ещё раз. Мне стало очень страшно от того, что нога разболится ещё сильнее. А потом я вспомнил закон, о котором я забыл на всю оставшуюся жизнь много-много лет назад: страшнее всего бояться, если боишься – иди напролом сквозь любой страх. Вслед за словами пришли образы, которые проносились перед взором, несмотря на закрытые в страхе глаза:

 

… Огромные капли взрывают гладь луж водяными сполохами. На улице идёт летний тёплый дождь, я – ещё малыш, мы с отцом и сестрёнкой прыгаем по лужам, я бесконечно счастлив, я ещё не знаю, что это будет самый тёплый дождь в моей жизни и последний семейный танец, потому что отец вскоре уйдёт из семьи…

… Первая стометровка, в которой я обогнал соперников на несколько метров, за секунду до того, как разорвать ленту финиша я чувствую, как сознание выходит из тела, превращая его в шлейф души, празднующей победу…

… Долгая тёмная ночь в деревне, я лежу на лавочке у дома деда и смотрю на звезды. Считаю, как они падают, на сороковой звезде я засыпаю и мне сниться, что я лежу на лавочке у дома деда в деревне и считаю звезды на небе, на сороковой звезде я засыпаю…

… Первый секс с Анютой, мы долго взбирались на гору, наверху на лужайке у обрыва, я притянул ее к себе, этот запах молодого женского тела, мокрых от росы еловых иголок, долго мне потом будет сниться. Именно тогда я понял, что люблю ее. Меня даже не удивило, что поднимаясь в гору, у меня не болела нога. Не удивился я и когда проснулся от боли в ноге. Повернулся в темноте к Ане, которая спала рядом со мной, понял, что по-прежнему люблю ее, обнял и поцеловал в волосы... 

 

Яростные, захлёбывающиеся крики президента расплылись в шелест листьев где-то сбоку.

Я открыл глаза и, несмотря на то, что в них слепило восходящее из-за кромки моря солнце, я увидел, что рядом со мной стоит существо, напоминающее огромного раздутого муравья, завёрнутого в белую атласную ткань.  Оно поворачивало голову из стороны в сторону, из его пасти, усеянной множеством зубов, раздавалось странное и знакомое гудение. За спиной монстра зависла в воздухе огромная стрекоза с пожухлыми крыльями, в ее фасеточных глазах, на дне, я увидел отражение паренька в серых шортах.

Сжав кулаки, я мягко оттолкнулся молодыми и сильными ногами от земли и, размахнувшись рукой, я направил яростный кулак, в котором была сосредоточена вся ярость моего детства, все горечи и разочарования жизни, все мечты, погребённые под мёртвыми фантазиями чужих людей, Анино платье, в котором она была на свадьбе, найденное случайно на балконе в мешке с тряпками, первый  обман мамы, который положил начало моей лжи миру и себе – всего себя я вложил в удар, и я не промахнулся.

Коментарии

LA | 08.03.14 19:12
Thank's for memories of the past) отличный рассказ! Реалистично и проникновенно.
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.