Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 24 (бумажный)» Культура-мультура» Озноб (из сборника сатирических рассказов)

Озноб (из сборника сатирических рассказов)

Сердюков Сергей 

ОЗНОБ (из сборника сатирических рассказов)

 

Введение
(читать под музыку)

         «Меня можно ненавидеть, но меня нельзя не замечать» (заноза)

 

Несчастные подростки, неудавшиеся малолетние преступники, депрессирующие уродливые дамочки и спивающиеся поэты, вы знаете толк в полутонах? Тигриное и кошачье для вас трудноразличимо? Хорошенько разомните пальцы, сейчас мы в рамках религии и кино запустим руки поглубже в самость самое себя, пока из-за горячей, страстной и пугающей натуры не покажется холодящая кровь универсальная эмблема das Man, средоточащая в себе нерассказанное то, что жилы и сердце превращают в страх и ненависть, а ум и селезенка в любовь и сахарный диабет. Примите что-нибудь расслабляющее и несущее смерть. Готовьтесь теперь говорить о себе, что вы не понаслышке знаете о том, что такое озноб.

Соль

Селедка в соли, огурцы в соли, соль помогает избежать истлевания, коровы лижут соль, слоны ищут соль, океан задыхается от соли, небо от нее свободно. Соль соленая, соль ядовитая. Тот, кто защипывает много соли, умирает быстрее и медленно. Тот, кто не защипывает соль, несчастен, даже если улыбается и говорит всем, что ему все равно. Во мне пуд соли, она то выходит, то вновь накапливается, потому что жить с солью лучше, чем без соли. Соль как любовь: жрет меня изнутри, когда она есть, и заставляет себя добывать, когда ее нет. Многие сдохли от соли, а кто-то и вовсе ею стал.  

Рыба

Копни я поглубже, нашел бы червя. Насадил его покрепче на крючок и отправился ловить рыбу. Рыба это хорошо, так меня воспитали, да я и сам с возрастом это понял. Первая рыбалка прошла без моего участия, мне было всего четыре года. За меня мою рыбу поймали мои родные. Я не помню ее вкус. После я никогда не отказывался от рыбалки. Некоторые говорят: «Я не ем рыбу, я ведь серьезный человек. Зачем есть рыбу, когда есть «Доширак» со вкусом рыбы, или еще что-нибудь. Из него не надо выбирать кости, жарить или варить, ловить, наконец». Многие забывают о Рыбе и переходят на раздельное питание, или еще проще: разводят рыбу в аквариумах. Говорят, что нельзя есть только рыбу, нужно помнить о тех, кто любит шампиньоны или еще что-нибудь. Просто как-то так вышло, что мы все мечтаем прокатиться на метро. Просто как-то так вышло, что мы все дети рыбаков.

«Что-то у меня как-то не сошлось» (Эвклид)

Игра

Давай сыграем в игру. Ты будешь убегать, а я догонять. А когда я тебя догоню, то убью, понарошку. А потом ты меня. А когда мы закончим играть вместе и разойдемся каждый по своим углам, то в это время начнется новая игра, только я уже буду играть не вместе с тобой, а ты отдельно от меня. Я буду улыбаться не тебе или никому, потом разыграю партию, понарошку. А ты – плакать с кем-нибудь или из-за кота, не по-настоящему. За хорошую игру меня переведут в другую игру или разыграют за плохую. А, когда основное время игры закончится, я притворюсь мертвым, чтобы правила, которые придумал я, разыграли в новой игре или вовсе отменили. А ты вспомнишь, как я догонял тебя и немножко поплачешь, понарошку, не по-настоящему.  

 

Похороны

Я родился, чтобы плакать на похоронах общего дела. Остальным тоже не наплевать, они со мной выносили гроб и закидывали его липкой глиной, а потом пили глинтвейн из пяти блюд, начиная с кутьи, как гласит канон. Потом все разошлись, икая и почесывая животы, кто-то плакать, а кто-то курить за угол и смеяться. Я пошел с теми, кто пошел за угол. Остальные потом пугали меня тем, что будут по мне плакать, точнее по моему вкладу в нас. Через десять лет мы встретимся на поминках общего дела, для того чтобы вспоминать и смеяться, и переставать быть не целованными. Из-за 1/11 моего вклада в общее дело я тоже буду вспоминать и смеяться, а все десять лет до этого я буду пельмени на соль пробовать. Только никому этого не скажу, и тогда, может быть, мне никто этого не скажет. А еще мне не скажут, что меня ненавидят, или, что я испортил им жизнь. Ведь я вложил в общее дело всего 1/11 общего дела. Нас всего 11, но кто-то умудрился вложить больше. Поэтому, когда мы разойдемся, чтобы снова встретится через 10 лет, я отправлюсь учить испанские глаголы, а кто-то плясать на могиле общего дела.

