Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 96 (декабрь 2013)» Поэзия» Стихи, написанные в Барнауле (подборка стихов)

Стихи, написанные в Барнауле (подборка стихов)

Татаренко Юрий 

22 апреля

 

Через речку не пройти – сплошь промоины.

Нам не страшно на мосту. Мы помолвлены.

Носят площадь и проспект имя Ленина.

Город жаждет – раз в году – обновления.

Что ни двор – стоят кружком трудоголики.

Лом, лопата и метла – треугольники.

Вдоль домов – осколки льда. Эх, тимуровцы!

Всю весну росли у крыш зубы мудрости.

Полдень. Холодно ногам в мокрых ботиках.

Проституточки – и те на субботнике.

На диване бригадир, в печень раненный.

Телевизионный люк не задраенный.

У подъезда старый дед, бабка с палочкой.

Величают нас с тобой «сладкой парочкой».

Уложился в голове график месячных.

«Что случилось? Не звонишь…» – эсэмэсочка.

Настроение и так не особо, но

Не вчера картина та нарисована,

Где закат рассветом стать не пытается…

Все, что было до тебя – все считается.

 

 

 

Колыбельная Питеру

 

Сняты очки и уложены стеклами вверх.

Крупной заколки пугаются сны про войну.

Крейсер «Аврора» встал в очередь на телеверфь.

Плавает в латексе крохотный путинский внук.

Красные стены и серый террор – заодно.

Право на выбор никто не вписал в бюллетень.

Фига в кармане. Темно не в глазах – за окном.

Солнце в отставке. И прет напролом фиготень.

 

 

 

Серенада

 

Ночивники, ночивники ночуют по домам,

Хоромам и пентхаузам, коттеджам-теремам.

Привыкли спать на чистеньком и видеть чудо-сны

Ночивники, ночивники, страны своей сыны.

Журавлики-кораблики просились в детский сад,

Но только птички приняты, кораблики – откат.

Ночивники – кочевники с двуручною пилой,

Ходячие учебники «Как всё считать в кило».

Ночивники, ночивники, на оборотней вы

Нисколько не походите – сложнее все, увы.

Ночивники значительны, на чипсах не сидят.

В советах попечительских – не десять негритят.

Ночивники-начальники, счастливая судьба.

Ночивники, ночивники – на чьи шиши гульба?

 

 

 

Провинция без моря

 

Она и он. Надежда. Дмитрий.

Дом быта. Двухэтажки. Сквер.

Безмолвие как на Памире.

Мороженое как в Москве.

Вечерний парк. Аллея в липах.

А вот и тополь-великан.

Рука в руке. И солнце липло

Широкой грудью к облакам.

Тропа. Улыбка прутьев гнутых.

Сверхзвуковой. Два взгляда вслед.

Минет двенадцатиминутный.

Вопрос. Десятый час. Ответ.

 

 

 

Поезд 68

 

Я предатель, не знавший погон…

«Сдачи нету» – «Вы что, перестаньте!»

…И родному поселку Затон

Присягал на своем аттестате.

Помашу перегару старух,

Разносивших «кроссворды и прессу».

Посижу, обратившийся в слух,

С темнотой, прирастающей к рельсам.

Я в купейном вагоне один –

Парадиза бракованный слепок…

Тут чужие желания, блин,

Выполняются напоследок!

Проводник, незнакомый до слез,

Предлагает мохито и пиццу…

Трибунал перестуком колес –

И расстрел переездом в столицу.

 

 

 

Лето

 

Зеленеет топ.

Расцветает лифт.

В отпуске РУБОП.

Пиво на разлив.

Ангелок космат.

Кайф, куда ни глянь!

Отжурчал фон Смарт.

На дворе юань.

 

 

 

Операция «У-у-у»

 

Рушатся шурики не с пьедесталов –

Шурики рушатся с курсом валют.

Трусы, балбесы, бывалые стали

Определять нужный курс кораблю.

Море шумело, грозило, рыдало:

Где маяки? Вместо них – колбаса…

Вовики-комики крутят штурвалы.

Шурики дуют. Туги паруса.

 

 

 

Попутная песня

 

Скучает месяц в небе смутно-синем…

Бренчат в кармане 27 рублей…

Закончились Тверская и Россия.

Передо мною Кремль и Мавзолей.

 

Не будем спорить, есть ли жизнь за МКАДом,

Кидать бабло Фемиде на весы…

И эту ночь растащат на цикады!

Наставят гномы смайликов росы…

 

Кто был никем, рванет с утра в «Икею» –

И в выходные не пройти в метро!

Электорат, записанный в лакеи –

Толпа царей среди стекла и дров.

 

Но если честно, если – без издевки,

Талантов на Руси – не сосчитать!

В трехтомнике «Поэты Москалевки»

От фотографий глаз не оторвать…

 

Фонарики качают головами:

Кругом Москва, парниша, осмотрись,

Попей чайку на кожаном диване

И задом с депутатом породнись!

 

Политик во плоти – поравалитик,

Ну, не везет с народом на Руси:

Похмелий, чененадий, отвалитий

В таблицу Менделеева внеси!

 

Заткнули рот шутам и скоморохам,

Безмолвствует опричнина в строю…

Приятных слов, молчащая эпоха!

