Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Камушек (рассказ)

Половинкин Николай 

КАМУШЕК

 

День у Саши не задался с самого утра. Проснулся он с мыслью о том, что сегодня вновь нужно идти в школу. Как и вчера, как и завтра. Школу Саша ненавидел искренне, всей своей детской душой. Не потому что был двоечником. Нет. Учился он в целом неплохо, хоть и не без проблем, конечно. Тройки были нечастыми гостями в его дневнике, а уж двойки и подавно. Проблема Саши была в том, что он никак не мог найти общий язык со своими сверстниками. Видимых причин тому не было, но, тем не менее, Саша чувствовал себя изгоем. Дети дразнили его, не хотели принимать в свои игры, а порой даже и били, и Саша никак не мог понять: в чём же причина всего этого?

Школа, в которой учился Саша, стояла в самом центре села. В ней обучались около ста человек, а штат работников включал в себя двух «техничек» (одна из которых была ещё и завхозом), сторожа (по совместительству слесаря, сантехника и электрика) и девятерых учителей, которые преподавали сразу по два, по три, а то и по четыре предмета. Поскольку село было небольшое, все были друг у друга на виду. Учителя знали, у кого из их учеников родители пьющие, у кого больны, а у кого в семье всё относительно благополучно. Знали и готовы были прийти на помощь.

Саша рос в одной из немногочисленных сельских семей, где всё было стабильно и в полном порядке. Поэтому учителя особенного внимания на него и не обращали (а зачем, если у него и так всё хорошо?). Саша жаловаться старшим не любил, но его удивляло то, что никто из взрослых не обращает внимания на его проблемы. «Им всем плевать на меня» - думал он.

А проблемы у Саши случались каждый день. Вот и в этот, казалось бы, не предвещающий никакой беды весенний солнечный денёк, когда солнышко ярко светит, а до каникул остаётся каких-то три недели, на Сашу в очередной раз «наехал» его одноклассник-громила Витёк со своими дружками.

В сельских школах редко вымогают деньги (даже дети в селе понимают, что взрослым они нелегко даются), в сельских школах бьют просто так, «от души», а причину конфликта легко можно выдумать любую, было бы желание. Поэтому, не важно, что именно хотел от Саши Витёк, важно лишь то, что он его побил. Подкараулил после уроков за школой и «отметелил» со своими приятелями. Причём довольно-таки ощутимо «отметелил».

«Ну вот, - подумал Саша, когда его обидчики ушли, - теперь ещё неделю ходить с синяком под глазом. Всем на посмешище... И за что мне всё это?».

С такими мыслями Саша пришёл домой. Его мама только что закончила мыть пол на кухне. Увидела его, встала, распрямилась, упёрла руки в бока, широко расставив локти, и спросила: «Ну? И кто вас так отделал, Александр Вячеславович? А?». «Упал…» - вяло ответил Александр Вячеславович, практически не надеясь, на то, что мама в это поверит. «Отвечай!» - прикрикнула мать. «Мало того, что побили, так ещё и дома кричат. Как будто это я во всём виноват» - подумал Саша. Словно прочитав его мысли, мама смягчила тон: «Саш, ну почему никого больше не бьют, а тебя бьют? Почему так? Ты что, не такой как все, что ли?». Саша не знал ответа. Он думал: «Действительно, почему меня не любят? Может, правда, это я виноват в своих проблемах?». «Сегодня вечером из города приедет дедушка, - сказала мама уже совсем мягким тоном, - иди пока умойся, приложи лёд, покушай, а вечером пойдём его встречать вместе с папой».

***

Есть Саше совершенно не хотелось. Тем не менее, он похлебал остывший суп, наспех запил молоком, и побежал скорей на задний двор, чтобы посидеть в тени дома. Это было его любимое времяпрепровождение. Он сидел под старым клёном, смотрел на ограду, на сарай, на соседский дом и думал. Просто думал обо всём сразу и ни о чём одновременно. Рядом на цепи сидел старенький охрипший пёс Шарик, мимо сновали взад-вперёд глупые куры, чего-то выискивая у себя под ногами. Саша глядел, как они ковыряются в земле, клюют каких-то червячков, глотают непонятно зачем мелкие камушки. Глядел и завидовал их беззаботному и безмозглому существованию.

Неожиданно, Саша увидал что-то мелкое и непонятное в кучке засохшего куриного помёта. Саша был любознателен, как и все дети. Он безо всякой брезгливости взял этот кусочек навоза в руки, выковырял заинтересовавший его мелкий предмет, помыл его в корыте с чистой водой и тут же принялся разглядывать. Это был маленький кусочек непонятно чего, но, вероятнее всего стекла, нежно-зелёного цвета, неправильной формы и потрясающе красивой матовой текстурой поверхности. Саша разглядывал «камушек», как он сразу же окрестил свою находку, и всё никак не мог понять его природу. Он жутко нравился Саше, но было совершенно непонятно, откуда он мог появиться здесь, на заднем дворе.