              «И все-таки она вертится» (Р. Сифреди)

Лошадь

Как связать лошадь и добродетель? Женщина поможет разобраться в этом. Молодая похотливая женщина, воспитание которой не позволяет постоянно и открыто лгать, а неуемное желание напрочь лишает всякого рода сдержанности. Юмор разбавляет похоть и вот перед нами уже забавная простушка, над шутками которой смеются во весь рот даже самые мужчинские мужчины. Ей хочется оседлать свою плоть, овладеть мощным корпусом и устроить скачки,  на уроки верховой езды она ходит три раза в неделю. Честности и благородства ей не занимать. Хотя в ее лице честность не самая благородная добродетель.

 

Кино

Избавьте мир от синематографа, вы власть имущие, вы золотой миллиард. Тяжесть и переживания на вас бы кинематографические наслать. Чтоб чувствовали, чтоб плакали и смеялись. Моя страна – это то, за что они сражались. Я своей страны, кроме как в кино и не видел. Любви не видел, ненависти, счастья. Только кухонные склоки мне без кино и остаются. Или это кино у меня все остальное забирает, выпивает все, что на жизнь ничего и нет. Хотя и жизни, кроме как в кино, особо и не ощущал. Мысли мои только как нарезка из фильмов, исчезнет кино, так может и от меня ничего не останется.

 

«Да чего же мило жженым можжевельником у вас из-под койки повеяло»
 (К. Хабенский, в эпизоде х. ф. «9 Рота»)

Навеянное группой «кровосток»
Ты же читаешь

(Опорному пункту милиции железнодорожного района г. Барнаула, посвящается)

 

Я не знаю, зачем задавать столько вопросов, ответы на которые ты уже знаешь.

Сомневаюсь, что я тебе действительно интересен, я же вижу, с каким выражением лица ты читаешь.

Не стоит рассказывать мне о том, что есть закон и порядок,

Когда я понял, что ось наклона земли 23 с половиной, ты дотаптывал дорожки меж огородных грядок.

Над шутками твоими смеются лишь те, кто младше тебя по званию,

Ты сам спиваешься медленно, но верно, так не взывай же к моему сознанию.

Я просто посижу здесь немножко, оставлю пальчики и пойду допивать с друзьями,

А ты закончишь писанину, начистишь туфли и отправишься балдеть со шваброй и бомжами.

Домой ты уходишь пешком за полночь, боишься встретить гопников на безлюдной аллее.

Отбросил бы к черту свои бумажки, кружанул меня на деньги, может, было бы веселее.

А если нет, то вытри пот со своей фуражки, от меня ты нового ничего не узнаешь,

И перестань постоянно спрашивать одно и то же, я же вижу, что ты читаешь.

 

Каклицо Какуши

Ситуация спонтанности в точке кульминации,

Кадры не требуют перемещения, кадры требуют ротации.

Боевой клич длится несколько секунд, запоминается надолго,

Найти себя на полу под пальто не просто, я как в стогу сена иголка.

Контр Страйк с пинаря есть разрешение проблемы распада личности.

Избавиться бы от алкоголизма, оставшись при своей вторичности.

Новые приобретения огорчают надолго,

Найти себя на полу без пальто не просто, я как в стогу сена иголка.

Весенняя погода радует наряду с повизгиваниями в душе.

Нашел себя не на полу, а в ванной, я уже каклицо Какуши.

 

Друг

Мой друг знает, как надо делать, если нечего делать. Мой друг проснется рано. Мой друг не тратит время на сон понапрасну. Мой друг далек от жизни, но близок к искусству, он на ТЫ с техникой, я на ТЫ с ним. Когда мы вместе, я говорю с другом, друг говорит со мной, если мы перестанем говорить, то мой друг не перестанет быть мне другом. Мой друг очень хороший друг. Я хотел бы, чтобы он был хорошим другом не только мне, но и самому себе.

