Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 97 (январь 2014)» Проза» Семейные дела (рассказ)

Семейные дела (рассказ)

Лопатин Андрей 

СЕМЕЙНЫЕ ДЕЛА

 

 

Как же давно это было! У меня в руках старая фотография выпускного класса. Вспоминаю самую первую нашу встречу.

К началу урока она зашла вместе с учителем.

– Вот, знакомьтесь, – сказала Ольга Павловна. – В вашем классе новичок. Зовут её Даша. Прошу, как говорится, любить и жаловать.

Стройная, худощавая, с большими, как у куклы, голубыми глазами и длинными ресницами, светло-русыми волосами, собранными сзади в хвостик и украшенными чёрным бантом. Она пленила парней сразу, всех до одного. Уже в первую секунду они обзавелись тайной мечтой.

Девчонки были не в восторге. Существует мнение, что женщины ни чёрта не понимают в женской красоте, так же, как и мужчины не понимают в мужской. Но, уверяю вас, наши девчонки поняли в тот же час, что запахло жаренным, они нутром почувствовали – появилась соперница.

Лично я обрадовался больше всех. Не могу назвать себя везучим человеком, но в этот раз, словно в лотерее, мне удалось, как тогда казалось, сорвать настоящий джекпот. Дело в том, что за партой сидел я один и вариантов, с кем посадить Дашу, больше не было.

– Привет! – сказала она, усаживаясь рядом.

– Привет, – улыбнулся я.

Новенькие почему-то всегда вызывают нездоровый интерес. Свои девчонки в классе вдруг сразу становятся старенькими. Не могу объяснить этот феномен, наверное, тут надо почитать умных психологов, вроде Карнеги или Юнга, а то и умных сексологов, вроде... Нет, не будем сейчас вдаваться в философию. Главное, для меня был результат этой подсадки.

Уже вечером я шагал с ней рядом, напросившись проводить до дома. Так я узнал, что она капитанская дочка, что армия иногда отправляет её отца в глухие районы для повышения своей обороноспособности.

– Мы с мамой привыкли жить кочующим табором, – призналась Даша, озарив пленительной улыбкой.

– Вредная привычка. Из табора придётся тебя выкрасть, – признался я, проскрипев зубами.

Но однажды я захворал и не пошёл на занятия. Этим воспользовался мой недруг, одноклассник Пашка Удальцов. Он бесцеремонно взял да и проводил её до дома. Мне доложили. И я тут же выздоровел. Ревность взыграла во мне такая, что я стал похож на быка испанской корриды.

Утром, перед тем как отправиться в школу, я специально потренировался гантелями, постучал кулаками в подушку, воображая физиономию Удальцова, продумал комбинацию ударов.

После уроков мы ушли за школу. Нас окружили любители корриды.

Но лицо Удальцова – вовсе не подушка, оно оказалось гораздо твёрже. Первый хук в лоб получился у меня хуком в нос: себе я вывихнул палец, а ему нос. Из носа побежала кровь, и мы решили на этом закончить.

На другой день он подошёл ко мне сам. Сделав жалобное лицо, он потребовал:

– Уступи Дашку! Тебе чего, жалко что ли? – потом начал хитрить: – А давай за деньги куплю?..

Я удивился так, что проглотил жвачку. Пришлось наглецу вывихнуть ещё и ухо.

Из-за Дашки моя учёба вскоре пошла вниз, дневник запестрел двойками. На замечание отца я ответил:

– Эх, папка! Не до учёбы мне теперь – влюбился я! Скоро приведу её знакомиться с вами, готовьтесь.

Передо мной другая фотография... Это мы уже в Загсе. У Дашки глаза счастливые, улыбка до ушей. Я тоже улыбаюсь, не веря своему счастью. Какими же наивными бывают люди в молодости! Глядя на себя на этой фотографии, так и хочется сказать молодому человеку: остановись, сумасшедший, пока не поздно! Но не слышит молодой человек, от восторга уши и щёки сияют как светофор, а рука спешит надеть кольцо возлюбленной. Не понимает он, что кольцо на шею свою одевает. Ну да ладно, оставим его, пусть пока воображает...

А вот следующий снимок: это мы на крыльце роддома. На моих руках первый сын, Сашка, сорванец будущий. Кажется, что здесь я хоть и улыбаюсь, но во взгляде уже есть озабоченность. Видимо, происходит отрезвление и понимание, что влип крепко и обратного хода нет.

На другом снимке фотограф опять приловил нас на крыльце роддома. Здесь на руках моё второе произведение – маленькая Любаша, в будущем вылитая мать. Первое её слово было: дай! Молодой человек по-прежнему улыбается...

А вот фотография, на которой мы опять облюбовали крыльцо роддома, будто и бывать нам больше негде. Я подозреваю, что бог сначала хотел сделать из меня кролика. На моих руках уже третье произведение – маленький Игорёк. Вижу, что на лице молодого человека улыбки уже нет. Вот оно подсознательное сознание! Задумался он, что крутиться теперь придётся как юла, в три раза быстрее. Дашка к тому времени стала шире меня тоже в три раза, попробуй прокорми такую!

Ещё одно примечательное фото. Это мы на нашем юбилее – десятилетие совместной жизни. Отмечать мы не собирались, потому что забыли, когда поженились.  Но пришли к жене в этот день подруги и заявили:

– Это нечестно! Это возмутительно!

Пришлось быстро готовить на стол. А мне досталось помогать жене на кухне. Я уже заранее знал, чем всё закончится.

Сначала мы долго не могли поделить тёрку. Потом оказалось, что я без остатка изрезал всю морковь в свой салат, чем и обезглавил её задуманное блюдо. Гостей пришлось отправлять в магазин. Морковку купили, но осадок остался...

