Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 24 (бумажный)» Поэзия» У переправы (подборка стихов)

У переправы (подборка стихов)

Батхен Ника 

▼ У ПЕРЕПРАВЫ (подборка стихов)

 

 

Куколка

 

Бабушка вяжет варежки,

Мажет вареньем булочки,

Пишет открытки – Валечке,

Юрочке, Дусе-дурочке.

 

Бабушка ходит, шаркает,

Гладит фланель халатика:

– Лето, мол, будет жаркое,

Ходит внучок патлатенькой.

 

Сучка щенится истово,

Яблоня пустоцветится,

Дома альбом пролистывай –

Как ещё с нами встретиться?

 

Хлоркой несет, больницею

Лето старушье минуло.

Время спешит за спицею,

Гнутою, алюминиевой.

 

Спится несладко, муторно,

Хрипы, шаги да шорохи.

Бабушка вновь на хуторе

В сенном душистом ворохе.

 

Плечи гудят и пальчики

В черной земле – не счистится.

Будут смеяться мальчики,

Все на подбор плечистые.

 

В клубе гулянка с танцами,

В кадке опара пыжится,

Мама бредет со станции,

Дышится... ды-ши... дышится.

 

Летней щербатой баночкой

С тумбочки – дзынь – варенье.

Бабушка стала бабочкой.

Легкого ей парения!

 

 

Звериный рай

 

Боль выдают по вере.

Время наложит жгут.

Самые верные звери

Хозяев ждут.

 

Что им Эдем для тварей

Слева от райских врат?

В ирий не пустят парий,

Не надо врать.

 

Людям гореть и плакать,

Людям терпеть и тлеть,

Мордой в земную слякоть,

Спиной под плеть.

 

Выделен ангел-папа.

Кошке, кобыле, псу.

Моет с прогулки лапы,

Ищет в лесу.

 

Кормит, покоит, лечит,

Строит и стол и дом.

Кошка скакнет на плечи,

Пес – под крылом.

 

Кто-то в тиши дичает,

Кто-то растит жирок,

Кто-то ещё скучает,

Скребет порог.

 

Рай, говорят, направо.

Только искать на кой?

Здесь и любовь и слава.

И молоко!

 

Люди идут иначе,

Платят свои долги…

Я поводок припрячу,

А ты – беги.

 

 

Самолётная колыбельная

 

Когда ещё случится встретиться?

Дожди бегут, часы спешат.

Большая звездная медведица

Пасет на небе медвежат.

 

Ведом неверными приметами,

Покинь перрон, взойди на трап!

А медвежата за кометами

Спешат со всех неловких лап.

 

Земля дорогами расчерчена

Из Рима в мир, из сердца вон.

Луна тяжелая как женщина,

Садится в облачный вагон.

 

Прямой полет – прямая выгода,

Салон заполненный на треть.

На небе нет иного выхода –

Свети, когда не можешь греть.

 

Терпи причуды гололедицы,

Пиши по белому мелком.

Глянь – малыши Большой медведицы

Спешат за звездным молоком.

 

…И ничего уже не сложится,

Ни суеты ни багажа.

Лишь перемазанная рожица

И негасимая душа.

 

Изморозь

 

Не было печали – пришла зима,

Подарила шубы взамен серег,

Распихала платья, да в закрома,

Попросила хлеба – а кто сберег?

 

Век живем, как птицы – Господь, одень!

Малых, неприкаянных накорми!

Делу лень до вечера. Длится день,

Домовые прячутся за дверьми.

 

Дурачок на печке, сверчок молчит.

Ставишь богу свечку, и черту ставь.

Выйду на крылечко, снежок мельчить.

Выйду босиком, да по следу ржавь.

 

На лице свинец, по бровям сурьма,

И на шее белые янтари.

Затвори руду, госпожа зима,

Кровь мою горячую утоли.

 

Упокой до света, а там, глядишь

Оттепель несмелая, белый пух.

По ветвям, по крышам Господня тишь…

И её – на части – кнутом – петух!

 

 

 

Мартиролог

 

Когда умирают вещи –

Шуршат и исходят прахом,

По ткани неровно рвутся

Не доходя до шва.

                                                               

Под патиной не почуешь

Был вензель там или профиль,

Прагматику древоточцу

Нет разницы – дуб, орех.

 

Сыреют в подъезде книги –

Гравюры, сафьяны, яти,

Их нюхает кот и хмуро

Бросают в костер бомжи.

 

Бумага гореть не любит,

Тепла от неё не сыщешь,

От писчей не пахнет пищей,

На ватмане карандаш

 

Оставил следы батона,

Оборванный контур рыбы,

Стакан – не поймешь без водки

Он сух или полупуст.