(Друзья)

Инопланетяне

Очень весело и удивленно думаем мы, что заинтересованно и зловеще смотрят на нас из космоса инопланетяне. Мы тоже смотрим в космос, якобы разглядывая другие шары, угадываем их цвета, представляем размер и не представляем расстояния. Но на самом деле все железки, пластмасски и прочее, иногда очень дорогое, для людей, барахло, великие умы современности отправляют вверх, только потому, что боятся, ненавидят, но вместе с тем с ума сходят по тому, что там наверху. Это большое и черное никогда не поместится ни в одну голову, и еще там наверняка есть инопланетяне. И вновь запускаются станки, конвейеры и спиртзаводы, огромные ракеты устремляют свои векторы вверх и по команде «Пли» отправляются туда, чтобы никогда не вернуться. И очень весело и удивленно смотрят на нас инопланетяне, на то, как заинтересованно и зловеще под аккорды реактивной канонады бьются головой о стол величайшие умы человеческой цивилизации.

 

Хохот

Хлопнула дверь, раздался хохот. Послышались чьи-то шаги. Хохот продолжался. Шаги приближались. Хохот был разный: был сиплый, явно прокуренный, был и звонкий, светлый, переливистый, был с натугой, хохот с усилием, хохот без усилия тоже был, были и насмешки. Некоторый смех перерастал в кашель, а некоторый в истерику. Хохот был многоголосный, целый хор. Много смеха. Смеялись только мужчины, женского смеха слышно не было. Шаги приближались к хохоту, они уже подошли вплотную. Хохот затих, затихли и шаги. После некоторой паузы хохот раздался вновь, но на сей раз в нем присутствовал еще один смех.

 

Александръ

Александр вел, остальные спокойно плелись за ним. Он размахивал руками, взывал к благоразумию, к пониманию актуальности проблемы, жизненности вопросов и бессмертности тем. Он говорил так громко, непонятно и убедительно, что даже те, кто приходили посмотреть на Александра, начинали его слушать. Его интонация то нарастала, то нарастала еще сильнее. Слабонервные дамочки падали в обморок, детей начинало тошнить, мужчины суетливо курили, перешептываясь между собой, периодически поглядывая на Александра, то кривя лицом, то утвердительно кивая. А он все ходил по столу, разбрасывая какие-то бумажки, в паузах поскрипывая золотыми зубами. Когда кричал Александр, кричали и все остальные, когда он плакал, аудитория закатывалась ревом вместе с ним. Однажды Александр даже сломал себе руку, пытаясь смоделировать масштаб обсуждаемой трагедии. Зал взорвался аплодисментами от силы воли и выдержки Александра, когда тот три часа, не моргая, смотрел в глаза портрета Путина на стене в прихожей. «Как хорошо, что у нас есть такие Александры», говорили все в перерывах, «они совсем недавно стали появляться», добавляли остальные всем. «Вот раньше их не любили, затыкали им рот, сажали и расстреливали, а сейчас любят, не сажают и не расстреливают. Они долго скрывались за границей, как хорошо, что теперь они скрываются у нас. Надо всем рассказать, надо всех привести послушать Александра. А какие анекдоты он рассказывает! А как славно танцует! А в кино как сыграл! Вы видели!? Да что там сыграл, сам и режиссировал!».

Народ так сильно полюбил Александра, что однажды, в автобусной давке, его затыкали шилом. Он так и ехал, мертвый, пока все не разошлись, и его тело, с маленькими красными точками на груди, медленно не сползло по ступенькам на конечной, вместе с последним заспанным пассажиром. Его похоронили на Красной площади, на гражданскую панихиду собралась вся нация. Кто-то плакал, кто-то смеялся, кто-то тащил цветы, и кошельки из карманов тех, кто плакал и смеялся. В смерти Александра обвинили «чеченских террористов-камикадзе». 

 

Заметка автора № 1

«Энрико схватил ее трепещущее от страха и возбуждение тело своими грубыми загорелыми руками. Мари собрала все свои силы, но вместо крика из ее уст раздался протяжный стон, она и думать не могла, что этот дикарь может быть таким нежным, в глазах ее помутнело, все силы вмиг испарились. Он манил ее к себе, манил, как манит пропасть молодого птенца».

(прочитав это, каждый мужчина должен почувствовать себя в туалете, а женщина в поезде)

 

(Жизнь, ептеть)

Настроение

Нет настроения писать про настроение, напишу лучше что-нибудь о кино, или о театре, хотя и в театре, имеется в виду, как следует в театре, я и не был никогда. В кино был много раз, но меньше, чем хотелось бы, хотя и от кино уже устал. К черту кино, театр и искусство вообще, напишу о погоде, о природе, я об этом много знаю, я об этом читал и даже смотрел. Хотя погода такая, что лучше о ней не писать, а когда такая погода, то и природа не радует. Вообще мало, что радует в последнее время, и вряд ли дело только в погоде. Во мне дело, чего-то нет во мне, раньше было, а сейчас нет. Настроения, наверное. 

