Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

101-й километр (рассказ)

Аргунов Алексей  , Райнер Мария 

101-Й КИЛОМЕТР

 

-1-

        Кузьма Кузьмич Кулебякин любил выпить. Обычно он пил в «Рыгаловке», небольшом питейном заведении, где собиралась местная «богэма». Его там любили и уважали, и была за что. Заслуженный писатель, лауреат нескольких премий, в прошлом глава писательской организации, словом, уважаемый человек, а любили его за щедрость. Кузьма Кузьмич часто одалживал деньги молодым поэтам, а избранных угощал смесью Кузьмича. Это был коктейль из красных вин, секрет приготовления которого знала  пышногрудая  блондинка Оля, бессменный бармен рыгаловки.  Кулебякину льстило, что коктейль назвали в его честь. Но амбиции его были гораздо серьезнее – Кузьма Кузьмич хотел получить звание почетного гражданина города и мечтал, что его именем назовут площадь или сквер или на худой конец переулок в престижном районе города.  

      Кузьма Кузьмич в молодости был хорош собой. Да и сейчас он мог бы составить конкуренцию молодым, стройным красавцам. А интересовали его миниатюрные длинноволосые брюнетки. Точнее говоря, одна… Инна Черницкая, начинающий писатель. Кулебякин долгое время не решался с ней познакомиться поближе, он подозревал, что ей нужны его связи и возможности. Но его восхитило одно происшествие. Главный редактор литературного журнала «Город», сам Кривокобыльский  предложил ей совместную поездку да ни куда-нибудь, а в Париж. Инна не оценила сделанного ей предложения и дала Кривокобыльскому пощёчину. Кузьма Кузьмич решил действовать и написал ей в Фейсбуке. Так началась переписка, в которой Кузьма Кузьмич изливал душу, писал, что хочет бросить пить, завести собаку, бегать по утрам и даже родить ребенка. (своих пятерых от разных жён ему было мало). Инна отвечала сдержанно. Она писала, что собак не переносит, ребёнок у неё уже есть, а занимается она боксом.  Но Кузьма Кузьмич был опытный соблазнитель. И перед тем, как лечь в больницу на операцию по удалению катаракты он жалостливо написал Инне: «Если я останусь жив, могу ли я рассчитывать хотя бы на один поцелуй?»

-2-

         Васю разбудили звуки печатающих клавиш.

- Джоник, - просипел он, не открывая глаз, - на хрен тебе эта курсовая…

- Какая на хрен курсовая, блин, мымра, убери ноги, - сказал разбуженный Джоник, в гневе отталкивая от себя похрапывающую Таньку.

- Ребята, потрахайтесь друг с другом – это прикольно и дайте поспать, - ответила Танюха.

Вася раскрыл глаза и вперил свой рассеянный взор на компьютер. На клавиатуре восседал большой персидский кот и умывал свою плоскую морду, тряся ушами и задом, отчего и происходило нарушение акустического покоя.

– Вот сука, - выругался Вася, спуская длинные ноги с огромной кровати.

                Вчерашний вечер ребята выпили пива и сидели во дворе, увидев Аллу Васильевну, заместителя мэра по вопросам культуры, которая жила с ними по соседству, они заорали: «Я ненавижу женщин, таких как ты, похожих на тебя». Алла Васильевна, конечно, не могла просто пройти мимо. Остановившись, она произнесла назидательным тоном: «Вот, что вы поёте, молодежь - будущее нашей страны, вот мы в вашем возрасте работали в стройотрядах, помогали колхозам, боролись за мир…». Только друзья перестали смеяться, как  появился Кузьма Кузьмич, ещё один сосед. И они тут же затянули: «Старый дедушка тихо плачет, очень кушать ему охота». Но судя, по тяжелому, позвякивающему пакету, Кузьмичу хотелось вовсе не кушать.

        Кот Кузя, равно как и шикарная двухкомнатная квартира в центре, достались Васе от покойного дедушки – полковника КГБ. Вася поднялся, схватив Кузю за шиворот, и сбросил на пол, затем отправился на кухню, Кузя потянулся за ним.

Вася отхлебнул из заварочного чайника, Кузя тёрся о ноги, намекая на кормление. Но кормить его было нечем, Вася взял с подоконника ошейник и закрепил на Кузиной шее. Надпись на ошейнике была придумана самим поэтом Булочкиным: «Погладил – покорми и отнеси в кв. 45». После чего Кузя был выпровожен из квартиры со словами: «Отвыкай от буржуйских привычек».  