Потом Дашка наказала мне присмотреть за кастрюлькой, которая стояла на газу, а сама ушла в зал. Я решил доварить. Помешал, как положено, посолил, как требуется, поперчил, как рекомендуется. Ведь всё это я делал из лучших побуждений. Но, оказалось, всё было посолено и поперчено до меня. Осадок перерос в скандал. Пришлось варить заново.

Кое-как отсидели мы юбилей с приличными минами, а как только гости ушли, тут и началось:

– Лёня! – сказала мне жена. – Вот я сейчас сижу и думаю, как я с тобой, с таким несерьёзным человеком, целых десять лет прожила?

– Верно ты заметила, – пришлось отвечать мне. – Если бы я был хоть чуть-чуть серьёзнее, мы бы так долго не прожили!

Естественно, после этих слов она набросилась на меня с кулаками. Слава богу, с кулаками. Тогда сковородки были ещё не в моде, тогда они были ей ещё не к лицу.

Она не унималась:

– Завтра же соберу тебе сумку с вещами! Да какую сумку? Всё, нажитое тобой, уместится в барсетке!

До сих пор в ушах звенит: в барсетке, в барсетке... Теперь сомневаюсь: может, надо было продать её Удальцову, за жвачку?

А вот передо мною фотография ещё одного юбилея – двадцатипятилетие совместного проживания! Он был всего неделю назад. У меня до сих пор остались следы от синяка, а шишка на затылке так и не рассосалась. Отмечать мы и в этот раз не собирались. Но опять пришли её подруги и заявили:

– Это нечестно! Это возмутительно!

Сегодня мы с Дашкой – как кошка с собакой. Ночами обитаем строго по разным комнатам. Я уже серьёзно опасаюсь, что могу быть задушен во сне подушкой. Поэтому, в целях личной безопасности, каждый обустроил себе крепость, которая оснащена надёжным замком.

На этом юбилее, за много последних лет, мы с Дашкой впервые оказались за одним столом. Нас даже посадили рядом друг с другом! И – представляете? – начали поздравлять!

Её подруги, словно в насмешку, изготовили две большие картонные медали и повесили нам на шеи. На медалях была надпись: «За многолетнюю любовь и согласие в семейной жизни».

Я вежливо поблагодарил, а когда сел за стол, мне стало грустно. Мне почему-то вспомнились другие медали – боевые: «За мужество», «За отвагу», «За храбрость». Если бы к каждой из них приписать «в семейной жизни», они бы подошли мне как нельзя лучше.

«Почему нет таких медалей? – негодовал я про себя. – Кто бы хоть месяц пожил с моей Дашкой, тот бы сразу понял: за столько лет мне не только медаль, а боевой орден вручить полагается! Да что там орден! Мелко... Тут попахивает и более высокой правительственной наградой – Золотой звездой Героя России! И с обязательным оформлением повышенной, пожизненной пенсии!»

Мои мысли прервала тёща. Она обратилась с издевательской речью:

– Все завидуют вам, дети мои! Сколько счастливых минут вы подарили друг другу за эти годы! А сколько ещё подарите! Мда... – вздохнула она. – Вот у меня с Фёдором Ивановичем скоро пятидесятилетие будет, как мы вместе! Представляете, каково это? Такой срок прожить душа в душу, каждый день видеть одну и ту же физи... одну и ту же мор... одну и ту же счастливую улыбку – это дорогого стоит!

Тесть горько вздохнул, видимо вспоминая все синяки и ссадины, все больничные палаты и кареты скорой помощи, все валидолы и корвалолы семейной жизни.

– А у меня дед с бабкой так вообще шестьдесят лет отбарабанили вместе, от звонка до звонка! Вот им каково? – добавил один из захмелевших гостей, и подмигнул.

Потом с бокалом встал другой гость и, качаясь и расплёскивая вино, неожиданно грянул:

– Горько!

Помню, как я схватился за сердце, и как лицо жены стало белым словно известь. Но нам не дали опомнится, все разом подхватили:

– Горько! Горько! Горько!

Этот поцелуй я, наверное, не забуду до конца своих дней. Чтобы уважить гостей, нам пришлось смириться, сделать благообразный вид. Нервно морщась и кипя от злобы, мы потянули губы навстречу друг другу. И закрыли глаза, чтобы не видеть физиономии. Я даже заткнул уши, чтобы не услышать звук чмоканья.

Но есть на свете бог. В губы мы промахнулись: я попал в нос, а она в подбородок.

Кто хоть однажды целовал усопших, поймёт мои ощущения. Жена после поцелуя утёрла губы платочком, а потом незаметно сходила ещё в ванную комнату и помыла их. И почистила зубы. Мятной пастой. И брызнула дезодорантом «Лесная свежесть».

Кое-как удалось нам отыграть вечер. Хорошо, что после застолья долго убираться не пришлось, а посуду вообще мыть было не нужно. У нас она вся одноразовая, пластмассовая. Кастрюли и сковородки давно погнуты, тарелки и стаканы давно разбиты, а железных ножей и вилок мы не держим по причине безопасности здоровью, имуществу и другим ценностям.

Вот совсем недавно, несколько минут назад, со школы пришёл сын, Игорёк. Я давно хотел отругать его за то, что недавно совсем забросил учёбу и скатился на двойки.

Можете представить, какой я получил ответ? Нет, вы не сможете представить даже частицу той боли, какую он причинил мне. Он радостно заявил:

– Эх, папка! Не до учёбы мне теперь – влюбился я! Скоро приведу её знакомиться с вами, готовьтесь.

Вот и скажите, люди добрые, что мне ответить ему?

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.