 

Заметка автора № 2

Когда у мужчин отпала необходимость бегать за антилопами каждый день, они начали бегать друг за другом или за женщинами. Эти мероприятия они назвали спортом и любовью, соответственно. Когда у женщин отпала необходимость собирать коренья и попрошайничать, они стали выпивать больше двух бокалов вина в день и назвали это депрессией.

В не удел

Посмотри на своих друзей. На знакомых. На тех, кого можно назвать близким кругом. Посмотри внимательно. Насколько хорошо ты знаешь их? Как давно доверяешь им? Что ты о них думаешь? Что они о тебе? Насколько важно для тебя их мнение? Как часто вы видитесь? Общаетесь? Все это можно назвать обычной жизнью. Обычной дружбой или обычными отношениями. Сколько бы вокруг тебя не было близких и дорогих людей, помнить нужно одно: один из них согласится убить другого для тебя за 10 000 рублей.

 

«Ой, йога это же так модно, я тоже хочу» (Человек, живущий в мире кино и философии)

Завтрак в доме у образованных молодых людей

- Я вчера чуть в обморок не свалился!

- Эко тебя, сволочь, пробрало.

 

Герой

Герой, он есть всегда. Встает раньше всех. Делает много дел. Таких же, как и все. Но при этом много думает и мечтает. Смотрит куда-то и опять думает и мечтает. Слушает музыку. Такую же, как и все, только героическую. Иногда даже плачет. Много пьет. Когда герой напивается, ему кажется, что он умирает. Также как и все, только героически. Герой пропадает героически, героически ходит и даже завтракает. Хорошо, что среди нас есть такие герои. Жаль, что со временем их становится меньше.

.

Кафка

Я закрылся в комнате на верхнем этаже дома, где меня пока еще не досчитываются за обеденным столом. Я завесил шторы, заткнул все щели, провел ряд экспериментов. Страшно думать о том, что не страшно так провести несколько дней своей жизни в надежде на то, что кто-то будет приносить еду и вдохновение. Муза с лицом поварихи из детского сада, оттуда же и все комплексы, страхи, ненависть и недоверие. Мне не нужен покой, гармония и вера в обычных людей, зависть к обычной жизни, обычное волнение перед принятием обычных решений. Мне нужно взорвать трансформаторную будку напротив, чтобы лишить улицу электричества, мне нужно пятнадцать промилей в день, мне нужно, чтобы в моих письмах появилось слово «Я». Возможно, «Я» террорист.

Заметка автора № 3

Не нужно бояться обидеть женщину, бояться нужно того, что она на вас не обидится.

Привет

Кому-то я могу сказать: «Здравствуй», в худшем случае: «Здравствуйте», кому-то просто махну рукой издали, молча кивну головой, кого-то вовсе не замечу, может, случайно, а может и намеренно. Друзьям или приятелям, даже хорошим знакомым, я подам руку и скажу: «Здарова!». «Добрый день, утро, вечер, ночь» я не учитываю, это бывает крайне редко. Вокруг меня много людей: хороших, плохих и даже никаких, а вот «Привет» сказать некому.

Милиционер

Аркадий всегда был хулиганом. В детстве его часто пугали милиционером. Когда Аркадий вырос, он им стал. Пусть он плохо учился в школе, в институте был алкоголиком и забиякой, но зато милиционер из него получился на славу. Свой участок он любил и каждодневно патрулировал, выявляя нарушения и заводя агентуру. Аркадий был справедливым и мягкосердечным человеком. Когда при задержании его напарник застрелил цыгана, Аркадий очень расстроился и даже не спал полночи. После этого его перевели в уголовный розыск, там он стал вместо бомжей ловить наркоманов, преступников и проституток. Спустя десять лет Аркадий наловил их столько, что его сделали майором и отправили на пенсию, но и там он не сидел без дела, а устроился охранником в соседнюю школу. Ее закончили дети Аркадия, ему было приятно там работать. Он любил на переменке собирать вокруг своего стола молодежь и рассказывать им о своих милицейских подвигах. Аркадий мог долго работать в школе, если бы девочки не начали жаловаться на него родителям. Аркадия осудили на шесть лет за растление малолетних и отправили в спец. тюрьму под г. Нижний Тагил. Там он шил рукавицы, а его жена покончила с собой, выпив уксус.