Оказавшись в одиночестве, Кузя подошёл к двери Кулебякина, обнюхал коврик. Затем он сделал метку на дерматине и перешёл к другой двери. Кузя поскрёбся и поумякал.

Алла Васильевна открыла дверь.  Она была в халате кумачового цвета, в котором едва помещалось её мощное тело. Крашеные волосы были взъерошены, она поскребла длинными накладными ногтями голову и толстые стёкла очков зловеще блеснули в сторону 45 квартиры.  Схватив Кузю в охапку, она захлопнула ногой дверь, прошипев, сквозь зубы: «Поганая молодёжь».

       А недавно она еще дружила с дедушкой. И вместе с Кулебякиным, они часто собирались по-соседски,  и, пропустив стаканчик, другой пели душевные песни «Малиновки заслышав голосок», «Идёт солдат по городу», «А ты такой холодный, как айсберг в океане»… Алла Васильевна боялась мужчин, но при этом она к ним тянулась. А в молодости Кузьма Кузьмич смог расположить её к себе, и за это она была ему благодарна. Используя свой властный характер, она приказала мэру дать Кузе звание почетного гражданина города на его семидесятилетие, которое должно произойти вскоре. 

-3-

                Лёша Булочкин, выгуливал свою собаку Белочку, помесь дворняги и таксы. Собака радостно носилась по лужам, и брызги торжественно разлетались в разные стороны. Ещё бы, наконец-то пришла весна, и Белочку вывели гулять в парк. Но Алексей  был задумчив. Литературная надежда города поэт Булочкин размышлял о возможных превратностях судьбы. Он думал: «Да, я нравлюсь Инне, она нравится мне, как мне быть? У меня мама и Белочка, у неё дочь и боксерские перчатки. Я не люблю насилие… и Белочка тоже…». Рыжая Белочка к этому времени поменяла цвет. Булочкин вздохнул и продолжал внутренний монолог: «Вот мы придём домой, и Белочка испачкает ковры, я, наверное, тоже наслежу, и возможно, забуду купить хлеб, а Инна будет ругаться, а может быть даже бить… Белочку – она же не любит собак. Я буду страдать, возможно, плакать. А потом Инна меня бросит и найдет себе другого, а я снова буду одинок и несчастен».

                До поры, до времени Булочкин жил спокойной, размеренной жизнью. Мечтал о любви, писал стихи, гулял с собакой. Инна Черницкая нравилась поэту, но он сомневался в том, что такая яркая, эффектная девушка может его полюбить и … ничего не делал.  Инна привыкла к вниманию мужчин. А Булочкин никого внимания не проявлял, это насторожило Инну, она стала присматриваться к поэту и не заметила, как влюбилась в скромного, мечтательного Лёшу.

Намёки Инны на возможную любовь не вызвали доверия Алексея, он думал, что красавица Инна решила над ним подшутить. Такая нерешительность обидела Черницкую и она сочинила сатирический рассказ о литераторе, мир которого замкнулся на любимой собаке. Рассказ был отобран для сборника начинающих авторов и должен был выйти на днях. Инна была боец и не привыкла  сдаваться и поэтому решила отправить в нокаут бездействующего Лёшу, написав ему СМС с признанием в любви. Булочкин был потрясён и повёл Белочку в парк, чтобы вдвоём подумать о грядущих превратностях судьбы.

 

-4-

                Операция прошла успешно. Кузьма Кузьмич остался жив. Вернувшись из больницы, он отправился «Рыгаловку» отметить своё выздоровление. В любимом заведении уже заседали Иван Владимирович, преемник Кузьмича, и Дрюня, поэт и репортёр «Жёлтого Жёлудя». Дрюня был доволен, даже счастлив – наконец-то его издали в настоящей книге, в твёрдой обложке. Дрюня подарил предмет своей гордости Кузьмичу, а Иван Владимирович воспользовался моментом и  попросил написать несколько добрых слов об этом детище писательской организации. Кузьма Кузьмич недолго отнекивался, и тут же согласился, услышав, что в сборнике есть рассказ «этой стервы» Черницкой.

       Вдоволь наобсуждавшись писательской жизни, Кузьма Кузьмич пошёл проводить своих товарищей по перу до остановки. Было хорошо. Подъезжали и уезжали маршрутки и автобусы. На одном из них он увидел странную надпись «Площадь Революции – 101 километр».   В голове Кузьмы Кузьмича мелькнула мысль: «Хорошее название для рассказа или повести – 101 километр».   Но задумываться над этим было некогда, в пакете Кузьмы Кузьмича томилась одноимённая смесь. «Зайду я к соседке» - подумал Кулебякин.