«Саша-а-а-а!!! - раздался мамин голос, - Пошли скорее встречать нашего дедушку!». Саша сунул свой «камушек» в карман и побежал к маме, чтобы всем вместе поскорее отправиться на станцию, встречать деда.

***

Дедушку звали Николай Петрович, но для Саши он был просто деда Коля. Он был учёным, каким-то профессором каких-то там наук и преподавал в большом университете в городе. Откровенно говоря, Саша видел его всего несколько раз в своей жизни, но, почему-то, проникся к нему глубокой симпатией и уважением.

Саше было неприятно, когда его папа плохо отзывался о дедушке. Папа часто говорил маме: «Твой отец хоть и учёный, а всё-равно - дурак! Как можно было отказаться от такой карьеры, чтобы преподавать в каком-то занюханном институте?! Глядишь, сейчас бы и мы с тобой какими-нибудь депутатами были бы, и Сашка бы в школу для мажоров ходил бы». Саша понимал, что его папа обвиняет в чём-то деда, но никак не мог понять, в чём именно. Он любил их обоих, и сильно переживал в такие минуты, когда папа заводил разговор о дедушке.

Зато как Саша радовался, когда пару недель назад увидел деда Колю по телевизору в вечерних новостях. Какой-то представительный дяденька, в костюме с галстуком, вручил его деду большую и красивую грамоту. Несколько раз ведущий новостей произнёс слово «гранд». Саша не знал, что это такое. Он знал только книгу «Дети капитана Гранта», которую очень любил. Сашка представлял, что деда Коля мчится по волнам на парусном корабле, кого-то спасает и всё такое прочее, и ему, почему-то, становилось жутко смешно.

Вскоре после того, как Николая Петровича показали по телевизору, он позвонил Сашиной маме и сказал, что приедет погостить на недельку. Саша слышал этот телефонный разговор. Деда Коля сказал: «Ничего с ними не случится, если меня не будет недельку в институте. Мне кажется, я заслужил отдых. В конце концов, я дочь с внуком уже полтора года не видел!..». Затем добавил ещё фразу, но так тихо, что Саша её не услышал. Мама почему-то очень бурно на неё отреагировала, сказала, чтобы дед не говорил глупостей и что он ещё всех их переживёт. «Да это я шучу так. Ну всё, до скорого!» - сказал дед и повесил трубку.

И вот, настал день приезда, и Саша, мама и папа - все вместе идут на станцию, чтобы встретить дедушку и чтобы помочь донести его вещи.

***

Вещей оказалось на удивление мало. Папа пробурчал что-то невнятное о том, что и не стоило тащиться в такую даль ради двух чемоданов, мама обняла деда Колю, а Саше дали ответственное поручение нести свёрток с книгами. Саша старался не поворачиваться к деду той стороной лица, на которой был синяк. Ему совсем не хотелось лишних расспросов.

До дома дошли быстро, почти не разговаривая. Лишь мама с дедушкой время от времени перекидывались парой фраз о том - о сём. Придя домой, все вместе поужинали, выпили чаю. Папа с мамой ушли смотреть телевизор, Саша вышел погулять, а деда Коля присел на крыльцо, закурил и стал смотреть куда-то вдаль. «Ну как дела, Александр?» - неожиданно спросил он. «Нормально» - дал заранее заготовленный ответ Саша. «Обижают?» - как-то совсем уж неожиданно спросил дед, намекая на синяк под глазом. «Хорошо хоть при маме не стал расспрашивать» - почему-то подумал Саша. Дед продолжал: «Меня, помнится, тоже в школе били. Я, правда, сдачи давал, но били всё-равно. Это, Саш, на пользу тогда мне пошло. Всё, что ни делается, всё на пользу идёт». Этого Саша никак не мог понять. Как нечто подобное могло пойти ему на пользу? Может быть, дед шутит?

Посидели ещё немного. Чтобы как-то прервать неловкое молчание, Саша показал деду Коле свой «камушек»: «Смотри, деда, что я нашёл сегодня. Не знаю, что это, но мне нравится». Дед взял «камушек» двумя пальцами, поднёс к своему, покрытому трёхдневной щетиной, лицу, внимательно рассмотрел и рассмеялся: «Я знаю, что это такое. Ты нашёл его в курятнике или  рядом с ним?». «Ага. На заднем дворе. А как ты догадался?» - спросил Саша. «Я тебе расскажу что это. Только  начну издалека, так что ты наберись терпения». «Хорошо» - пообещал деду внук.

