Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 24 (бумажный)» Проза» Слезы под дождем (фрагменты утраченного цикла)

Слезы под дождем (фрагменты утраченного цикла)

Ликбезюк Акакий 

СЛЁЗЫ ПОД ДОЖДЕМ (фрагменты утраченного цикла)

 

ОДИНОЧЕСТВО

 

Я проснулся сегодня очень рано. Встал, заправил кровать. Долго чистил зубы в ванной. Сварил себе яиц, наконец-то они получились всмятку - так их мне делала мама в детстве когда-то. Я намазал себе хлеб маслом, сварил слабенькое кофе в турке - из-за давления мне нельзя пить крепкий кофе. Ел и смотрел в окно. Второй уже день не вижу людей, одних птиц за окном.

 

За сотни километров от этих строк несколько часов назад проснулся мой дедушка. Он встал, заправил кровать. Быстро почистил зубы в ванной. Пожарил себе картофелину, разрезанную на несколько плоских долек – так ему их делала в прошлом его жена, моя бабушка. Порезал хлеб с колбасой, налил кипяток в стакан - из-за давления ему нельзя пить ни чай, ни кофе. Ел и смотрел перед собой. Уже много лет, просыпаясь, он видит перед собой старые вещи и память.

 

Когда-то много лет, дней и часов назад, рядом с ним была его жена – моя бабушка, она готовила ему завтрак,  в гости к ним пришла их дочь – моя мама, за окнами раздавался детский смех, это я – маленький пацан, бегал с игрушечным самолётом в руках, смотрел в небо и представлял, что я летаю.

 

РАК

 

Когда я был маленьким, одним, далёким и очень дождливым вечером папа привёз домой мешок раков. На выходных был праздник, собралась толпа гостей, чтобы отпраздновать какую-то памятную дату и поесть варёных деликатесов. Съели всех раков, кроме одного. Рано утром я своровал его из мешка и пустил в ванную, стоящую в огороде, ещё перед тем как мама начала их мыть для готовки. Он жил долго. Но не в этом суть. Обычно по утрам я приходил на него посмотреть. Он был большим, костяным, весь в наростах, с огромными буро-зелёными клешнями. Мне нравилось бросать в него кусочки еды и наблюдать, как он неспешно их поедает. А когда я водил рядом с ним по дну ванны прутиком, раздавался противный, склизный скрежет и рак от страха бил хвостом и резко плыл куда-то в сторону спиной. Мне даже показалось, что мы с ним стали друзьями. Представь мой шок, когда вдруг обнаружилось, что в ванной оказались два рака! Один был мой - большой и старый, другой - чужой - среднего размера, какой-то розоватый и с нежной раковиной-плёнкой, которая продавливалась, когда на неё нажимаешь, а его клешни не царапали, а щекотали.

Но потом я увидел, что мой старый рак умер. Он никак не реагировал на палочку, которой я водил по дну ванны рядом с ним.

Я убил молодого рака, раздавил его розовое тельце кирпичом и смотрел, как из-под него вытекает сукровица. Мне казалось, что мой рак погиб, потому что его убил молодой чужак.

Потом оказалось, что старый рак просто сбросил панцирь...

Каждый мой рассказ - это панцирь, который я сбрасываю, чтобы показать моему читателю, какая у меня тонкая кожица и что я могу быть новым и нежным.

 

СОЛЁНОЕ ОЗЕРО

 

На земле есть место, которое я люблю больше всего.

Это маленькое соленое озеро, запрятанное в бескрайних просторах Сибирских степей. Моё детство прошло рядом с ним, но только с возрастом я понял, что оно значит для меня.

Когда-то я пришёл к озеру со своей любимой женщиной, у меня давно уже были мысли привезти её сюда и именно здесь открыть ей дверь в мой мир.

Как сейчас помню: рядом шумит камыш, отражение солнца слепит глаза, где-то позади меня трещит ветка. Спиной я чувствую её приближение. Аня сзади обнимает мою спину, кладёт голову на плечо и смотрит туда, куда смотрю я – на озеро. Его поверхность такая гладкая, что если стоять босыми ногами в воде и приглядеться, то можно увидеть, как биение сердца отдаётся на поверхности еле заметными волнами. Тогда, я повернул голову в её сторону, вдохнул запах волос - они пахли травой и озёрной водой - и подумал:

«Если бы я был сосудом, который устал носить в себе вино жизни, то я бы хотел, чтобы там, стоя в воде, мои стенки треснули, из меня бы хлынула алая жидкость, она бы растворилась в розовой глади, сделала её цвет чуточку краснее, а потом солнце коснулось края горизонта и моя красная тень на воде, все, что от меня бы осталось, плавно вытекла за пределы этого мира вместе с багровым шаром»…

 

С тех пор я больше никогда не приходил на озеро с кем-то. И не приду.

 

В следующий раз я приду туда ночью, опущусь спиной в черные, мягкие и такие солёные ладони озера и буду, качаясь на волнах, смотреть в небо. Наверное, я буду счастлив, а, может, я буду плакать. Нет, я точно знаю, что это будет одновременно. В эти секунды озеро из-за моих слез будет солёным как никогда.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.