                Около подъезда сидела троица нечёсаной молодёжи и пела что-то неразборчивое про какого-то дедушку. Опытный взгляд писателя зафиксировал полторашку «Жигулевского» пива. «Жить не умеют, поют что попало, одеваются как попало и пьют что попало – всему их надо учить», - подумал Кузьма Кузьмич, поднимаясь по лестнице. Алла Васильевна была рада. После литра смеси она расслабилась и затянула «Ленин, Партия, Комсомол», наконец-то забыв, что она теперь член Главной партии, а не комсомольский работник.

                Дома внук Вовка играл в компьютерную стрелялку. «Ну, что за бестолковая молодёжь, четырнадцать лет, а он в игрушки играет, я в его возрасте уже девок тискал». «Вовка,  лучше  чем ерундой заниматься прочитай мне рассказ, меня рецензию просили написать, а я ещё плохо вижу». Внук стал читать рассказ Черницкой. Сердце Кулебякина радостно и тревожно забилась. Он ещё не смотрел свою электронную почту, он был уверен, что Инна дала положительный ответ. Но слушая рассказ о писателе с собакой, Кузьма Кузьмич побагровел. «Это она про меня» - подумалось ему. «Как она могла, да что это она о себе возомнила, я её в порошок сотру». Ночь он провёл плохо. Ворочался и не спал. И только выпив бутылочку вина, заснул.  Кузьма Кузьмич, конечно,  не мог оставить это безнаказанным. Проснувшись, он принял душ, побрился и, взяв со стола внука улику, отправился в Дом Литераторов, дабы пресечь и покарать. 

-5-

                В сердце писательской организации теплилась вялая жизнь. Заместитель  главы  Ольга Григорьевна лениво ставила лайки в контакте, Дрюня лечился чаем, а Владислав Медовой, сложив свои пухлые писательские ручки на выдающемся животе, учил его принимать  не противоположное, а подобное.  Владислав не был сторонником метода Гиппократа.

Размеренную работу сердца прервала внезапная атака Кулебякина.

- Вы  посмотрите, что эта стерва про меня написала, -  Кузьма Кузьмич тряс книгой перед вытянувшимися от удивления лицами писателей.

- Сослать её на 101 километр и больше нигде не печатать, - кричал разъяренный мэтр.

- Изымай весь тираж, - обратился он к ошалевшей Ольге Григорьевне.

- Я ей мальчик, что ли?!

Онемевшие литераторы в ужасе смотрели на обложку книги, где был изображён мальчик  в очках и с волшебной палочкой. «С каких пор Роулинг стала писать о Кулебякине?» Они не знали, что Кузьма Кузьмич сослепу перепутал и взял книгу внука.

В это время вошел Иван Владимирович и, наклонившись, тихо спросил у Дрюни:

- Что случилось?

- Кузьмич с утра надрался и кричит, что Роулинг про него пишет… я включил диктофон… тиснем в «Жёлуде». Иван Владимирович удовлетворенно кивнул. Дрюня - талантливый журналист и на следующий день  в «Жёлтом Жёлуде» появилась статья «Заслуженный писатель утверждает, что он Гарри Поттер».

-6-

                Расстроенный Кулебякин вернулся домой. Видеть никого не хотелось, кроме любимой смеси. На третий день Кузьма Кузьмич решил выйти в свет, в Фейсбук… и случилось страшное – на своей страничке он увидел бесстыжую, предательскую статью Дрюни. Такой подлости заслуженный писатель простить не мог и сразу же позвонил Ивану Владимировичу:

- Ты ведёшь себя как предатель, статейку вашу я прочитал, так что не думай, что тебе это сойдёт с рук, и Черницкую эту напечатал, а она же лесбиянка…

Не желая слушать жалкий лепет оправданья главы писательской организации, Кулебякин бросил трубку.

                Кузьма Кузьмич был серьёзный человек и не мог ограничиться только угрозами, поэтому немедленно выпил и позвонил в Р-ск. Там намечалась совместная творческая встреча Ивана Владимировича и Кулебякина с читателями, и Кузьма Кузьмич заявил, что едет один. В Р-ске, конечно, удивились и перезвонили в Дом Литераторов. Кулебякин забыл, что туда пригласили главу писательской организации, а не его. Его туда позвал Иван Владимирович, по сути, из жалости, чтоб Кузьмич не скучал. Из Р-ска перезвонили и попросили приехать в другой раз. «Да и чёрт с ними» - подумал Кузьма Кузьмич и позвонил в издательство, где настоятельно потребовал не печатать книгу стихов Ивана Владимировича.