Заметка автора № 4

Если человек считает себя умным, талантливым, добрым, открытым, замечательным, неординарным, интересным в общении, располагающим к доверию и при этом ему не нравятся концерты Михаила Задорнова, фильмы Никиты Михалкова и моё чувство юмора, то такой человекЬ просто выёбывается.

P. S. Орландо Блум, получивший прозвище «Американский Хабенский» запретил своим друзьям и близким родственникам называть себя «Адмералъ» (произносится как Адмираль, со смягчением на конце)

 

Апофеоз

«Озноб», выпуск этого года завершен. Это не значит, что следующий выйдет только через год, я не намерен жить так долго, но это и не значит, что он выйдет завтра, это вообще ничего не значит. Ниже отведено место для ваших заметок, автору будет искренне наплевать на них.

 

Рецензия

 «Если человек не пьет и не курит, поневоле начинаешь задумываться, а не сволочь ли он?» (Чехов А.П.)

 

Вот собственно, то место, куда автор вышеизложенного непременно бы наплевал, как помышлял ранее, если бы не прошествие лет… и вот он уже сам требует отзывов и сам назначает себе рецензента. Что ж, такова воля автора, которой без всякой на то необходимости можно следовать.

Пред нами текст. По мнению автора, «сборник некро-сатирических рассказиков», общим числом их 28, включая введение, 4 заметки автора и апофеоз (все подсчеты произведены рецензентом самостоятельно в целях количественного анализа ценности написанного). Сюда же плюсом идут цветные иллюстрации автора с краткими подле них комментариями автора же. Итого получается, что работа сплошь авторская: от идеи до оформления, что облегчает нам задачу и позволяет говорить об одном совершенно конкретном тексте и одном совершенно конкретном человеке: Сердюков С.В. род. в 1986 году, в 2008 году окончил вуз по специальности «философия». Известен читателю по рассказам «Дендроид», «Роман с Порно», «О том как Поликарп с Антипом на тот свет попали» и др., а также как автор статей «За жизнь», «Хай, Файерстоун» (см. журнал «Б», «В», «Д», «Ё», «Ж», 2004-2008 гг.). Малоизвестными для  широкого круга читателей остались поздние работы Сердюкова С.В., такие как «Дерево», «Я – Христос» и др. То же можно сказать и о «сборнике некро-сатирических рассказиков» «Озноб». Не потому ли, что он и задумывался как послание, адресованное только одному человеку?

Рассказы, как правило, не превышают и трети страницы и имеют весьма непредсказуемую концовку, будто бы говорящую, что логика автора и логика под ред. Кириллова и Старченко – это две разных логики. Читатель вправе на это обижаться, в его же праве – недоуменно улыбаться или хохотать, или одобрительно кивать головой, но уже без улыбки. Фантазия и реальность, прошлое и никогда не существовавшее – равно действительны для автора, вот почему кто-то склонен воздать по чести авторскому воображению, а кто-то корчиться от боли и обиды узнавания.

Самое время пройтись по страницам повествования и отметить мотивы личного и социального в побуждениях пишущего. Так, хочется думать, что гражданская сознательность автора вылилась в рассказы «Милиционер», «Конченный». Не прошли незамеченными и студенческие годы С.В.Сердюкова («Похороны», «Каклицо Какуши»). Самообличающими звучат слова С.В.Сердюкова: «Исчезнет кино, так может и от меня ничего не останется» («Кино»), как рефлексия человека, никогда не читавшего книг… Однако ни у кого не возникает сомнения в том, что С.В.Сердюков многогранен в выборе описываемых тем: тема дружбы («Друг»), тема любви («Игра»), тема христианства («Рыбы»), тема знакомой женщины («Лошадь»), тема пьяной знакомой женщины («Пьяная»), тема героя («Герой»), тема Кафки («Кафка»)… Но всё же особо замечательными остаются заметки автора как квинтэссенция его способности уместить умное и смешное в лаконичном. То же имеет отношение и к комментариям иллюстраций, добавляя которые, автор зарекомендовал себя как уверенный пользователь ПК. Что, безусловно, повысило бы рейтинг его резюме в случае необходимости.

Как явление в мире современной литературы С.В.Сердюков не получил ещё ни одного качественного определения. «Послевоенный Хармс» или «наш ответ кузбасским соседям на их гришковцы»? Я же, как первый и пока единственный исследователь творчества нашего земляка С.В.Сердюкова, уроженца земли алтайской, оставляю за вами право дальнейших, отличающихся разной степенью правдоподобия, конструктивных интерпретаций его текстов.

Сазонова Е.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  7
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.