Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 96 (декабрь 2013)» Поэзия» The End (подборка стихов)

The End (подборка стихов)

Мерзликина Дарина 

The end

 

в наших учебниках не говорят, что процессы вечны
с звездного одеяла путь выцветает млечный,
в жестких холодных нас вырастают дети,
так и кончается все на свете.

так и кончается солнце, тепло, красота и радость,
так утихает боль, угасает любая ярость,
время, перевалившее за середину пути,
не может обратно пойти.

выхода нет, остывай, выключай, говори «до завтра»,
не выходи из дома до очередного старта.
делая шаг вперед по прямой дороге
в начало вернешься в итоге.

если трех слов уже мало, чтоб выразить больше,
холод постели стал ближе, а мысли – проще,
чувствуешь, на душе два тату, сто колец,
значит, это конец.

 

 

 

Мальчик-зима

 

все просто, белый – цвет совершенства,
хоть он сияет за каждым жестом,
но в нашем лете ему не место,
как мне не место в твоих глазах.

такое солнце, не отоспаться,
июльский зной: за окном за двадцать,
и я попробую отказаться,
спустить все дело на тормозах.

позволить роскошь остановиться,
остаться в памяти и страницах,
словами в сказках, улыбкой в лицах,
отрезок жизни длиною в бег.

ты мне приснишься – прохладный, мягкий,
мелькая, словно играешь в прятки, 
на фоне города белый, яркий, 
на вкус и запах - как зимний снег.

 

 

 

Vita

 

забыты старые передряги, 
закрыты темы, погас маяк.
и в наших самых походных флягах 
уже давно не звенит коньяк.

и мы такие, как будто старше
не лет на десять – на целый век,
а тот кораблик, большой бумажный,
уже растаял по руслам рек.

и все, чем были, о чем мечтали,
чего боялись (и неспроста),
ушло неспешно в такие дали,
что чище девственного листа,

теперь и не разглядишь отсюда
ни в мой бинокль, ни в телескоп...
но жизнь, скажу тебе, это чудо,
нам фантастически повезло.

 

 

 

Пусть говорят

 

жизнь проверяет меня на прочность,
каждая кочка растет горой,
и раздражающий среди прочих
каждый второй.

рушится мир как хрустальный домик,
множится цифра случайных встреч,
покер с судьбой как всегда не стоит
парочки свеч.

я бы и рада побыть героем,
только костюм мне геройский мал,
и персонажи уходят строем
в темный финал.

жизнь проверяет меня на волю,
ямы и рвы на ходу творя.
мне говорят, мол, memento mori...
пусть говорят.

 

 

 

Бессонница

 

я не могу заснуть ни в ноль-ноль, ни утром,
видеть цветные сны, говорить о вещем.
жизнь повернется берегом, резко, круто,
старый трухлявый мост станет сетью трещин.

выскочишь в дамки из снежно-белой шашки,
бросишь свое привычное захолустье,
я не засну, если близкому другу страшно
или кому-то хорошему рядом грустно.

если ведет звезда, бесполезен выбор,
чья-то рука с небес новый путь начертит.
я не могу заснуть, уже не до игр.
надо идти спасать. берегитесь, черти.

 

 

 

Тело

 

одни говорят, мое тело нашли в саду,
раскинуты руки, кровь утекает в землю.
а подо мной ромашки вовсю цветут,
кровь моя – колыбель им.

кто-то не верит, и говорит, не так,
тело нашли остывшим уже в квартире,
а через тело первым кто сделал шаг,
что он подвинул в мире?

нет, отвечают, выбросилась в окно,
тело нашли на улице, да и этаж не третий.
только была мертва я уже давно
а никто не заметил.

 

 

 

Исторически

все время пишу о ком-то таком, мифическом,
которого и на свете не существует,
но жизнь так сложилась, видимо, исторически.
а тот, кто не ждет – обманывает, блефует...

 

 

 

Холодней

 

жить с каждым годом становится холодней,
вот бы не спать ночами и просыпаться в сумерках...
если и было что-то в душе моей,
то было раньше, полгода уже как умерло.