- А вы собственно кто? – спросил вежливый голос в телефонной трубке.

- Кулебякин!!! – заорал он в ответ.

- Вы из отдела культуры?

- Нет, я писатель, но я свяжусь с кем следует… и если эта жалкая книжонка выйдет, ваша издательство закроют, уж поверьте мне…

- Всего доброго, -  и раздались короткие гудки.

Кузьма Кузьмич удовлетворенно положил трубку и отправился в «Рыгаловку» выпить с приятными людьми.

-7-

                Семидесятилетие Кулебякиина отмечалось торжественно и пышно в присутствии первых лиц края и города, даже были представители Москвы и Р-ска. Было много цветов, речей, оваций. Юбиляру вручили пухлое десятитомное собрание его сочинений, а мэр наградил званием почётного гражданина города. Взяв в руки бархатную коробочку со значком и удостоверение, Кузьма Кузьмич расплылся в блаженной улыбке.

     Присев за столик, заваленный подарками, юбиляр неожиданно заметил «лесбиянку» Черницкую и Булочкина. Они бессовестно целовались. «Фу, какая гадость» - подумал Кузьма Кузьмич  - «на кого она меня променяла, на какого-то поэтишку, малахольного, вот дура, а я ещё хотел в московское издательство её пристроить».

                Во время банкета юбиляр был весел и много шутил. Ничего, - сказал он Ивану Владимировичу, хлопнув его по плечу, - мы с тобой ещё съездим в Р-ск.

- а тебе – обратился он к  Дрюни, крутившемуся с диктофоном, -  я дам денег на книгу.

                Возвращаясь с банкета, у своего подъезда, он встретил знакомую нечёсаную компанию, но без девчонки. «Бросила» - подумал добрый Кузьма Кузьмич, - «надо их поучить».

- Вот что вы поёте всякую ерунду, про какого-то дедушку… вы сами как старики, вот мне семьдесят лет, а у меня всё стоИт, а вы вдвоём одну бабу оприходовать не можете и пьёте всякую гадость, - кивнул Кузьма Кузьмич на полтарашку «Охота»

- Пойдемте, я вас угощу, - и пригласил молодёжь в «Рыгаловку».

После закрытия богемного заведения молодые, довольные  люди пошли домой, а  Кузьма Кузьмич, заметив автобус с надписью «Площадь Революции – 101 километр», заскочил в него. Он решил проверить, что там, на 101 километре.

- А мне можно бесплатно, - игриво помахал он перед кондуктором новеньким удостоверением, - как почётному гражданину города.

- Вам до конечной? – равнодушно спросила женщина в вязаной шапке, надвинутой на глаза.

- Разумеется, - весело ответил юбиляр.

В ответ равнодушная женщина лишь удивлённо хмыкнула.

Выйдя из автобуса, Кузьма Кузьмич по-хозяйски отправился к домику, перед которым горел фонарь. Проходя через ворота, он заметил надпись «Кладбище 101 километр режим работы с 9.00 до 18.00. после 18.00 кладбище охраняется с собаками». Кузьма Кузьмич стал тревожно оглядываться. И тут юбиляр увидел охранников. Они не признали в Кулебякине покойника и решили атаковать. Заслуженный писатель пустился наутёк. Кузьма Кузьмич бежал со всех ног, но расстояние между ним и его преследователями стремительно сокращалось. Но рядом он заметил спасительную сосну. Запрыгнув на дерево как мальчик, почётный гражданин города удобно расположился на толстой ветке.

- Рано мне ещё сюда, даже собаки меня выгнали - подумал он.

- Я вам покажу Гарри Поттера, - прокричал он лающим псам, окружившим сосну.

- Я ещё напишу про 101 километр, - уверенно произнёс  Кузьма Кузьмич и почувствовал, как в его жизни наступает новая полоса.

Коментарии

abba-trans.com | 23.05.18 00:05
Заказ автобуса в чите http://abba-trans.com/page/zakaz-avtobusa-v-chite/ .
Chaweb-model.info | 29.06.18 06:15
работа в польше для девушек вакансии http://web-model.info/page/rabota-v-polshe-dlya-devushek-vakansii/
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.