Наш гимн отныне – «Баюшки-баю».

 

Тургеневский Герасим… Нет, Базаров

Во всяком русском до поры притих…

О, не лети, таксизнь, до трех вокзалов –

Не нужно мне ни на один из них.

 

 

 

Наука потребления

 

Что в книге видим? «Многа букаф», ноль идей,

Литература – лишь домашнее заданье…

Чужая жизнь не соотносится с твоей,

А это значит – Джек Онегин, до свиданья!

 

Поскольку чтение не творчество, а труд,

А Интернет – подмена жизни, развлеченье, –

Все, кулинар, давай осваивай фаст-фуд

И спор о вкусах не своди к нравоученьям…

 

 

 

Русская зима

 

Вдали от творческих открытий

Врастает повседневность в праздность,

И жизнь в отсутствие событий

Уже не кажется напрасной.

 

Вершины съежились в вершинки

И с этим свыклись мал-помалу…

А буквы – черные снежинки –

Летят на белую бумагу.

 

Февраль погас. В глазах стемнело.

И плакать хочется безумно.

В окне у Казимира – небо

Необоснованно безлунно.

 

Затянем пояса и песни.

Слова толкуются впрямую.

«Мороз и солнце, день чудесный…»

Ну, ничего, перерифмуем.

 

 

 

Отчаяние

 

Мы венчались. Мы – венчались!

Мы промчались по любви…

Паутинка, истончаясь,

Шепчет пальцам: «Разорви!»

 

Я в лесу не потерялся,

Я в лесу теряю стыд.

К статным соснам в рыжих рясах

Жмутся грешники-кусты.

 

Я был гордым, я был глупым…

Рукавом смахну слезу.

До крови кусаю губы.

Не медведь – реветь в лесу!

 

Где ты, с кем ты – я не знаю:

Мы давно с тобою врозь.

Больно. Тишина лесная

Прокукушена насквозь.

 

 

 

Восемь недель

 

Клюнула – позвонила.

Глянула – и дала.

Вслушалась – полюбила.

Вдумалась – прогнала.

В вакууме – вдышалась,

Морщила нос и лоб.

Тронула почту – вжалась

В первый попавшийся гроб.

И там уже стала таять…

 

***

Солнце нерастворимо во времени

Каждое лето доказывал

Белый кружок на левом запястье

 

 

 

Юбиляру

 

Сорок лет – ты отнюдь не старик,

Просто юность свою подытожил –

И чужим стал тебе в один миг

Комитет по делам молодежи…

 

 

«Голубой огонек»

Продышал Ваня Ургант окошко…

Телекиллеры, мой вам привет!

Не боюсь, что меня укокошат:

Я их – вижу,

Они меня – нет!

 

 

***

Все точки экстремума пройдены,

 И Господу не по зубам

Шпионы, предавшие родину,

Россия, предавшая БАМ.

 

***

На многое

Бог закрывает глаза

Библией

 

 

***

Где ты, поле Куликово?

Где ты, Русская земля?

Тихо. Ничего святого.

Только эхо:

«Во…» и «ля…»

 

 

***

Мой приятель –

Хиппи настоящий:

Он на фото в паспорте –

Курящий!»

 

 

***

Мой друг детства и хлипкий, и хрупкий,

Но умеет – на зависть другим –

Останавливать маршрутки

Резким взмахом левой ноги!

 

 

***

Соль конспекта – в пудре формул,

В строчке главное – пробел,

Суть того, кто носит форму, –

В том, что он ее надел…

 

 

 

На рыбалке

 

За рекой кромка неба алеет.

Гаснут угли костра. Хорошо.

Тихо-тихо…Старик Пантелеич

На страницу «ВКонтакте» зашел.

 

 

***

Поцелуй меня везде: на Бали и в Хургаде,

В Ялте и на Балхаше – я ведь взрослая уже!

 

 

***

В суши-баре

Я не барин –

Ноль с палочками

 

 

Выставка

Стенд «Олимпиада в Сочи»,

Рядом «Кремль»…Но хоть разочек

Нам увидеть хорошо бы

Родину без фотошопа…

 

 

Выстраданное

Пишите меня в патриоты

Волшебной страны – Алкоголии!

Здесь хочется жить – до икоты!

А после икоты – тем более!

 

 

***

Мягкий знак породнился с вишенкой.

Капитанская трубка хмыкнула.

Буква «Ф» продолжает поиски

Своей второй половинки…

 

 

 

Весеннее настроение

 

Восьмое марта, день цветочный!

Тюльпаны розового цвета

И розы белые повсюду…

Иду по улице счастливый:

В руках зелено-желтый праздник!

Вопросы сыплются вдогонку:

«Мужчина, где мимозу брали?..

Мужчина, а почем мимоза?..

Я отвечаю всем с улыбкой:

«Не знаю я – мне подарили!»

 

 

 

Перепост-модерн

 

На картине Репкина, прикинь –

В тех же шмотках, в том же, блин, составе

Так же обсуждают казаки,

Где и сколько смайликов им ставить!

 

 

***

Пьесу «Светит, да не греет»

Ставят в небе вновь и вновь…

Бабье лето. Кровь желтеет.

Вся березовая кровь.

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.