«Ты знаешь, что у птиц самые крепкие желудки? Они вырабатывают так много кислоты, что могут переварить что-угодно». «Птицы вырабатывают кислоту?» - не выдержав, перебил Саша деда. «Ты обещал слушать меня терпеливо, - мягко пожурил его деда Коля, - Ну да, вырабатывают. Твой желудок тоже вырабатывает соляную кислоту, чтобы переваривать пищу. Только она имеет очень низкую концентрацию. А вот, например, у какого-нибудь страуса она такая высокая, что тот спокойно может переваривать консервы вместе с банками». «Ха! Ты обманываешь!» - Воскликнул Саша и тут же спросил недоверчиво: «Неужели правда?». Дед шутливо скорчил обидевшуюся гримасу и сказал ему на это: «Больно надо мне тебя обманывать. Могу я продолжать?». Не дожидаясь Сашиного ответа, дед продолжил: «Так вот. Куры, конечно, поменьше страусов, но, всё-равно, кислоты им хватает, чтобы переваривать, ну скажем, стекло». Саша сидел в недоумении: «А зачем им переваривать стекло? Зачем его, вообще, глотать?». «А вот это правильный вопрос!» - рассмеялся дед. «Видишь ли, у кур есть клюв, но совершенно нет зубов. Поэтому они вынуждены глотать мелкие камушки, песочек и кусочки стекла, чтобы измельчать твёрдую пищу. Они перетирают её у себя в желудке, как-будто пережёвывая. То, что ты нашёл, это просто полупереваренный кусочек стекла из куриного желудка».

Саша расстроился. «Так значит, это не драгоценность?» - спросил он. Деда невероятно сильно рассмешил этот наивный детский вопрос, отчего Саша расстроился ещё больше. Дед погладил внука по голове и, ласково улыбаясь, проговорил: «Ну как тебе сказать? Почему же не драгоценность. Это ведь зависит от того, как посмотреть». «Ты о чём?» - в очередной раз недоумённо спросил Саша.

«Взгляни ещё раз на этот кусочек стекла. Он такой красивый, что его можно легко принять за драгоценный камень. А какая у него история? Самая прозаическая и вульгарная, какую можно себе представить. Бутылка пива, купленная в сельском магазине, - тривиальный атрибут пошлой действительности, - была кем-то брошена и разбита. Безобразные осколки стекла валялись в земле, пока один из них не проглотила для своих физиологических целей курица - птица, несущая в себе образ беспросветной тупости. Этот осколок прошёл через весь её пищеварительный тракт, чтобы выйти вместе с кучкой помёта наружу. Затем он долго валялся на скотном дворе - самом прозаическом месте, какое можно себе представить. И вот его нашёл ты. И разве он тебе не нравится? Разве не своей красотой он тебя привлёк? Его история состоит из самых пошлых и банальных эпизодов, но не будь хоть одного из них, не было бы и его самого, такого, какой он сейчас. Этот «камушек» говорит тебе о том, что не важно через что ты прошёл и пройдёшь ещё, - важно лишь то, каким ты станешь в конце пути.

Любые жизненные невзгоды воспитывают твой характер, постепенно оттачивая его, чтобы он стал в итоге похож на драгоценный камень. И если у твоего «камушка» не благородная природа, то это ещё не значит, что он не имеет ценности… Все мы немного бриллианты…»

Дед замолчал. Они посидели вдвоём ещё немного и пошли спать.

***

Через неделю дед уехал. А ещё через неделю он умер от сердечного приступа.

На Сашу оказал большое впечатление тот вечерний разговор. Он тогда не всё понял из него, так как дед любил выражаться витиевато, но главную мысль он уловил. Саша частенько вспоминал дедовы изречения: «Все мы немного бриллианты» и «Всё, что ни делается, всё на пользу идёт».

Когда Саша вырос, он стал известным учёным-лингвистом, автором многих книг и монографий. Он преподавал в престижном ВУЗе, часто бывал на симпозиумах и научных конференциях. Студенты называли его почтительно: Александр Вячеславович. Друзья и коллеги уважали его. Александр женился, его жена родила ему сына.

И всегда, когда ему бывало трудно, он вспоминал тот, вроде бы незначительный, вечерний разговор с дедом на крыльце, и ему становилось легче.

Александр часто приезжал в своё село к родителям. Ещё он заходил в гости к своим бывшим одноклассникам, в том числе и к Витьке-громиле. Он почему-то испытывал к нему особое чувство благодарности, сам не зная за что.

***

На первый день рождения Николая (так Александр Вячеславович назвал своего сына) пришли родные и коллеги-преподаватели. Отмечали скромно, не шумно, как и подобает семейным интеллигентам. Когда вечером все уже стали расходиться, один из гостей заметил на полке в прихожей коллекцию каких-то маленьких камушков. «Что это за камни? Драгоценные?» - спросил он. «Ага. Драгоценные» - шутливо ответил Александр. «А как называются?» - не унимался любопытный гость. «Стекурлиты!» - сказал Александр первое, что пришло ему в голову, и рассмеялся. «Надо же! Никогда не слышал». Все принялись разглядывать коллекцию из белых, зелёных и коричневатых матовых камушков, а маленький мальчик - сын одного из гостей, который накануне провел лето в деревне у бабушки, стоял в уголке, смотрел на Александра и лукаво улыбался. Лишь они вдвоём в этой комнате знали секрет этих «камушков».

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.