 

 

 

сегодня я видел (слишком)

сегодня я видел, как небо сползает с крыш,
устало стекает под ноги по водосточным трубам.
я слышал, как будто ты плачешь, но ты молчишь,
а просто спросить тебя было бы слишком грубо.

сегодня я видел, как солнце сменило цвет
оно взорвалось мне навстречу слепящей вспышкой
я слышал твой голос, потом наступил рассвет
и просто обнять тебя было бы тоже слишком.

сегодня я видел, как звезды упали вниз,
одна за другой, золотыми монетками по карманам.
и я взял огромный белый бумажный лист
и написал тебе то, что сказать было слишком рано.

 

 

 

Купидон

 

когда купидон отправит десятки стрел
в одно и то же прокисшее молоко,
я не заплачу. он как и я не хотел, 
чтоб наша история стала одной строкой.

 

 

 

Весна

весна, говорит, запомни мои слова
однажды знакомый с детства цветущий клен
стоящий едва
пойдет на дрова
и ты ничего не сделаешь с тем огнем

весна, говорю, я не всемогущий бог
хотя и хотела б уметь становиться им
мир все же жесток
ты тоже не смог
о чем мы тогда с тобой здесь говорим?

весна, говорит, и не за горами май
и важное что-то закончится через час
а ты не скучай
не наша печаль
что время то травит, то разъединяет нас

весна, говорю, за домом моим гора
весна, но чем ближе к лету, тем хуже боль
здесь воют ветра
чуть-чуть до утра
а что-то изменится утром для нас с тобой?

весна, говорим, пропала меж нами связь
погода не в радость, я молча смотрю в окно
а там торопясь
(одной ногой в грязь)
от старого клена отпиливают бревно

 

 

 

Учёт (экономическое)

производительность на нуле,
и эффективность ни так, ни сяк,
а твое семя в моей земле
однажды вырвется как сорняк.

чуть-чуть тепла – подвести баланс,
свести счета, рассчитать процент...
вернуть друг другу последний шанс,
создав единственный прецедент.

еще списать на статью затрат
прошедший год, многоточий лист
у нашей правды вкус горьковат,
а цвет... да тоже не слишком чист.

на себестоимость отнести
безумный взгляд и сердечный ритм.
пора попробовать отпустить
и прописать внутри алгоритм,

в котором четко закреплено,
что слезы – это пустой расход,
ведь прибыль наша уже давно
не поднимается до высот.

мы ликвидируем все долги,
и недостачи себе простим.
пока друг другу мы не враги,
процесс учета необратим.

 

 

 

Театральщина

немного старости на подвесках,
фантомы прошлого на стене,
еще никто не звучал так веско,
как эти флейты среди оркестра,
и контратеноры в тишине.

мне, знаешь, это необходимо,
побыть в той роли, в какой хочу,
но бархат вновь проплывает мимо,
не родилась я великим мимом,
да мне и комик не по плечу.

пока другие стоят на сцене,
гляжу с опаской из-за кулис.
живу по старой, надежной схеме,
но спотыкаюсь на каждой теме,
пытаясь речь отпустить на бис.

проходят годы и постановки,
успешно принятые толпой,
а я по-прежнему в обстановке,
где нет вообще никакой страховки,
где лучше быть не самим собой.

 

 

 

Апрель

ты ждешь, пока я пойду на убыль,
и метко стреляешь в цель.
а я терплю, я сжимаю губы.
такие дела. апрель.
пока снаружи все тает, тает,
ручьи бегут и часы,
меня тревога не отпускает,
наверное, недосып.
таблеток горсть проглотить на завтрак
от страха и от тоски.
мне не сказали, что будет завтра,
и очень болят виски.
прекрасно знаю, что ждут потери,
что двери снесет с петель,
но я опять начинаю верить.
такие дела. апрель.

 

 

 

Эдем

потерявшийся, заплутавший
даже в самых родных краях,
ты навеки здесь пострадавший
в постоянных ночных боях.

ты идешь не на свет – на ветер,
и на запах знакомых троп,
и прописано на билете –
до рассвета и снова стоп.