 

Когда умирают вещи,

Уходят черты и резы

И надписи «Делал мастер»

А имя – не разобрать.

 

Лиловый цветок ткачихи,

Автограф в кольце под камнем,

Клеймо оружейных или

Скрипичных высоких дел.

 

Вы видите – бородатый

Старик составляет лаки,

Счастливчик портной искусно

Обметывает петлю.

 

Играет «люблю» в бокале –

Такого вина не помнят

Московские старожилы –

Московские – те, кто жив.

 

Когда умирают вещи –

За ними уходит память,

За памятью длятся тени,

И время спешит вослед.

 

Беззвездная бездна манит

Ни звона ни вдоха ныне –

Свою земляную вещность

На вечность давай, меняй!

 

Попробуй – ты будешь ангел,

Бесплатно взойдешь бесплотный,

И скажут – пришел Денница,

Спасайте детей и сны.

 

Попробуй – казенной робой,

Вчерашним хлебцом и рыбой,

Патлатый, безумный, вещий –

Я царь. Я гонец. Я – вещь.

 

Когда умирают вещи,

Они умирают долго.

Когда умирают люди,

Им страшно…

А смерти – нет.

 

 

● ● ● ● ●

 

Как рыдала до хрипу на стогу –

Без тебя, голубчика, не могу!

А пришла зима, занесло стога

– Каждая травиночка дорога.

На слезах поставила каравай,

Подгорит поди – а ты ешь давай,

По сусекам выбрано, сметено,

И вода обманчива как вино,

И снега изменчивы как слова,

Скрыли все следы – а чего скрывать?

В бане все мы голые, малыши,

Кто отмыл бы глупеньких до души…

Проще сделать новую – будет жить

На тебя, голубчика, ворожить,

Ворошить стога и топтать снега –

Каждая любвишечка дорога.

…Ну а мне упрямой одно дано

Во поле ходить, хоронить зерно.

Если ж не заладится урожай –

Испечем гречишники. И не жаль.

 

 

Гостинец

 

У неё, красивой, будильник, заведённый на семь ноль пять,

Но она просыпается в полшестого, оттого, что не может спать,

Жадно слушает, как в постели дышит хомо – такой смешной,

Как снежинками захрустели сны о свадьбе с чужой княжной,

Капля пота по тонкой коже, тень свисающей простыни…

Эти дни у людей похожи, соответственны эти дни.

До рассвета дышать и вещи собирать и просить «звони»,

Слышать голос – наверно, вещий, чуять запах чужой стряпни.

Расставаться конечно рано, но будильник звенит «пора»

И у бога другие планы на остывшую часть утра.

Хомо – хомини. Что, домини, ты бы смог переждать в селе?

Любоваться, как лёгкий иней рассыпается по земле,

Сыпать в ясли сухое сено, гладить морду и бок вола,

Не тревожить жены поныне, если поздно вчера легла,

Променять всех на свете грешных на живое тепло и пот?

Посмотри, как растёт орешник, как плывёт по теченью плот,

Зреет плод…

Закрывают двери. На такси до метро. Пока

Нам нелепым дают по вере, от дыхания до глотка,

Ожидание будет длиться, заскорузлое что кора,

Будут мститься чужие лица, телефонные номера.

В номерах засыпают обок – просыпаться наедине,

В суматохе звонков и пробок независимо леденеть...

Страстным страхом пропахло ложе. Кенотаф. Бастион. Нора.

Капля пота по тонкой коже. И будильник – на семь утра.

 

 

У переправы

 

Сласти нынче дороги. Потому

Не спешится встречать царя.

Мишуры китайской полно в Крыму –

Глянь – отсюда до января.

На базаре с чудом сплошной пардон,

Вместо ели опять сосна.

Но нежданный гость постучался в дом

И ботинки у входа снял.

В бороде запутан сухой листок,

Пахнет пряностями халат

Из одних заплат… Говорили – строг,

Обещает и мор и глад.

Оказался скуп на слова, зато

Отыскал молоток и гвоздь

Убирал посуду, играл с котом,

Как обычный хороший гость.

Как же славно с ним преломить пирог,

Выпить чаю, достать конфет.

…Все снежинки в мире придумал бог –

Двух похожих на свете нет.

До поры до времени быть зиме

С красной пылью снега мешать.

В Вифлееме Сын побеждает смерть

Мы поможем ему дышать.

Двух прохожих надо найти в порту

И купить билет на паром.

Я протру со стола, а потом пойду

Вспоминай обо мне порой...

Штормовое время зимой в Крыму,

Валит стены, крушит кресты.

Трое к вечному свету плывут сквозь тьму,

Сквозь пустыню, где «пусть» и «ты».

 

г. Феодосия

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.