но дорог ощутимо больше,
чем отмерено тебе лет,
жизни линия станет тоньше
и однажды сойдет на нет.

и тогда, между тьмой и светом,
сделав выбор пол-жизни до,
ты глазами увидишь лето
и вкусишь от его плодов.

 

 

 

Огонёк


На шее крест, на душе истома,
А за окошком чудесный вид.
И вроде можно остаться дома,
Но что-то мается и болит.

И очень хочется путешествий,
Таких, чтоб дальних и навсегда...
Тоска погладит нас против шерсти
И вновь поставит на толщу льда.

И ты пойдешь, не смотря под ноги,
Колодцы прорубей обходя,
А те, с кем ты на одной дороге,
Однажды вслед тебе поглядят.

Иди, не бойся ночных прохожих,
Пусть не пугает ни дождь, ни мрак.
Поверь, не очень на то похоже,
Что путь тебя заведет в овраг.

Пройдут недели, а, может, годы,
Стоптав три пары своих сапог,
Ты вдруг увидишь за непогодой
Желанный маленький огонек.

И успокоится сердце светом,
И от тепла расцветет душа...
Ну а пока надо верить в это
...и просто этому не мешать.

 

 

 

Боги 

мне на трамвай, тебе на остановку,
но минус от разлуки невелик.
такая неудачная концовка,
знакомая по многим сотням книг.

бывает хуже, мы об этом знали,
ведь жизнь такая, вот и весь рассказ
а, впрочем, знаешь, нам ли быть в печали?
она уже привычная для нас.

но, может быть, болит, скажи на милость?
мне принести лекарства, мази, льда?
а я скажу – мне ночью как-то снилось,
что мы и не любили никогда.

какой чертенок нам скрестил дороги?
зачем судьба нас завела в тупик?
да кабы знать... видать, решили боги,
веками не читающие книг.

 

 

 

Баг

да какие стихи, ничего уж давно не пишется,
сколько новый лист в блокноте не открывай.
по утрам мне мерещатся то костер, то виселица,
то голова на рельсах, подле нее – трамвай.

по утрам порой сразу скатываешься в депрессию,
как олень подстреленный катится в свой овраг.
в двадцать два свои хочется иногда на пенсию,
когда нет силенок стоять на своих ногах.

иногда просыпаешься с мыслью, что жизнь закончилась,
и уж лучше бы правда всех размазало в декабре...
наверху нас встретил бы тихий звон колокольчиков
или же старый хвостатый черт в неземной жаре.

да какие стихи, безысходность сама не лечится,
хоть сто раз пытайся поднять себя по утрам.
переждем. залатают, поправят, склеят из бесконечности
этот самый обычный баг в одной из живых программ.

 

 

 

Говори


Говори со мной
О том, как шумит трава
Говори о том, как во рту слова
Тают и превращаются в белый дым...
Дышишь? Вот и поговорим.

Говори со мной
Когда настигает грусть,
Говори, как будто я не вернусь
Говори последнее, что хотел,
Прежде чем останемся не у дел.

Говори со мной
Немым языком цветов.
Говори, что стая твоих следов
Приведет меня через сто пустынь
К самой чистой из всех святынь

Говори со мной
Через сотни глаз,
Через много дней, сквозь десятки фраз.
Говори. Тишину не дай Бог привесть...
Говори, говори, я здесь.

 

 

 

не_волшебство

Мокрый снег бьет в голову как младшеклассник – издали,
Забинтованная реальность, белые чудеса...
Я просила волшебника, а вот кого мне выслали,
С тем и буду жить по учебнику «Сделай сам».

Строить личность пальцами как из пластилина чертиков,
Рисовать по чистому линий хромой узор,
Я просила волшебника, в бланке пять раз подчеркнуто,
Наверху сочли, для меня это перебор.

Мокрый снег бьет в голову, чувства метелью связаны,
Замороженная эмоция и стакан хоть на треть да пуст.
Все, что просишь – будет, много лет уже как доказано,
А всего и волшебного в жизни, что снега хруст...

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.